ДИТЯ ИНТЕГРАЦИИ

28 марта, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 13, 28 марта-4 апреля 1997г.
Отправить
Отправить

Президент Белоруссии Александр Лукашенко на день отложил свой приезд в российскую столицу на саммит руководителей стран-членов Содружества из-за «сложной обстановки в российской столице»...

Президент Белоруссии Александр Лукашенко на день отложил свой приезд в российскую столицу на саммит руководителей стран-членов Содружества из-за «сложной обстановки в российской столице». Возможно, Лукашенко имел в виду Всероссийскую акцию протеста, которая достаточно бурно прошла в ряде регионов, но в самой Москве оказалась достаточно вялым мероприятием - по крайней мере не тем, из-за которого белорусский президент должен был бы менять свои планы. Тем более, что его коллеги, менее преданные делу безостановочной интеграции, приехали в Москву уже в четверг. Однако только Лукашенко может вот так плюнуть в лицо российским коллегам и потом смотреть, как будут утираться. Все остальные вынуждены выбирать выражения. Лукашенко - задевает Чубайса на коммунистическом съезде сторонников СССР, поминает недобрым словом подписанные «старшим братом» Борисом Ельциным беловежские соглашения, закрывает двери телецентра перед российскими журналистами, пришедшими перегонять информацию в Москву… Ему все прощают - как нашкодившему ребенку. То, что любимое дитя интеграции бросает ОМОН на демонстрантов, отбирает на таможне видеокассеты и заставляет таможенников читать газеты на предмет их пропуска в Белоруссию, Кремль как бы не замечает.

Лукашенко, казалось бы, должен был понять, что не стоит сердить Москву: после отказа в западных кредитах он все более и более зависит от российской благосклонности. Но белорусский президент сумел уловить главное: российская политическая элита не может смириться со смертью своей империи, уязвленная поражением в Чечне, она более, чем выправлением дел в экономике, более, чем выплатой зарплат и пенсий, более, чем возвращением былой гибкости государственной структуре самой России, озабочена поисками имперского величия. Нелепая реакция на расширение НАТО, окончившаяся холостыми выстрелами в Хельсинки, неплохое тому подтверждение.

Но белорусский президент с его постоянными заигрываниями с Москвой, с его предложениями интегрироваться в Союз, с изобретенной им самим же аббревиатурой ССР - он как бы обещает, что все еще возможно, Москве не удается впрячь в одну упряжку коня и трепетную лань, украинский Президент явно не стремится к интеграции по белорусскому образцу, а президент Казахстана будто бы и забыл о евразийском союзе, но ничего - в новой объединительной пьесе Лукашенко играет сразу несколько ролей за отсутствующих. Потому-то в России обращают особое внимание на притеснение русскоязычной прессы в Украине или в Казахстане, даже если речь идет о конфликте местной власти с местным же изданием, только выходящим на русском языке, а очевидную дискриминацию российских журналистов, аккредитованных в Беларуси, поначалу как бы и не замечают, на практически официальные обвинения лишенного аккредитации корреспондента НТВ Александра Ступникова в «неславянском» происхождении - кажется, со времен столь заинтересовавшей президента Лукашенко консолидации нации в Германии 30-х мы не слышали ничего подобного - закрывают глаза… Впрочем, это власти. А пресса? Она-то не молчит.

Пресса действительно обличает белорусского президента весьма бойко. В этом российским масс-медиа не откажешь. Однако система доказательств выбрана весьма своеобразная. Россия не может объединиться с Беларусью, потому что там такой плохой режим, не проводящий экономические реформы, попирающий свободу слова, преследующий журналистов, наживающийся на искреннем российском желании интегрироваться… Вот пусть проведут реформы и демократизируются и тогда объединимся. Мы, конечно же, хотим, чтобы Беларусь с Россией были в одном государстве, но не с Лукашенко же!

Поразительно: на всю огромную страну не нашлось ни одного человека-политика ли, журналиста ли, который сказал бы: мы не должны объединяться с Беларусью просто потому, что это - другая страна, с другой историей, с другой культурой, с другим языком, в конце концов - да заметьте же вы его, его же еще можно спасти! Можно поддерживать самые дружеские отношения с соседним государством, но зачем обязательно поглощать его? Не находится такого человека. Впрочем, рискну предположить, что такие мнения не могут попасть на страницы российской печати - это не модно. Модна интеграция. Российское общество попадает в ту же лужу, в которой оно уже побывало после августа 1991 года, когда рассчитывало вместе с другими союзными республиками строить демократический Советский Союз под мудрым руководством российских лидеров, занявших на всякий случай все посты, имевшие значение в союзной вертикали. И как тогда люди здесь не понимали, что демократического Советского Союза быть не может, что демократия - синоним свободы, а значит, империи вынесен приговор, так и сегодня не понимают, что интегрироваться с Россией может только забитая, нищая, измученная Беларусь Лукашенко, что в демократическом беларусском государстве такая мысль придет в голову разве что очевидному аутсайдеру политического марафона. Александр Лукашенко сумел стать первым именно потому, что белорусам не удалось создать эффективно действующую государственную машину, которая предохраняет страну от краха, поэтому сегодня Беларусь превратилась в спокойную Албанию Центральной Европы - экономика в агонии, в магазинах очереди, президент проводит совещания по посевной, расправляется с оппозицией, вообще выглядит человеком, явно растерявшимся, не знающим, что делать на вверенной должности, и ищущим выход в постоянной борьбе с врагами и объединительных авантюрах. С другой стороны, Лукашенко настолько уверен в своей нужности Москве, что примеряет наряд главы объединенного государства - пускай только в проектах документов, цитаты из которых, в частности из будущего устава СНГ, щедро цитируются в российской прессе. Лукашенко явно стремится усилить роль председателя высшего совета Содружества России и Беларуси, хотя за прошедший год это содружество уже успело зарекомендовать себя столь же бездействующей структурой, сколь и СНГ. Он хочет преобразовать Содружество в Союз - и, вероятно, на ожидающейся 2 апреля встрече президентов России и Беларуси переименование состоится.

Но только переименование. России нужна такая интеграция, которая не стоит больших денег и не принуждает делиться властью. Лукашенко и это понимает. Однако он может рассчитывать на вседозволенность до тех пор, пока в Кремле не убедятся, что разговоры об интеграции больше не являются маскировкой очевидных проблем российской власти - и во внутренней, и во внешней политике. Впрочем, в этом можно было бы убедиться уже сегодня - выглянув из кремлевских окон на Васильевский спуск в день проведения Всероссийской акции протеста, почитав сводки с мест… Нужно не только увидеть, но и захотеть увидеть. В этом российская и белорусская элита схожи: они живут в ими же созданных реальностях, имеющих мало общего с подлинной жизнью. Главная проблема в том, что и эти придуманные реальности различаются…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК