Неугомонная

1 ноября, 2013, 18:55 Распечатать Выпуск №40, 1 ноября-8 ноября

Судьба подарила ей встречи с выдающимися людьми. Она дружила с известным русским писателем Федором Абрамовым. Ее научным руководителем был академик А.Белецкий, а оппонентом на защите диссертации —  М.Рыльский . Владимир Сосюра посвятил ей небольшое стихотвоение. Ей симпатизировали корифеи украинской культуры, а мужем стал выдающийся украинский композитор  Николай Дремлюга .

1 ноября 2013 г. празднует свой 90-й год рождения Валентина Константиновна Крементуло, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Национального педагогического университета им. М.Драгоманова, кандидат филологических наук, ветеран труда, участница боевых действий Великой Отечественной войны. Правда, эти сухие "строчки из справочника" скрывают биографию удивительного человека. В свои 90 лет — это молодая современная женщина, интересующаяся событиями в Украине и мире, рьяно отстаивающая свои политические взгляды. Она пишет литературоведческие статьи для университетских сборников. А еще с интересом смотрит современные шоу программы, выражая восторг и сопровождая меткими саркастическими замечаниями.

Судьба подарила ей встречи с выдающимися людьми. Она дружила с известным русским писателем Федором Абрамовым. Ее научным руководителем был академик А.Белецкий, а оппонентом на защите диссертации — М.Рыльский. Владимир Сосюра посвятил ей небольшое стихотвоение. Ей симпатизировали корифеи украинской культуры, а мужем стал выдающийся украинский композитор Николай Дремлюга.

Ее лицо почти не тронули морщины. Никаких "бабушкиных" платков — голову всегда украшает шляпка, и выглядит В.Крементуло "немного за шестьдесят". Вот только, если бы не инвалидность и две тросточки, "тормозящие" ее активную жизнь. А голос, голос! Звонкий, без старческого скрипа. Но это уже благодаря генам. 

Родилась Валентина Крементуло в селе Лосиновка Нежинского района. Ее дед по отцовской линии, грек по происхождению, был искусным кузнецом, человеком добросовестным и ответственным: если обещал сделать работу вовремя, мог выполнить на день раньше, но не позже. Его труд стоил недешево. Но к нему шли крестьяне, потому что если "дед Студуло" сделает плуг, то это — на века. После смерти деда от голода в 30-х его дом, им же покрытый железом, забрали под сельсовет. Так "почтили" его добросовестный труд. Добрый и набожный дед ревностно сохранял эллинские традиции, молился только по-гречески. 

Мать Валентины, Ефросинья Марковна, родилась в крестьянской семье, владевшей 20 га земли и считавшейся зажиточной. На самом деле, "зажиточность" была призрачной: в семье подрастали семеро детей, и все, от мала до велика, должны были работать на земле — иначе не выжить. С этой работой никто света белого не видел, потому об учебе и не думали. Только Проня после окончания школы сказала, что хочет учиться дальше. Ее и старшую сестру отец отвез на учебу к белошвейке. Но Ефросинья убежала и категорически заявила, что хочет учиться "наукам". Отец вынужден был отдать ее в фельдшерско-акушерскую школу. Молодая девушка получила профессию "бабка-повитуха, фельдшерица, акушерка" — именно так было записано в свидетельстве об учебе. Следующей ступенью стал Одесский фармакологический институт, и Ефросинья Марковна закончила его перед войной, имея на руках двух детей. Она единственная из всех братьев и сестер получила высшее образование.

Зато все дети из отцовской семьи закончили высшие учебные заведения и достигли социальных высот. Дядя Валентины работал директором школы, другой — занимал высокий пост в Министерстве сельского хозяйства, тетка была завучем, двоюродный брат — ученым секретарем Института кибернетики.

Отец Валентины, Константин Михайлович, по профессии был картографом-геодезистом. Работал весьма тщательно и придирчиво, при составлении карт погрешность в полмиллиметра считал большой ошибкой и требовал все переделывать. Красавец-грек гордился своим эллинским происхождением и имел аристократические привычки: любил белые костюмы, шляпы, резные трости, играл в преферанс, знал наизусть много стихов, поэм и любил читать их вслух.

Однако против брака Константина и Ефросиньи выступили обе семьи. Родители матери считали семью отца бедной, безземельной. А семья отца была против женитьбы из-за несоответствия культурных традиций. Например, если в семье матери на стол ставили одну посудину для всех, то в семье отца каждый ел из отдельной тарелки, и перед обедом обязательно читали молитвы.

Но упрямые влюбленные все-таки поженились. Они дополняли друг друга, соединив греческий рационализм, твердость, требовательность, изысканность и украинскую нежность, душевность, эмоциональность, доброту. Со временем свекровь не могла себе представить лучшей невестки, чем Ефросинья, и полюбила ее больше родных дочерей.

Война разбросала родителей по фронтам. В июле 1941 г. 17-летняя Валя вместе с матерью, старшим лейтенантом медицинской службы, в составе воинской части отправилась на фронт. Самым тяжелым временем был конец 1941-го и 1942-й в Поворино — там была настоящая "мясорубка". Валентина фасовала лекарства, грузила на машины тяжелые ящики с лекарствами в бутылках, порой сопровождала этот груз на передовую линию фронта, попадала под обстрел, была ранена. Осколок снаряда в ноге до сих пор болью напоминает о войне — его невозможно было удалить, не задев нервных тканей.

В 1943 г. В.Крементуло поступила на славянское отделение Ленинградского государственного университета, в то время он находился в эвакуации в Саратове. После ликвидации блокады весной 1944 г. весь персонал ЛГУ вместе со студентами отправился в Ленинград. Ехали пять дней, голодали — ведь паек выдали только на два дня…

В Ленинграде студентам приходилось не только учиться, но и работать: они разгружали набережную возле университета, передавая тяжелые камни друг другу, и несказанно радовались, что уже не было голода и холода, преследовавшего их в Саратове. На филологическом факультете учились почти одни девушки, но иногда их посылали на Карельский перешеек грузить большие балки соснового леса в открытые товарные вагоны. Все работали с большим воодушевлением, считая это делом государственной важности. А каким счастьем стала Победа в войне! Сколько объятий, поцелуев, радости! Каждый получил по полкило леденцов, их съели сразу же — под праздничный салют, по голодной военной привычке съедать сразу весь паек. 

На втором курсе обучения появился новый студент — Федор Абрамов, ставший заметной личностью на факультете. Демобилизованный после ранения, он всегда носил гимнастерку и шинель — другой одежды не было. Невысокого сравнительно роста, худощавый, с внимательным, вдумчивым взглядом, Федор Абрамов привлекал внимание всех, кто его видел. 

По вечерам время от времени он устраивал интересные обсуждения новых произведений русских писателей. На эти диспуты никого не нужно было агитировать — всем было интересно. Неудивительно, что в него влюбились почти все студентки. Валентина Крементуло тоже не стала исключением. Да и Федор Абрамов обратил внимание на красивую молчаливую девушку, отличавшуюся серьезностью и глубиной. С ней интересно было говорить. Как-то в новогоднюю ночь Федор рассказывал Вале о родном крае — о северной природе. Он так красноречиво и так эмоционально описывал пейзажи, что Валентине казалось, нет! — она видела собственными глазами леса и поля, чувствовала запах трав и слышала голоса леса. Она понимала, что Федор Абрамов уже тогда был талантливым писателем. В ту волшебную ночь глаза Валентины говорили больше, чем слова. Но Ф.Абрамов честно признался, что его чувства к ней не настолько глубоки. Впрочем, это не помешало им оставаться друзьями. Интересно, что критические замечания Ф.Абрамова о стиле дипломной работы Валентины оказались не менее весомыми и значимыми, чем советы научного руководителя. В.Крементуло с отличием защитила свою дипломную работу на тему "Изображение Грюнвальдской битвы у Яна Длугоша, Игнатия Крашевского и Генрика Сенкевича".

Русский писатель Федор Абрамов всю жизнь переписывался с Валентиной Крементуло, чрезвычайно высоко ценил ее впечатления от своих произведений. А в одном письме он, признанный мастер слова, написал: "Разве я могу так поэтично высказываться, как ты?". Письма Ф.Абрамова хранятся в архиве В.Крементуло. 

После окончания Ленинградского университета Валентина переехала в Киев и поступила в аспирантуру Киевского государственного университета им. Т.Шевченко. Ее родители жили тогда на улице Ленина, 70, рядом с "писательским домом". Здания имели общую арку-вход во двор, и В.Крементуло часто видела многих украинских писателей и поэтов: с кем-то по-соседски здоровалась, а ее родной брат дружил с Богданом Рыльским. Позже, после окончания аспирантуры, когда В.Крементуло работала редактором в киевском Гослитиздате, ей по работе пришлось общаться с П.Тычиной, В.Сосюрой, О.Гончаром, Т.Масенко, А.Кундзичем и др. 

Руководителем В. Крементуло в аспирантуре был выдающийся литературовед А.Белецкий, академик, директор Института литературы имени Тараса Шевченко АН УССР. Его литературоведческое наследие необыкновенно богатое и яркое. Но настоящим подарком судьбы было слушать его лекции и просто общаться с ним. В.Крементуло с большой благодарностью и теплотой вспоминает своего руководителя: "У А.Белецкого была какая-то особая привлекательность. Его душа была чуткой ко всему прекрасному и очень молодой. Те, кто знали Александра Ивановича и его семью, говорили, что он выглядит моложе своего сына — профессора Киевского университета, языковеда, человека солидного, спокойного. Зато Александр Иванович был полон вдохновения, увлекался театром, написал несколько пьес для детей и стал одним из организаторов первого в Украине детского театра. Всегда воодушевленный, особенно когда рассказывал о том, что его восхищало: "Индийские легенды!..., Арабские сказания!". Все это не касалось темы моей диссертации, но слушать и смотреть на Александра Ивановича в это время — было захватывающе. Особенно интересной была его небольшая лекция об истории написания Пушкиным стихотворения "Я помню чудное мгновенье". Сколько бы я ни слушала это выступление (а я слушала его раза три, в основном в библиотеках), оно звучало по-разному. И дело здесь не в содержании, а в чувствах Александра Ивановича, которые передавались слушателям, в его особой увлеченности, в его интерпретации этой, казалось бы, понятной темы. А.Белецкий словно переносил слушателя в ту атмосферу, которой жил Пушкин, влюбившись в А.Керн". 

Следует отдать должное любознательности В.Крементуло — круг ее интересов не ограничивался лишь темой диссертации: "Шевченко и польская литература". Валентина Константиновна с интересом слушала лекции известного языковеда Л.Булаховского и была в восторге от его занятий по истории чешского языка. И, конечно же, она не пропустила ни одного выступления М.Рыльского о Мицкевиче.

В 1955 г. В.Крементуло успешно защитила кандидатскую диссертацию. Ее оппонент, Максим Фадеевич Рыльский, в своем отзыве высоко оценил диссертацию и рекомендовал текст к печати. Его рукописный отзыв также хранится в архиве В.Крементуло.

Во время учебы в аспирантуре среди друзей Валентины Константиновны появились молодые, но уже известные украинские композиторы В.Кирейко, Н.Дремлюга, П.Майборода. И в 1955-м В.Крементуло стала женой Николая Дремлюги. Их брак был и творческим союзом. В.Крементуло расширяла поэтические горизонты своего мужа. Возможно, благодаря и ее поэтической увлеченности Н.Дремлюга написал романсы на стихи и сонеты Микеланджело, Ф.Петрарки, У.Шекспира, П.Ронсара, Х.Хименеса, П.Элюара, А.Мицкевича. Стоит отметить, что в творческом наследии композитора более ста романсов, шесть симфоний, симфонические концерты, поэмы, увертюры и первый в истории украинской музыки концерт для бандуры и симфонического оркестра. Н.Дремлюга высоко ценил мнение жены о своих музыкальных произведениях. Сдержанная в эмоциях, В.Крементуло не выражала бурно восхищения, поэтому ее тихое одобрительное "Хорошо!" было для мужа на вес золота.

С 1956 г. и до выхода на пенсию В.Крементуло работала в Киевском государственном пединституте (ныне Национальный педагогический университет им. М.Драгоманова). Об этом лучше "услышать голос" самой Валентины Константиновны: "Работы было много, ведь нас было только двое преподавателей по зарубежной литературе. Поэтому приходилось разрабатывать и читать все периоды. С самого начала мне поручили преподавать зарубежную литературу конца XIX и ХХ в. Этот курс неохотно брали преподаватели — учебник по данному периоду еще не издали, а творчество поэтов и писателей требовали раскрывать, руководствуясь наставлениями Коммунистической партии. Многочисленные комиссии с кафедр марксизма-ленинизма, общественных наук часто делали замечания, что я на своих лекциях по зарубежной литературе не показываю роль советской идеологии. Это ошеломляло и мешало работать. Я пыталась донести суть произведений, минуя идеологические штампы, стремилась подтолкнуть студентов к самостоятельным размышлениям". 

Выход В.Крементуло на пенсию освободил время для написания статей. XXI в. стал для нее особенно плодотворным. Ее исследования творчества А.Мицкевича, Ю.Словацкого, связей Т.Шевченко и украинской школы польских романтиков изданы в научных сборниках Киевского национального университета им.Т.Шевченко. За последние годы в журналах и сборниках было напечатано более десяти научных трудов В.Крементуло. Она и сейчас работает над статьей "Шевченко и польские деятели национально-освободительного движения". Возможно, именно написание статей позволило ей сохранить свежий ум. Правда, компьютер освоить не смогла. Зато накануне своего 90-летия — заказала джинсовую куртку! Это еще один секрет молодости.

Валентина Константиновна ведет активную социальную жизнь. С ней интересно общаться людям любого возраста. Она дарит окружающим свои знания, читая наизусть отрывки из "Илиады" Гомера, стихи Верлена, Аполлинера, Уитмена, рассказывая о зарубежных писателях. Она неугомонная.

В последние годы судьба не была благосклонна к ней, однако она не покорилась болезням: стойко перенесла онкологическую операцию, два инсульта, перелом обеих ног, что заставило ее опираться на две тросточки. Не всякий молодой человек имеет такую ​​жажду жизни, такое ​​вдохновение жить!

Каждый год в День Победы в Национальном педагогическом университете можно увидеть женщину с орденом и медалями, гордо идущую по красной дорожке к первым рядам актового зала, опираясь на одну — только одну! — тросточку, и это она — Валентина Крементуло.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно