Эдуард Гурвиц: «Мы просили одного — предоставить Одессе статус города-региона»

25 августа, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 32, 25 августа-1 сентября 2006г.
Отправить
Отправить

На фоне глобальных государственных проблем украинские города и веси за прошедшие полтора года, можно сказать, развивались тихо и незаметно от государева ока...

На фоне глобальных государственных проблем украинские города и веси за прошедшие полтора года, можно сказать, развивались тихо и незаметно от государева ока. Миллионная Одесса тоже варилась в собственном соку. На местах знают, чем чревато зачастую повышенные «внимание» и «забота» Киева. Потому главная молитва по-прежнему была одна: «Чтобы не мешали». Примерно с такой мыслью прожила все это время и одесская власть.

Полтора года назад в кабинет на Думской площади благодаря оранжевой революции вернулся Эдуард Гурвиц. Спустя семь лет. И свое право управлять городом закрепил на выборах в марте этого года. Эдуард Иосифович принял городское хозяйство от своего предшественника как тяжелое наследие, следы которого видны повсюду. Гурвиц уверен, что годы правления Руслана Боделана принесли Одессе больше вреда, чем пользы. Однако исправлять чужие ошибки гораздо труднее. Проще совершать свои. Поэтому в адрес новой команды летят зачастую те же обвинения, что и в адрес предыдущей.

Насколько они серьезны?

Нет сомнения, Эдуард Гурвиц — мэр, который мечтает видеть Одессу европейским городом. Если городской голова заставляет мыть колеса самосвалов и бетомешалок, чтобы не развозили грязь по улицам, и останавливает стройки, если этого не делают, то, согласитесь, это чего-то стоит. И все же мечты и их воплощение в жизнь — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Эдуард Иосифович, прошедшие полтора года вы проработали, можно сказать, в комфортных условиях. У вас была поддержка в Киеве. Областное руководство в вашу работу не вмешивалось. Сегодня в стране — новое правительство, в области — новый губернатор. Что означают эти кадровые перемены для вашей команды и Одессы в целом?

— За полтора года работы мы действительно не ощутили влияния Киева. Хорошо это или плохо? Я не знаю. Киеву было не до нас — там решали глобальные проблемы. Поэтому мы старались поменьше беспокоить руководство. Из того, что просили, ничего не получили. Но спасибо, что ничего и не забрали.

А вообще нужно сказать, что отношения муниципальных властей со столицей в сравнении с 90-ми годами стали определеннее. Прежде мы работали в ужасных условиях: не было достаточной законодательной базы о местном самоуправлении. Эта база и сейчас далека от совершенства, но ее уже не истолковывают произвольно, всяк по своему разумению.

— А что вы просили у Киева?

— Самая важная просьба — позволить Одессе реализовать в рамках административно-территориальной реформы пилотный проект по получению статуса города-региона. Мы с этой просьбой обращались к президенту, правительству. С нами соглашалось руководство области. Но тогдашний вице-премьер Роман Безсмертный решил начать административно-территориальную реформу со своей родной деревни. Чем это закончилось, всем известно. Между тем статус города-региона Одессе необходим как воздух. Почему? У нас самая высокая в стране плотность населения. Миллионный город задыхается от нехватки территорий. А на нынешних границах города идет бессистемная застройка, землю раздают и продают, городская власть никаким образом на этот процесс повлиять не может. И город теряет перспективу развития. В сущности, вопрос стоит — быть или не быть Большой Одессе, о создании которой мы говорим, начиная с 90-х годов.

— От идеи города-региона вы не отказались и сегодня. На что надеетесь?

— Здравый смысл подсказывает, что административно-территориальная реформа необходима. И Одесса готова стать полигоном для воплощения этой идеи.

— Как вы расцениваете назначение Ивана Плачкова на пост губернатора области?

— Иван Васильевич, на мой взгляд, был на своем месте в министерском кресле. Но сменилось правительство, обновление кадров в этом случае — естественный процесс. Назначение Плачкова на должность главы области мне кажется удачным — он наш, местный, знает специфику и проблематику края. Надеюсь, что у нас сложатся нормальные рабочие отношения.

— В городском совете сформировано большинство, которое подписало предложенный вами меморандум о сотрудничестве между городским головой и депутатами горсовета. Насколько это большинство стабильно теперь, когда мы имеем совсем иную расстановку политических сил на властном олимпе? Означает ли это, что у городской власти может появиться более серьезная оппозиция?

— Я вообще не склонен переносить политическую схему, которая существует в парламенте, на местные советы. Независимо от идеологических симпатий, у исполнительной власти и депутатского корпуса главной целью остается решение городских проблем. Они, как известно, внепартийны. Ради этого и был подписан «Меморандум ради достижения общественного согласия и процветания Одессы». Большинство не было для нас самоцелью, оно, на мой взгляд, вообще должно определяться общностью целей и задач, а не договоренностями или партийной дисциплиной. И 102 депутута из 120 поставили свои подписи под меморандумом.

— Депутаты, которые не подписали меморандум, — это в основном сторонники бывшего мэра Одессы Руслана Боделана, у которого нынче появилась возможность вернуться на Родину. Готовится ли команда Гурвица к появлению главного оппонента?

— Там есть разные люди. И меня, честно говоря, не беспокоит, что какое-то количество депутатов не подписало меморандум, в еще большей степени — чьи они сторонники. Главное — сторонники или противники они развития Одессы. Что же касается Боделана…

Я никогда не считал этого человека своим оппонентом. Скорее, мы антиподы. Если говорить о профессии, то я — строитель, он — профессиональный разрушитель. Интересующиеся граждане могут обратиться к деятельности Боделана на всех руководящих постах, которые он занимал в течение всей жизни, и они убедятся в справедливости моих слов. Когда президент Кучма наградил его орденом «За заслуги», я пошутил: в таком случае следующий орден он получит, если станет пускать под откос поезда…

Боделан, возможно, и любил Одессу, но «очень странною любовью». Городское хозяйство, которое мы получили после него через семь лет, оказалось в ужасном состоянии. Многое разбазарено, разворовано, уничтожено. Вы очевидец, в каком состоянии оказались дороги, жилищно-коммунальное хозяйство, как уничтожалась санаторно-курортная зона и перспективы ее развития, как раздавались налево и направо прибрежные земли. Сколько при этом недополучила местная казна — в оценках теряется даже следствие. Я не буду подробно на этом останавливаться. Это вещи общеизвестные. Поэтому появление в стране Боделана, объявленного в международный розыск, было бы крайне полезно для следствия. И независимо от того, прекращаются или возбуждаются по политической погоде уголовные дела, вопросы остаются… И не только к Боделану. Возможно, объятия, поцелуи и поздравления бывшего президента с высшими руководителями и есть проявлением дипломатического этикета, но проявлением истинно христианской морали были бы передачи ему в тюрьму.

— Эдуард Иосифович, вы не приемлете то, что делалось вашим предшественником. Но объясните, почему сейчас вашу команду обвиняют в том, в чем в свое время обвиняли команду Руслана Боделана?

— Я далек от мысли, что наша команда идеальна. Знаю и шутку, что нынешние чиновники берут более высокие, чем при Боделане, взятки «за честность». Вообще во все времена кадры были такой же проблемой, как и деньги. Но я скажу вам, в чем наше главное отличие. И сам Боделан, и его команда, вмонтированная в прежнюю систему власти, разрешали все проблемы со своими противниками и конкурентами, убивая их, разоряя, ломая бизнес, уничтожая морально. Я вынужден напомнить, что, захватывая Одессу, команда Боделана при молчаливом согласии руководства страны и при содействии всей правоохранительной системы пролила море крови. Убили начальника юридического управления горсовета Сережу Варламова, убили Игоря Свободу, руководителя Киевского района города, расстреливали Леонида Капелюшного, журналиста и председателя городской избирательной комиссии. Совершенно беспрецедентная ситуация даже для тех бандитских времен — попытка взорвать Дом приемов на Гагаринском плато, когда там находился весь состав горисполкома, около сорока человек. Было два покушения на меня. Кто был заказчиком этих преступлений? Я не могу назвать конкретные имена, но точно знаю: заказчиком была власть.

Сегодня в Николаеве судят некоторых исполнителей терактов. Скоро год, как идет суд над людьми, которые пытались уничтожить не просто команду Гурвица, а все то, что было началом демократических преобразований в Одессе. И я не премину еще раз поблагодарить за наше спасение на Гагаринском плато «альфовцев». Кстати, тогда преступники были задержаны. Но их отпустили через три месяца. Под залог. Потом они совершили ряд убийств и опять были схвачены… Я как потерпевший читал материалы дела, которые касаются непосредственно меня. Нет сомнений, что среди участников и пособников были представители одесской милиции. К сожалению, уверенности в том, что заказчики будут наказаны, у меня нет.

— Я понимаю вашу позицию. Но, задавая свой вопрос, я имела в виду проблемы, связанные с решением земельных вопросов, застройкой побережья, сохранением исторического центра Одессы...

— Я отвечу. Мы пришли в 2005 году, когда три десятка санаториев, дома отдыха были распроданы за копейки. Мы собрали все эти материалы и отдали в прокуратуру, СНБО. Но увы, ответа нет... В мае 2005 года я направил в правоохранительные органы материалы касательно ремонта дорог. На этот «ремонт» в 2004 году было потрачено 88 млн. грн., но ухабы как были, так и остались. Кстати, что любопытно: 5 млн. долларов внесла на ремонт дорог греческая фирма «Механики». Куда девались деньги? В 2005 году мы потратили на ремонт дорог столько же, и результат налицо.

Что касается застройки прибрежных территорий. Во-первых, я считаю, что наше побережье используется в целом плохо, бессистемно и тупо. А это основное богатство Одессы вместе с ее историческим центром. Город имеет отличную возможность и должен развиваться как туристический и курортный центр. Одесса может привлечь миллионы туристов и отдыхающих. Для этого необходимо многое сделать, в том числе и благоустроить побережье. На меня большое впечатление произвел город Балтимор. Это было в 1991 году. Я тогда впервые попал за границу и впервые увидел благоустроенное побережье. Когда-то там были порт, склады, причалы. Но в Балтиморе провели референдум, и жители решили, что порту не место в городе. Для нового порта отвели место в 25 километрах от Балтимора. А на месте старого построили набережную, музей и дельфинарий, отели, словом, все, что необходимо для привлечения туристов. Кто мне объяснит, почему в Одессе не должно быть набережной? Почему на действительно прекрасных склонах должны пастись козы? Кого вообще устраивает нынешнее состояние побережья?

Нам необходимо укрепить и береговую линию, сохранить пляжи и благоустроить их. (Каждый год для этого требуется тысячи тонн песка.) Необходимо реконструировать трассу здоровья вдоль моря.

Первый крупный проект, который позволит привести в порядок часть нашего побережья, и намерена осуществить фирма «Механики». Хочу отметить, что этот проект был утвержден и согласован еще прежней властью. С моей точки зрения, это было не самое лучшее решение и не на самых выгодных условиях. Все это стало поводом для пересмотра проекта. Первоначально предстояло построить 185 тысяч кв. м площадей, которые весьма вероятно были бы использованы как апартаменты для продажи частным лицам. В конечном итоге мы бы имели на склонах жилые дома. Вряд ли это разумно. Я считаю, что на побережье необходимо построить сеть классных отелей, пансионатов, развлекательных центров, что привлечет в город туристов и создаст условия для хорошего отдыха жителям города. Была уменьшена плотность застройки территории, и количество квадратных метров сокращено до 125 тысяч. Заранее оговорено с президентом компании «Механики», что здания не могут использоваться, как жилые дома. Было согласовано, что на 10 гектарах земли — половине отведенной территории — будет разбит парк с киноконцертным залом. Кроме этого, 172 млн. грн. будут вложены в укрепление побережья. Оговорено, что проходы к морю будут свободными, пляжи останутся городскими, открытыми и доступными для одесситов. Проект включает строительство подземных паркингов большой вместимости. Наконец, предусмотрено, что город получит 7% от всех построенных площадей — это 8,5 тыс. кв. м. Скажите, это ли не выгодные для Одессы условия?

Я всегда считал, что борьба с этим проектом — результат неосведомленности, плохой информированности.

— Разве в этом нет вины власти? Критика, которая звучит в адрес руководства города, связана с тем, что решение о застройке побережья и реализуемые проекты не проходили общественного обсуждения, мнением горожан при этом никто не интересовался. На эти нарушения, кстати, указывает и Госкомзем, который отправил на доработку проект, реализуемый фирмой «Механики Украины».

— Замечание справедливое. Видимо, старания нашего управления информации оказались недостаточными. Но меня удивляет и другое. Почему весьма выгодный проект фирмы «Механики» вызвал столь большое противодействие, когда проекты просто вредные, практически уничтожающие побережье от Лузановки до Аркадии, не волнуют ни экологов, ни общественность? Я имею в виду концепцию развития Одесского порта, которую отклонил горсовет. Она предполагает не просто намыв больших территорий в районе городских пляжей, а просто уничтожение их! Что касается заключения Госкомзема Украины, то вот вам один штрих. После того, как уже были устранены недоделки проекта, это ведомство спрятало готовое заключение в сейф... Намекая грекам: если, мол, вы нам взамен один гектар отдадите, то все будет в порядке. Это дикость. Греки, проработавшие в Украине не один год, много повидавшие, были шокированы...

Вся суть «общественных негодований» кроется в том, что огромную территорию склонов отдали под проект одной только греческой компании. А некоторые чиновные и «авторитетные» граждане хотели поделить их между двадцатью «авторитетными» фирмами. И каждый бы из них построил себе по гостинице...

Ситуация с земельными ресурсами в стране мерзкая. Они разворовываются и разбазариваются. Мы, чтобы избежать этого, решили продавать землю с аукционов. Казалось, большей открытости, чем на аукционе, быть не может. Но и тут последовали нарекания! Говорят: они продают нашу землю. А когда бесплатно раздавали, разве было лучше?

— В последнее время интерес к одесским аукционам снизился. Ежемесячно продается по одному участку. Хотя на торги выставляется земля у самого моря. В чем причина, по-вашему?

— Это связано с несколькими причинами. Вынесем за скобки политическую неопределенность в стране. Аукционы вызывают бешеное сопротивление у тех, кто может и привык хапать земли за бесценок. На нас оказывают давление инстанции, которые кормились с выдачи разрешительных документов, инспирируются десятки судебных исков, участников торгов запугивают, запутывают и так далее. А исполком по-прежнему одолевают просители — не продать им землю, а дать…

— Но ведь город дает. Есть решение исполкома, вами подписанное, из которого видно, что обустройством и застройкой остальных 20 гектаров склонов будет заниматься некая строительная фирма «Викоил». Город даже обязал ее принять участие в финансировании детального плана застройки этой территории. Насколько мне известно, это бумажная компания. У нее нет активов, нет доходов. В штате один человек в лице директора. Как вы это прокомментируете?

— Право на застройку этой фирме никто не давал. Она обратилась к городу со своими предложениями. Предоставила документы, что ее будет финансировать канадский банк. Но дальше этого дело так и не пошло…

Мы пытаемся сейчас сломать систему, при которой можно обратиться к руководству города с ходатайством и получить добро на разработку эскизного проекта. Это разрешение никакого права на застройку не дает, но потом фирмы начинают судиться с городом. Дескать, мы потратились, а вы нам отказываете.

Мне бы хотелось, чтобы в обустройстве побережья участвовали наши одесские крупные строительные фирмы, вместе объединившись. Одной это не под силу. И я об этом неоднократно говорил владельцам фирм.

— Предыдущее руководство города поделило рекреационные земли на зоны: деловую, жилую, ландшафтную. Такое зонирование позволяет в рекреационной зоне строить жилье, офисы. Был вынесен протест прокуратуры, поскольку это нарушение закона. Он был подан на рассмотрение вашей команде. Вы его отклонили. Почему? Вы резко критиковали предыдущую власть за подобную политику в земельных вопросах. Почему подходы остались прежними?

— Любой протест прокуратуры скрупулезно изучают эксперты. Это квалифицированные специалисты. Проблема не в плохой юридической проработке вопросов, а в самом законодательстве, далеком от совершенства. Это вообще отдельная и непростая тема для разговора. Застройка любой рекреационной зоны вызывает чрезмерный аппетит чиновников. И у них всегда находятся союзники в правоохранительных органах. Одесса не исключение. Мы предпринимали и предпринимаем попытки остановить такие стройки. Но в борьбе добра и зла не всегда побеждает добро. Вообще городская власть может только то, что в ее компетенции. Вот пример. Сегодня идет война за Одесскую киностудию. Общественность просит вмешаться. Но город может сделать единственное — не дать ничего лишнего построить на территории киностудии. Не имеющего отношения к кино. То есть ни жилья, ни гостиниц.

— Как вы считаете, стоит ли продавать землю у моря?

— Это как смотреть. Проданную землю с собой никто не увозит. Налог за ее пользование в казну города поступает. Вопрос в том, как участки будут потом использоваться. Если по целевому назначению, то никакой беды в этом нет. Если будет написано, что здесь должна стоять четырехзвездная гостиница и ничего другого никто не позволит, то опасаться тоже нечего. Но, если городские власти будут позволять возводить все что угодно, то это уже проблема.

— Еще совсем недавно на заседаниях градостроительного совета могли присутствовать журналисты и представители общественности. И вдруг неожиданно они стали проводиться в закрытом режиме. Маленькое помещение, которое не может вместить всех желающих, — это, согласитесь, не причина.

— Что касается работы градостроительного совета, которая вызывает такой живой интерес, то его заседания должны быть открытыми. Что он должен учиться работать в условиях свободы слова — сомнений нет. Надеюсь, что научится…

— Эдуард Иосифович, ваша команда, приступила к управлению городом, не имея концепции развития Одессы. Такой документ не появился ни до, ни после выборов. Думается, нынешний конфликт «город — порт» в какой-то мере тоже результат отсутствия концепции. Какой вы хотите видеть Одессу через пять, десять лет?

— Это не совсем так. Концепция была разработана еще в 90-е годы. Нам тогда просто не дали ее осуществить. А были интересные идеи! Было подписано соглашение с немецкой компанией «Даймлер — Бенц» о реконструкции одесского аэропорта. Канадцы собирались вложить 900 с лишним миллионов долларов в строительство технопарка. Планировалось строительство мусороперерабатывающего завода… Мы видели Одессу крупным туристическим центром, в котором бережно сохранена ее историческая часть. Мы добились к 200-летию города подписания указа президента «О создании заповедника «Старая Одесса». Мы выступали за закрытие вредных производств на побережье. Поэтому-то я и против того, что делается сегодня в порту, против спонтанного, необоснованного расширения его причалов за счет одесского побережья. Достаточно того, что такие опасные объекты, как газо- и нефтеперевалка, находятся в двух шагах от Приморского бульвара и Дерибасовской и рядом с городскими пляжами. Полсотни случаев разлива нефтепродуктов в год — это большая опасность.

Поэтому я считаю, что побережье необходимо расчистить от вредных объектов, убрать все заводы. Некоторые из них уже не работают, выкуплены частными структурами, такие как ЗОР, мясокомбинат. И мы надеемся, что частник промышленное строительство вести там не будет. Во всяком случае, разрешение на это город им не даст.

— Конфликт с портом набирает обороты с каждым днем. Вы как-то сказали в одном интервью, что Одесса — город, в котором умеют договариваться. В чем в таком случае проблема?

— Сегодня нас пытаются обвинить в том, что мы против развития Одесского порта и поэтому на сессии заблокировали концепцию его развития. Это не так. Порт не должен развиваться спонтанно, согласно желаниям технократов.

Однажды меня поставили перед фактом — завтра правительству нужно представить документы о расширении порта. Все, мол, уже подписали — начальник порта, губернатор, министр транспорта и так далее. Очередь за мной. У меня к проекту были серьезные замечания. Без их учета осуществление проекта было и остается вредным для Одессы. Между тем, наши замечания «не заметили». И когда этот вопрос вынесли на сессию, депутаты такую концепцию отклонили. Причин было много. Главная — в непонимании простой истины, что сиюминутный интерес, кажущаяся выгода вступают в противоречие с исторической перспективой развития Одессы. Вынужден напомнить, как мы боролись против развития нефтегавани в порту и за строительство нефтетерминала в Южном. Мы были одни — против губернатора, против президента, против всей нефтемафии. И нас убеждали — нефтетерминал в Южном Одессу погубит, а нефтегавань — безопасна. Напоминаю, ежегодно рядом с Потемкинской лестницей происходит около 50 случаев разлива нефтепродуктов. Теперь нас убеждают в безвредности контейнерного терминала, который предлагают строить вместо пляжа Ланжерон. И вот — предостережение: на днях контейнеровоз на ровном месте при швартовке пробивает свой топливный бак, в море вылилось около 65 тонн мазута. Нужны комментарии?

— Эдуард Иосифович, вы лично не даете брифингов, пресс-конференций для журналистов, не появляетесь в телевизионном эфире, редко даете интервью. Позицию мэра доносят до горожан чиновники, которые нередко ее искажают. Почему? После выборов, говорили ваши соратники, мы увидим другого мэра. Но этого не произошло.

— Во-первых, «другой мэр» — это не значит прописанный на телеэкране. Во-вторых, я не появляюсь на экранах телевизоров, не занимаюсь, извините, саморекламой, потому что предпочитаю, чтобы судили не по словам, а по делам. Но, думаю, руководство города в целом нельзя обвинить в закрытости. У нас все журналисты могут присутствовать на сессиях горсовета, заседаниях горисполкома, каждую неделю мои заместители, руководители управлений и служб горисполкома проводят брифинги для прессы. У нас есть городской сайт, где можно ознакомиться с распоряжениями, решениями исполкома и горсовета. Возможно, этого мало. Как всегда человеку и обществу мало свободы. И свободы слова в том числе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК