БЕСКОНЕЧНАЯ ОТСТАВКА

21 ноября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 21 ноября-28 ноября 1997г.
Отправить
Отправить

Семь долгих дней политическая элита России гадала, удержится ли на своем посту первый вице-премьер Анатолий Чубайс...

Семь долгих дней политическая элита России гадала, удержится ли на своем посту первый вице-премьер Анатолий Чубайс. Разразившийся кризис оказался настолько внезапным, а последствия его настолько тяжелыми для команды первого вице-премьера, что впервые возник вопрос даже не о должности, а о политическом будущем лучшего из комбинаторов российской власти. И хотя президент России, отправив в отставку сотрудников Чубайса, пощадил самого первого вице-премьера, тем не менее понадобилось еще несколько дней, чтобы убедиться в безусловности этого решения Ельцина, - также несколько необычная ситуация: Ельцин не меняет своих решений за несколько дней, все это хорошо понимали и тем не менее ощущали, что гроза не миновала. Окончательный результат: Чубайс лишился еще и поста министра финансов, но все-таки устоял. Пока устоял, добавит большинство наблюдателей…

Что же произошло на самом деле? Внешняя канва событий хорошо известна: выступление скандально известного Александра Минкина в прямом эфире контролируемой Владимиром Гусинским радиостанции «Эхо Москвы», скандал в СМИ - главным образом в подведомственных Борису Березовскому и Владимиру Гусинскому, неожиданно острая реакция президента. Вот с последнего-то стоит начинать, ибо события развиваются именно отсюда. Вряд ли можно предположить, что Борис Ельцин мог бы поддаться массированному прессингу СМИ, если бы не захотел этого - тем более, что в отличие от «простого» телезрителя президент лучше, чем остальные, знает, по каким причинам появляется на экране тот или иной обличитель и как добываются подобные компроматы. Скорее всего, президент России просто воспользовался поводом, чтобы ограничить влияние Чубайса, особенно возросшее после отставки Бориса Березовского с должности заместителя секретаря Совета безопасности. Если знаменитая ельцинская система сдержек и противовесов - не миф, а вполне ощутимая реальность всего правления Бориса Николаевича. И всякий раз, когда эта система начинала давать сбои, когда появлялась фигура, явно перевешивавшая всех остальных членов президентской команды, Ельцин действовал радикально и решительно. Так было с Геннадием Бурбулисом и так было с Александром Коржаковым. И так будет с Анатолием Чубайсом. Другой вопрос - полезность тогдашних отвергнутых и нынешних, но разве не сам Анатолий Чубайс оказался среди активных строителей такой системы управления государством, в которой личная преданность и умение работать в сплоченной команде ценятся куда больше, чем профессионализм.

Происшедшее - еще не последний ход Ельцина. Он вновь переставляет фигуры на доске, меняя ход всей партии. Уже само назначение министром финансов Михаила Задорнова, представителя фракции «Яблоко», показало, что партия власти способна на нестандартные поступки. С одной стороны, появление в министерстве финансов одного из наиболее уважаемых депутатов Государственной думы может примирить на какое-то время власть и оппозицию, раззадоренную возможностью «скинуть Чубайса». С другой, согласие Задорнова занять министерскую должность и выйти из «Яблока» значительно ухудшает шансы Григория Явлинского. Как бы там ни было, а Явлинский имеет в своем распоряжении одну из профессиональных экономических групп, пользуется симпатиями первого вице-премьера Бориса Немцова (и антипатиями премьера Виктора Черномырдина). И если действительно убирать из правительства всю команду Чубайса и самого Чубайса, то нужно же кем-то его заменять? Фамилии возможных конкурентов - таких, как Аяцков или Ходорковский, - интересны, но это люди без своих команд. Поэтому в эти дни к Явлинскому стали присматриваться внимательнее, и тут оказалось, что члены его команды могут вполне работать и без лидера… Наконец, не будем забывать о том, что Чубайсу, оставайся он министром финансов, пришлось бы выплачивать зарплаты и пенсии, исходя уже из возможностей своего ведомства, а не из приватизационных возможностей, которые до сих пор были главным подспорьем при выплате задолженностей. Теперь же Задорнов говорит о своем желании действовать самостоятельно, чтобы навести порядок в министерстве, и о том, что, как министр, он будет иметь дело непосредственно с премьер-министром. Так что в случае сбоев с выплатами у Чубайса всегда есть возможность переложить ответственность именно на Задорнова и патронирующего ему премьера - при этом выдвиженец «Яблока» вряд ли может считаться человеком Черномырдина до конца.

Кроме того, «глобальное» решение проблемы Чубайса - то есть разъединение постов вице-премьеров и министров - открывает дорогу еще к целому ряду назначений. Ну, допустим, для Бориса Немцова ничего не меняется, так как при формировании кабинета он не хотел становиться министром топлива и энергетики, а лишь стремился отдать эту должность своему человеку - тому же Сергею Кириенко, который был, в связи с упрямым нежеланием участников формирования правительства видеть его министром, назначен первым заместителем главы ведомства. И, конечно, сейчас занял ранее предназначавшуюся ему должность. А вот в случае с Анатолием Куликовым, державшимся за портфель министра внутренних дел изо всех сил даже после назначения вице-премьером, возникает весьма любопытная ситуация: ведь любой преемник Куликова на посту главы МВД, даже если и будет считаться человеком вице-премьера, получит в свое распоряжение столь серьезную махину, что быстро ощутит вкус к самостоятельной деятельности…

Итак, все решения Ельцина демонстрируют, что мы присутствуем отнюдь не при спонтанной реакции на неблаговидное поведение группы чиновников, а при хорошо продуманных решениях главы государства, еще раз демонстрирующего, кто в доме хозяин, - по-своему, разумеется, демонстрирующего, по-ельцински. И только исходя из этого, можно решать, каким будет дальнейшее развитие событий вокруг Чубайса и удастся ли ему сохраниться в окружении президента. При этом не стоит забывать, что любые прогнозы могут быть поставлены с ног на голову поведением самого Ельцина. Да, сегодня всем кажется, что завтрашнего дня у Чубайса нет - российская экономика на самом деле отнюдь не в том состоянии, которое позволяет власти ощущать себя победительницей, последствия деноминации тоже, вероятно, будут отличаться от рекламных сообщений Центрального банка и в этой ситуации козел отпущения будет необходим. Чубайс уже без соратников, уже с пятном на репутации, раздражающий оппозицию и влиятельных банкиров и так долго отстаиваемый Ельциным, - лучшая кандидатура для такой серьезной жертвы. Но это сегодня. Завтра может оказаться, что ввиду правительственных перестановок опасно усилился Черномырдин, что после появления новых людей в президентской администрации слишком возросло влияние Юмашева, и вот тут-то может понадобиться не отставка, а усиление Чубайса - именно такого, каким он стал после скандала - более осторожного, более послушного, с пятном на репутации…

Потому что кроме объективной политической и экономической логики существует еще и логика власти Ельцина - и российской политической элите приходится подчиняться ее изменчивым канонам.

Но это все политические аспекты. Теперь - об аспектах моральных. В конце концов, не было бы этой злосчастной книжки, не было бы и серии отставок и сегодняшнего незавидного положения чубайсовской команды. Да, возможно, президент все так же хотел бы ослабить Чубайса, но ему все же необходим был бы повод. А повод сам Чубайс вложил ему в руки - грех не воспользоваться! Но, действительно, как же такие сильные, умные, блестящие люди - несколько глав госкомимущества - попались на какой-то книжке, как школьники.

У этого вопроса может быть несколько ответов. Ответ первый - говорящий о том, что Чубайс - хороший тактик, но очень плохой стратег. Это, впрочем, неудивительно для человека, не прошедшего серьезной аппаратной школы. Возможно, Виктор Черномырдин оперирует куда большими средствами, чем Чубайс и его люди. Об этом все говорят, это даже не обсуждается, но очевидно, что с Черномырдиным никогда не может произойти подобной истории. А Чубайс между тем к каждой схеме подходит с точки зрения ее юридической безупречности. Можно не сомневаться, что и швейцарская книжка бывшего главы Госкомимущества Альфреда Коха, и нынешняя «История российской приватизации» будут признаны Генеральной прокуратурой юридически безупречными произведениями и дела их авторов закроют за отсутствием состава преступления. Но, когда находишься на высотах власти, нужно думать не о юридической, а об аппаратной политической безупречности своих поступков, что юридически невинная история - если ее правильно подать в газетах - может вполне быть использована, как инструмент для твоего свержения.

Ответ второй - Чубайс хороший стратег, но плохой тактик. Он понимает, что за будущие экономические проблемы расплачиваться ему и его команде, и решил вовремя покинуть тонущий корабль, организовав скандальную историю. Но не рассчитал, насколько скандал может отразиться просто на его личной репутации. И не понял, что президент может сохранить его в правительстве, чтобы все-таки свалить всю ответственность за будущее. Мне лично эта версия представляется маловероятной, но тем не менее и ее необходимо учитывать.

Но это, так сказать, облик непосредственных участников игры. Они могут быть плохие и хорошие, честные и нечестные, но они политики, чиновники. Помимо них, существует еще и общество. Или не существует? Во всяком случае, кризис с Чубайсом продемонстрировал, что гражданского общества в России не осталось, что российская пресса уже даже и не служанка банковского бизнеса - какая там «четвертая власть»! - а подстилка, что союз холуев заменил союз журналистов в палитре творческих организаций России. Где люди, стремящиеся информировать читателей и зрителей объективно? Где седовласые - или молодые - игроки с властью, выстраивающие запутанные комбинации на глазах у восхищенных зрителей? От этого скандала останется только улыбочка Александра Минкина - он выступал по радио, но пригласили, конечно, телевидение, чтобы можно было оценить мужество известного журналиста, шабаш, устроенный на I канале Сергеем Доренко, и объективная провокационность Евгения Киселева на НТВ. А ведь вдумаемся - эфир Минкину предоставила радиостанция «Эхо Москвы», та самая, которая не умолкала в дни августовского путча - те же самые люди, только получающие деньги не от демократического Моссовета, а от демократического «Медиа-Моста», в самом ли деле думают, что деньги не пахнут, или просто не размышляют о деньгах, а увлечены новой интересной работой - гораздо более интересной, чем журналистика? А Сереже Доренко, которому все так сочувствовали, когда закрывали смелые, честные «Подробности», и за которого все так радовались, когда он получил в свое распоряжение аудиторию I канала, - ведь это же он, тот же самый, можно включить и увидеть. А Евгений Киселев, которому не давали говорить правду в «Итогах» на I канале, и он честно ушел в новую, негосударственную телекомпанию - вот для этого?! Для того, чтобы приглашать в эфир главного редактора «Независимой газеты», когда-то объединившей лучших молодых журналистов России, - теперь этот главный редактор предпочитает говорить не о журналистах, а о душевных качествах своего спонсора Бориса Березовского. А что еще в коллекции пострадавшего экс-замсекретаря совбеза? «Огонек», которым мы зачитывались, который ксерокопировали… Может быть, у него просто ностальгия по перестройке, и он покупает себе ее сувениры?

Была ли пресса, противостоявшая этой очевидно неприличной античубайсовской кампании? Да, была.

Спонсируемая «ОНЭКСИМбанком». И отчасти - государственные масс-медиа. В связи с чем независимые журналисты разоблачали продавшихся - как, к примеру, Евгений Киселев Николая Сванидзе. Такая вот корпоративность.

Я специально уделяю много места ситуации с ролью прессы и телевидения в смещении чубайсовцев - потому что впервые после президентских выборов в России ее участие было столь явным. Конечно, первым это придумал все тот же Чубайс - когда убирали Коржакова: ОРТ и НТВ вели передачи в ночном эфире, сообщая о начале государственного переворота в связи с задержанием все того же Аркадия Евстафьева (представляете, что сейчас они говорят о Евстафьеве и каким тоном о коробке из-под ксерокса, как будто это были не те же самые ведущие). Затем - политическое умерщвление Лебедя. А вот теперь - дело Чубайса. Заигравшись, журналисты потеряли профессиональный и человеческий облик. А поскольку все они - талантливые, увлеченные своим делом люди, это страшно вдвойне.

Вернусь к Чубайсу. Если бы его не было, его необходимо было бы выдумать. Потому что даже ошибки Чубайса помогают российскому обществу. Да, он действует по принципу: ввяжемся в дело, а там видно будет, лишь бы осуществить. Да, именно поэтому призрак демократической страны сменился явной олигархией проходимцев, которой все труднее противостоять даже такому властному и расчетливому человеку, как Ельцин. Но, с другой стороны, экономический фундамент заложен таким образом, что рано или поздно нынешним счастливчикам придется поступиться властью, телевидением, газетами - экономика приговорит их к конкуренции с другими людьми, фирмами, в конце концов - с Западом… Да. Скачкообразность этого процесса - не лучший удел для тех, кто живет при подобных событиях, однако у россиян есть и другие экономические примеры - наш или, не дай Бог, белорусский… Так что отставка Чубайса - и тут приходится согласиться с Борисом Ельциным или Виктором Черномырдиным - действительно ничего уже не изменит…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК