Дмитрий Наливайко: "До романтизма национального своеобразия искусства не существовало"

13 сентября, 2013, 19:05 Распечатать Выпуск №33, 13 сентября-20 сентября

Многие мотивы в творчестве украинского поэта Тараса Шевченка созвучны идеям, темам и мотивам в творчестве англоязычных ирландских и шотландских поэтов, немецких и итальянских преромантиков и романтиков. 

Новый учебный год в Национальном университете "Киево-Могилянская академия" традиционно начался 1 сентября с инаугурационной лекции. В этом году оратор (и новый почетный профессор НаУКМА) — ведущий украинский ученый-компаративист , основатель отечественного сравнительного литературоведения, академик НАН Украины, доктор филологических наук и заведующий отделом компаративистики Института литературы им. Т.Шевченко НАН Украины. 

14 лет Дмитрий Сергеевич работал на кафедре филологии в Могилянке, а потому, как он признался в конце лекции, в душе чувствует себя могилянцем и по атмосфере в зале ощущает, что и до сих пор в этом университете сохранился особый дух интеллектуального свободомыслия. Впервые в Украине программа по компаративистике была разработана по инициативе Д.Наливайко именно в Могилянке, и этот факт вошел в историю современной литературоведческой науки.

Новый учебный год, на который приходится празднование 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко, было начато лекцией "Шевченко в контекстах европейской литературы его времени". Дмитрий Сергеевич сосредоточился на интерпретации творчества Шевченко в типологических сопоставлениях с другими поэтами начала ХІХ в. Целью доклада ученый определил стремление расширить "международный контекст" творчества украинского гения, выведя его за рамки сопоставлений с поэтами Польши и России. 

Д.Наливайко подверг ревизии классические советские подходы к прочтению шевченковского творчества, в частности в аспекте "Шевченко и народные поэты", а также "Шевченко в литературе революционного романтизма" (т.е. в русле "прогрессивной литературы", используя советский штамп). Несмотря на местами и в самом деле основательные труды в русле тогдашних идей (например, А.Билецкого, которые были принципиально важным шагом относительно вывода Шевченко за узкие рамки "народно-фольклорных поэтов"), этот подход все же существенно ограничивает понимание шевченковского творчества, в частности сужает "международный диапазон". Дмитрий Наливайко стремился убедить аудиторию, что многие мотивы в творчестве украинского поэта созвучны идеям, темам и мотивам в творчестве англоязычных ирландских и шотландских поэтов, немецких и итальянских преромантиков и романтиков. 

Шевченко был поэтом, вобравшим в свое творчество народнопесенную стихию, мелос украинского народного эпоса. Но прежде всего он — поэт-лирик, которому близко романтическое мировосприятие (хотя в живописи он оставался сторонником классицизма). В этом нет парадокса. Тарас Шевченко — и это подчеркивал Дмитрий Наливайко — поэт универсальный, сверхстилевой, в чьем творчестве органически объединяются революционно-демократические идеи с фольклорными источниками. И не нужно разделять Шевченко на социального, политического и "естественного", космического. Поэт "был сосредоточен на деле освобождения от национального порабощения", — отметил оратор, но эта идея присутствует в творчестве поэтов негосударственных наций, которые боролись за свою свободу. ХІХ в., в частности период романтизма, — это эпоха становления наций в Европе, и творчество Шевченко органически проектируется на общеевропейские тенденции того времени.

В сердце романтизма как культурно-художественного направления — этнокультурный центризм. "Это не только обращение к фольклорному богатству. Романтики видели базовую основу творчества в новой эстетичной доктрине, которая отличалась от того, что было в Европе от ренессанса и до классицизма. В те периоды доминировал классицистический метадискурс, эстетические доктрины были выведены из античных постулатов. До романтизма национального своеобразия искусства не существовало", — подчеркнул академик. По его мнению, именно романтики на концепционном уровне воплотили императив национальной идентичности, проявлявшийся в разных литературах. Романтизм обращался к народным источникам, усматривая в народной жизни залог будущего. Но для того, чтобы это будущее состоялось, надо дать простому народу свободу.

Эти тенденции с особой полнотой воплотились в литературе Британских островов того времени — в аналогичных литературах кельтских народов (ирландской и шотландской). "Песни Оссиана" Дж.Макферсона, творчество Р.Бернса, "Ирландские мелодии" Т.Мура возникли на почве национально-освободительных движений и типологически близки с "Кобзарем" Шевченко. Творчество поэтов кельтского возрождения, возможно, наиболее созвучно произведениям украинского поэта. Оссианизм стал особым литературным течением, которое нашло многочисленных сторонников в Польше (Нимцевич), России (Рылеев, Кольцов) и, бесспорно, оказало влияние на Шевченко. "Песни Оссиана" украинский поэт называет думами. Сам он часто обращается к этому жанру ("Думи мої, думи мої…", "Перебендя", "Тарасова ніч", "До Основ'яненка", вступление к "Гайдамакам"). В центре поэтических медитаций — многовековая борьба народа за независимость, обжалование несправедливости истории к своим народам (ирландскому, шотландскому, украинскому). Кобзарь как певец народной истории в украинской традиции близок к образу барда в кельтских песнях того времени и в творчестве Роберта Бернса. 

И Шевченко, и Бернс — "оппозиционеры, борцы за социальную справедливость". Бернс мог позволить себе приветствовать Французскую революцию и симпатизировать Франции в период противостояния с Англией. Его "Послание поэта-земледельца к королю Генри ІІІ по случаю его дня рождения..." — яркий пример инвективного произведения, в котором резко осуждается абсолютистская политика монарха на фоне обнищания простонародья. Субъект послания обеспокоен положением дел в своей стране и обвиняет в этом короля. Такое творчество — иллюстрация демократизма, которым преисполнена поэзия и "кельтского возрождения" ХІХ в., и Тараса Шевченко.

Кстати, Томас Мур, как и Тарас Шевченко, создавал "Ирландские песни" десятилетиями, его текст постоянно разрастался, превратившись в центр собственного творчества. "Это единственное произведение моего пэра, слава которого переживет наши дни", — писал ирландский поэт. Он объединял словесную материю, созданную на английском языке, с мелодией, присущей гэльскому языку. То же самое можно сказать и о "Кобзаре", который пережил свое время, став метатекстом украинской культуры. Т.Мур верил в независимость Ирландии, был причастен к обществу "Объединенные ирландцы", основатели которого, правда, были казнены. "История Украины и Ирландии у Шевченко и Мура — это история борьбы, триумфов и трагических поражений", — подытожил Д.Наливайко. Поэты "кельтского духа" стремились хоть в творчестве явить величие своей национальной культуры, а потому часто обращались к раннесредневековой Ирландии Х–ХІ вв., поскольку на это время приходится ее наибольший расцвет. Так же и Т.Шевченко, кроме казатчины, на определенном этапе увлекается древней украинской литературой и культурой Киевской Руси, стремясь перевести текст "Слова о полку Игореве". Однако к своему замыслу он подходит в конце жизни — в 1860 г., за год до смерти. Из "Слова..." ему удается перепеть два текста — "Плач Ярославни" и "З передрання до вечора". 

Кроме того, Дмитрий Сергеевич сосредоточился на типологических сближениях творчества Шевченко с итальянскими, немецкими (гейдельбергскими), чешскими и венгерскими романтиками. Дж.Леопарди начинает писать, когда его страна охвачена национально-освободительными движениями. Из этого следуют схожие общественно-политические мотивы в творчестве украинского и итальянского поэтов. В канто (особый жанр, в котором работал Леопарди) "На памятник Данте" итальянец утверждает, что "ныне плач без гнева — вещь напрасная". Этот тезис чрезвычайно близок и инвективам Шевченко.

Близок к Шевченко и Уильям Вордсворт, которого в советское время называли "реакционным романтиком", а значит, само определение делало его антиподом Шевченко. По мнению Д.Наливайко, об этом не может быть и речи, ведь обоих поэтов сближает концепция кордоцентризма, особо характерная для украинской поэзии, как и для творчества Вордсворта. Правда, английский поэт воспринимал будущее более чем пессимистически. "Вордсворт считал самой священной из всех видов собственности — собственность бедняков. Потеря собственности бедняка оборачивается трагедией".

В завершение Дмитрий Наливайко отметил, что с аксиологической (культурно-ценностной) точки зрения литература государственных наций того времени акцентирует внимание на свободе и свободолюбии как индивидуальных ценностях. Для литератур негосударственных наций эти понятия осмысливаются и на индивидуальном, и на национальном уровнях в неразрывном единстве. 

Лекция в Києво-Могилянке положила начало также и Шевченковскому году, а речь Д.Наливайко убедительно показала близость украинского поэта к европейским литературным тенденциям ХІХ в. В этом году на торжественной церемонии посвящения в студенты большинство первокурсников держали в руках флаг Европейского Союза. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
  • ДоІпісля ДоІпісля 15 вересня, 16:19 Шановні ображені! Та хіба ж тут поставлена під сумнів кваліфікація 84-річного академіка? Питання в тому, а чи можна, проходячи тему романтизму, рекомендувати дітям матеріал, який в назві демонструє елементарну неграмотність? Чому ж тут діти навчаться? І боже борони, ніхто не звинувачує академіка, бо хіба ми читаємо оригінал рукопису високошановного вченого? Перед нами газетний матеріал, український та російський. Ці тексти випускаючі редактори благословили підписами до друку. На жаль, у сучасних ЗМІ, інтернеті вирує малограмотність і безграмотність. І от робота учнів шановного Дмитра Сергійовича Наливайка як раз у тому і полягає, щоб ЇХ учні писали хоча би грамотно. Добре, якби ще й навчилися аргументувати думку і не переходили на рівень комунальної кухні з образами особистості того, хто не промовчав і не відсидівся за лопухами у своїй хаті з краю. Та, то вже таке... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Олег Олег 16 вересня, 09:16 Шановний! Ви почали тему на межі з провокацією. Ваш допис некоректний. Назва цілком зрозуміла, вона також інтригує, але хто читає не лише заголовки, а і сам текст, той зрозуміє, про що ідеться. Що до епохи романтизму мистецтво не мало національних особливостей. А матеріал дуже цікавий, за що треба подякувати пану Дроздовському. І лекція була дуже цікава, мабуть, щастить, могилянцям. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно