Украинские тайны Лос-Анджелеса

7 сентября, 17:33 Распечатать Выпуск №33, 8 сентября-14 сентября

Современная литература больше не существует в одной временной плоскости: погружение в прошлое доказывает, что у грехов длинные тени. 

Елена Захарченко в новом романе "Третя кабінка — Лос-Анджелес" ("Нора-Друк", 2018) рассказывает историю, представляющую собой смесь авторского воображения, реальных семейных бывальщин и архивных документов, наконец-то лишенных грифа "совершенно секретно". 

Никто не может создать истории лучше, чем сама жизнь. Елене Захарченко оставалось только записать, осмыслить и превратить в роман то, что, наверное, неоднократно было проговорено в ее семейном кругу. 

"Третя кабінка — Лос-Анджелес" — украинский ответ "Английскому пациенту" Ондатже и "Искуплению" Макьюэна. 

Современная литература больше не существует в одной временной плоскости: погружение в прошлое доказывает, что у грехов длинные тени. 

"Сагу о Форсайтах" ныне вряд ли перечитывают часто. Изменилась эпоха: у читателя просто нет времени следить за движениями героев, которые втайне посматривают друг на друга, не решаясь признаться в чувствах. 

Но все же тема памяти, коллективной и индивидуальной, обнародованной официально или скрытой в семейных сагах, приобретает все больший интерес у современных писателей. ХХІ век — время научиться рассказывать истории о том, что еще вчера было под "табу". 

Рассказать правду — умение непростое. Не так уж и просто не испугаться того, что может явить прошлое в непривлекательном свете, принося боль. 

В частности — прошлое, имеющее личностную окраску. 

Захарченко написала динамический и современный транскультурный и постколониальный роман. События в нем происходят на нескольких континентах, в нескольких странах. Каждая история имеет свои щемящие моменты: когда люди из небольшого села вынуждены ехать в город, чтобы, выстояв в очереди, наконец-то заказать телефонный разговор с Америкой. 

И когда звучит голос "Третья кабинка — Лос-Анджелес", все вдруг оборачиваются и смотрят на тебя, словно ты решил выйти в открытый космос. Сегодня, когда с любым континентом можно связаться с помощью смартфона, эти реалии кажутся чем-то непостижимым. А тогда… 

Описание пребывания героев в Штатах также имеет свои интересные находки, построенные вокруг утверждения или ломки этнокультурных стереотипов. 

В отличие от советской действительности, в США было все: в частности и супермаркеты с пищей и игрушками, "нормальная" сантехника, автомобили, а не вонючие и неудобные электрички, в которых продают кроссворды и пирожки. 

Е.Захарченко удалось передать ситуацию встречи граждан США с Советским Союзом: со всеми абсурдными разрешениями, которые нужно было получить для посещения того или иного советского города, со шпиками, ходившими за тобой на вокзале, держа магнитофоны в сумках, с автомобилями, приезжавшими за тобой в определенное время, ибо граждане США не могли остановиться на ночь у родственников, а только в "Интуристе"; водители тех авто носили черные очки и постоянно молчали… 

Захарченко написала трансисторический роман, где связью между поколениями становится старая фотография. 

Случайная встреча девушки, путешествующей по территориям Европы автостопом, с Романом превращается в рассказывание семейной саги. 

Эта встреча побуждает к поискам в собственной памяти, из которой выныривают невероятные истории. И в каждой из них есть своя загадка, которая, безусловно, лишь придает интригу роману и делает его успешным. Каждая часть саги имеет свой секрет. Однако все уходит к временам борьбы за украинскую независимость, которая была ощутима в начале Второй мировой. 

На западноукраинских землях люди без энтузиазма приветствовали приход советской власти, проявившей себя в образе разбойников, которые забирали у людей непродовольственные товары и продукты. Иван — один из тех, кто в результате пережитой травмы из-за "встречи" с советскими вандалами хочет отомстить. Он больше никогда не будет жить в Стране Советов, где царят несвобода и предательство. 

Автор умеет особенно щемяще описывать прошлое и настоящее, в котором тогдашнее оживает голосами памяти. В физической реальности все разрушено, разворовано, сравнено с землей. А в памяти остаются воспоминания о часах, которые в таком-то доме висели на стене. 

Это роман об УПА, Голодоморе, преступлениях сталинской системы, об атмосфере свободы и несвободы, шпионажа и предательств, честности и поддержки. Иногда Елена слишком прямолинейна в оценке фактов: оценки — дело читателя, а не писателя, рассказывающего историю. Однако таких романов в нашей литературе не так и много. Можно вспомнить прозу Марии Матиос, каждая повесть которой — встреча с прошлым, попытка разгрешения, выведение темы противостояния добра и зла в общечеловеческое измерение. 

В истории Захарченко появляются загадки, о которых читатель узнает в конце, а именно — о "добром" кагебисте, который помогает семье, способствуя трудоустройству героя, предупреждая, когда можно говорить, а когда — за окном стоит машина с аппаратом для прослушивания… 

"Третя кабінка — Лос-Анджелес" — не типичный для украинской литературы роман, свидетельствующий о переходе наших писателей на качественно иной уровень. Этот роман — пример метафикционной литературы пост-постмодерного времени, когда прошлое или настоящее являются поводом не только к карнавализации, но и к постановке философских вопросов, имеющих отношение к современной геополитике. Нельзя измерять прошлое с морально-этических позиций настоящего. Воины УПА были не преступниками (в романе показано, как советская власть стремилась запустить миф о зверских убийствах УПА, однако эти преступления — не дело ли рук Советов?), а теми, кто не принимал звериной власти, построенной на примитивных человеческих инстинктах, которые нашли выход на волю. Вместе с тем показана и другая сторона медали: как украинцев убивали поляки, как безбожно хорошо было остарбайтерам, которых забирали немцы на работы, и как девушки не хотели возвращаться в Страну Советов, потому что знали: их там расстреляют. Е. Захарченко, не забываем, рассказывает истории, реально имевшие место. Во время обострения украино-польского диалога желание со стороны политиков Польши видеть виноватыми только одну сторону вступает в противоречие с тем, о чем написано в романе "Третя кабінка — Лос-Анджелес". И этому роману доверяешь. 

А еще, кроме прочего, это история о любви, о чистом и светлом чувстве, вспыхивающем между людьми. Вспыхивающем даже на расстоянии многих километров, когда люди знают друг друга лишь по переписке. Это история о понимании на уровне сердец и непонимании, о женской боли и истерии, которая может вспыхнуть из ничего, как это однажды случилось с Шелли, ибо она приревновала отношение ребенка. Это история о выживании, когда учитель математики оставляет дома свои старые и мудрые книги, а везет с собой в Сибирь ножи и топоры, чтобы упорядочить тот мир; история о Голодоморе и мальчике, который набрасывается на пирожки с фасолью, а потом умирает в мучениях... Это история о колонизации украинцев и вместе с тем — о формировании внутри российской империи мощного украинского центра на Дальнем Севере. 

"Третя кабінка — Лос-Анджелес" — роман о памяти, которую нужно оберегать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно