«МОЙ ДРУГ ЦЗЯНЬ ЦЗЕМИНЬ

14 ноября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 14 ноября-21 ноября 1997г.
Отправить
Отправить

Визит Бориса Ельцина в Пекин ожидался, по крайней мере в России, с не меньшим нетерпением, чем Цзянь Цземиня в США...

Визит Бориса Ельцина в Пекин ожидался, по крайней мере в России, с не меньшим нетерпением, чем Цзянь Цземиня в США. Российская пресса, предчувствуя, что встреча российского и китайского лидеров несомненно окажется в тени американского турне председателя КНР, загодя начала готовить общественное мнение к восприятию ее как события, по крайней мере, планетарного масштаба. Российское руководство отдавало себе отчет в том, что тягаться с американцами в области экономического сотрудничества вряд ли возможно: товарооборот США - Китай превышает российско-китайский более чем в 8 раз! Однако дипломатическую битву за влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе Россия проигрывать без боя не собиралась. Тем более что Москва вполне осознавала свои преимущества перед американцами - у России нет претензий к Китаю по поводу прав человека и она не запрещает своим компаниям (как государственным, так и частным) продавать китайцам и энергоносители, и оружие, и ядерные технологии.

Накануне отлета в Пекин президент России, помня о программном выступлении Билла Клинтона перед прибытием Цзянь Цземиня в США, дал российским средствам массовой информации пространное интервью, посвященное развитию российско-китайских отношений. Очевидно, по взаимной договоренности, аналогичное выступление перед прессой сделал и китайский лидер. Однако оно было выдержано в лучших традициях партийной демагогии, и придирчивые журналисты вряд ли смогли найти в нем что-либо, кроме общих лозунгов о неизбежности укрепления российско-китайской дружбы. Так что вернемся к выступлению Бориса Ельцина.

Как и ожидалось, главным аспектом, по которому совпадают взгляды Москвы и Пекина, является многополюсный вариант развития мировой политической системы. «Мы выступаем за строительство такого мирового порядка, где нет места претензиям на исключительность», - заявил президент России. По его мнению, многополярный мир - это самая демократическая модель мироустройства и она наиболее полно отвечает интересам и малых, и средних, и великих государств. Без сомнений, это для России главный аргумент против сближения КНР с Соединенными Штатами, которые не устают подчеркивать во всех своих концепциях, что после распада СССР они стали единственной мировой супердержавой. Пока что позиция Москвы отвечает взглядам Китая на развитие мировых политических процессов. Однако недавно те же США в своих анализах развития мира в XXI веке стали отмечать, что ориентировочно во второй четверти следующего столетия они ожидают появления страны, сопоставимой с ними по экономическому и военному потенциалу. Исследовательские центры «Рэнд корпорейшн» и «Тихоокеанский совет по международной политике» пришли к выводу, что если КНР сохранит свои темпы экономического роста (не менее 6% ежегодно), то этой страной несомненно станет она. Интересно, будут ли тогда совпадать взгляды Москвы и Пекина на многополярность мирового устройства?

Еще один вопрос глобального характера, который Ельцин намеревался обговаривать с Цзянь Цземинем, касался стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, неотъемлемой частью которого считает себя Россия (беспрестанно повторяя, между прочим, что она в то же время - европейская держава). Президент РФ заявил, что у его страны есть свои права и обязанности в Азии, к сожалению, не уточнив, что он под этим понимает.

В контексте вышесказанного, особую актуальность приобретает проблема восточного участка китайско-российской границы, за которую, начиная с XVII века, обе страны положили не одну сотню голов своих граждан. Теперь пограничный конфликт урегулирован. Легко догадаться, какие чувства испытывают россияне, осознавшие, что их лидеры отдали Китаю более полутора тысяч гектаров Приморского края, а также легендарный остров Даманский - главный объект территориальных споров 60-х годов, обильно политый кровью советских граждан. Но договор об уступках был подписан Ельциным еще в 1992 году, когда Россия была совсем другой страной, а сегодня президенту нужно было как-то выходить из щекотливой ситуации и оправдаться перед своим народом, который традиционно болезненно воспринимает любые уступки иностранным «супостатам», особенно территориальные. Решение было найдено. Год назад начались российско-китайские переговоры о совместном хозяйственном использовании некоторых пограничных участков, на которые в результате демаркации границы будет распространен суверенитет другой стороны. Результатом этих переговоров стало соглашение о совместном использовании островов, переходящих от одной стороны к другой. И Ельцин торжественно заявил, что в Пекине он наконец-то подпишет этот документ. Более того, он сообщил, что собирается сделать со своим китайским коллегой важнейшее заявление об окончательной демаркации восточной части общей границы. Президент России уверен, что это является настолько важным шагом, что ради его одного ему стоило ехать в Пекин.

Теперь об экономическом сотрудничестве. Как уже упоминалось выше, Россия намного уступает США в вопросах двусторонней торговли с Китаем. Однако Москва не собирается сидеть сложа руки, и уже в 2000 году доведут свой товарооборот с КНР до 20 млрд. долларов. В ходе визита в Китай президент России намеревался «вдохнуть жизнь» в российско-китайское торговое сотрудничество, которое за последнее время переживает заметный спад. При относительно невысоком объеме товарооборота между двумя странами в 1996 году, который составил немногим менее 7 млрд. долларов, за восемь месяцев текущего года эти показатели снизились еще на 20 %.

Среди причин падения уровня товарооборота эксперты выделяют, в частности, недостаточно высокое качество китайских товаров, которые поступают на российский рынок, в то время как российский потребитель стал придирчив к качеству приобретаемых товаров. Вследствие этого, спрос на китайскую продукцию заметно упал.

В то же время Китай в последние месяцы стал меньше покупать российских химических удобрений и металлопроката. В связи с этим эксперты отмечают, что Россию не удовлетворяет однобокая тенденция в двусторонних торговых отношениях, при которых Россия рассматривается Китаем в основном как поставщик ресурсов и энергоносителей, а также вооружений и военной техники. Москва намерена изменить этот крен, сделав акцент на сотрудничестве в области высоких технологий и создания совместных промышленных объектов. Российская сторона намерена также поднять вопрос о продаже Китаю современных пассажирских авиалайнеров Ил-96 и Ту-204.

Отметив, что задача довести объем товарооборота между двумя странами до 20 млрд. долларов - «далекая цель», эксперты подчеркивают, что преодолеть временный спад в торгово-экономических отношениях возможно. Не последнюю роль в этом может сыграть и продажа в Китай российского оружия. По данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира, в 1991-95 годах КНР закупила у России оружия на 4,1 млрд. долларов, но это еще не предел. В прошлом году Пекин за 2,7 млрд. долларов приобрел лицензию на производство российских штурмовиков Су-27 без реэкспорта в третьи страны. В начале 1997 года военные специалисты двух стран договорились о продаже двух новейших российских эсминцев класса «Современный», оснащенных управляемыми ракетами, а несколько месяцев тому назад стало известно, что Китай покупает за 200 млн. долларов две российские подводные лодки класса «Кило» с торпедным вооружением. В настоящее время Россия поставляет в КНР зенитный комплекс Тор-М1, способный поражать высокоточное оружие, а в российских военных вузах учатся около 200 китайских офицеров и курсантов.

Так что потенциал у российско-китайского сотрудничества имеется. Он-то и предопределил общий успех пекинской встречи на высшем уровне. Кроме упомянутого российско-китайского заявления относительно демаркации общей границы, Борис Ельцин и Цзянь Цземинь подписали ряд документов, направленных на дальнейшее укрепление российско-китайских экономических отношений, в их числе соглашения о сотрудничестве в развитии алмазно-бриллиантового комплекса двух стран, о сотрудничестве в области надзора за деятельностью кредитных организаций, о руководящих принципах в деятельности Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития и т.д.

Кроме того, первым вице-премьером Борисом Немцовым и заместителем премьера Госсовета КНР Ли Ланьцином были подписаны меморандумы о взаимопонимании по основным направлениям экономического и научно-технического сотрудничества между Россией и КНР, об основных принципах подготовки технико-экономического обоснования проекта строительства газопровода для транспортировки газа из Восточно-Сибирского региона России в КНР и далее в третьи страны и разработки Ковыткинского газо-конденсатного месторождения в РФ.

Было также подписано соглашение между правительством России и правительством КНР о принципах сотрудничества между администрациями субъектов РФ и местными правительствами в КНР.

Лидеры двух стран поговорили и о политике в глобальном масштабе, в основном о проблемах Азиатско-Тихоокеанского региона. Внимание было уделено ситуации в конфликтных точках, в частности в Афганистане и Камбодже, а также индийско-пакистанским отношениям. Были также затронуты вопросы о положении на Корейском полуострове и об очередном иракском кризисе. Как и ожидалось, позиции Москвы и Пекина по этим вопросам в значительной степени совпадают и серьезных разногласий у сторон по ним не имеется.

Наконец, помня о неформальной встрече Клинтона и Цзянь Цземиня накануне официальных переговоров в Вашингтоне, Ельцин особенно старался подчеркнуть, что у него с китайским лидером сложились прекрасные личные отношения, а атмосфера задушевности и взаимопонимания, в которой проходят все их встречи, помогает находить общий язык по самым сложным проблемам. Стратегическое партнерство на уровне личного доверия друг к другу председателя КНР и президента России - такова формула отношений между двумя странами, предложенная Ельциным. Своего же китайского коллегу российский лидер называл не иначе как «мой друг», а тот и не возражал, стараясь в беседах с российским президентом иногда переходить на русский язык (в свое время Цзянь Цземинь учился в Москве). Квинтэссенцией признаний двух лидеров в верности взаимной дружбе стала фраза президента России, тут же подхваченная мировыми информагентствами: «Представляете, такой мощный букет - миллиард двести человек жителей Китая и 150 млн. россиян». Думается, особенно хорошо представили такой «букет» в Вашингтоне.

В общем, нужно признаться, что визит президента России в Китай удался. Сделав ставку на отсутствие противоречий практически по всем вопросам и на личные взаимоотношения, Борис Ельцин в результате своей встречи с Цзянь Цземинем добился практически такого же эффекта, что и Билл Клинтон, сделавший упор на экономические аспекты взаимоотношений с КНР. Неизвестно, кто окажется в будущем в большем выигрыше - Россия или США, несомненно лишь то, что Китай выиграет в обоих случаях.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК