Девять дней и вся жизнь

27 января, 2017, 23:01 Распечатать Выпуск №3, 28 января-3 февраля

Девять дней как ушел из жизни академик Юрий Кундиев. С ним у меня связано шестьдесят пять лет проникновенной дружбы, насыщенной общими повседневными делами, радостями и горестями. Невольно вспоминаю разговоры с ним об институте, общих научных проблемах, ушедших друзьях и близких, о надеждах, свершениях…

Девять дней как ушел из жизни академик Юрий Кундиев. 

С ним у меня связано шестьдесят пять лет проникновенной дружбы, насыщенной общими повседневными делами, радостями и горестями. Невольно вспоминаю разговоры с ним об институте, общих научных проблемах, ушедших друзьях и близких, о надеждах, свершениях…

Вспоминаю сегодня недавнюю нашу беседу о скоротечности земного бытия. О пьесе ирландского писателя и драматурга, лауреата Нобелевской премии Сэмюэла Беккета. Это самая короткая в мире пьеса — длится всего тридцать пять секунд. И называется она — "Вздох". Дескать, такова человеческая жизнь: вспышка, вскрик и — молчание. Пьеса попала в Книгу рекордов Гиннесса. 

Юрий Ильич сказал тогда: "Как хочется против такой несправедливости восстать!" Но безуспешно. Недаром сам Беккет сетует на человеческое бессилие и нежелание самого человека принять несправедливость мироустройства. Но мы пришли тогда к выводу, что во второй половине жизни, как призывала Марина Цветаева, "важен не успех, а успеть".

Вспомнили мы о том, как много успели сделать в своей второй половине жизни наши общие друзья, которым Украина обязана высоким признанием украинской медицинской науки в прошедшем столетии: Николай Амосов, Платон Костюк, Владимир Фролькис. И еще посетовали на тяжкие времена на переломе двух столетий, когда ушли из жизни Евгений Гончарук, Никита Маньковский, Александр Шалимов, Геннадий Кнышов, Алексей Мойвенко, Леонид Розенфельд, Евгений Скляренко, Екатерина Чернушенко, Георгий Дзяк — наши коллеги, в том числе по Академии медицинских наук, переживающей ныне не самые лучшие времена. Об этих нынешних временах, когда власть, увы, не жалует науку, и когда не только медицинская наука, но и повседневная практика медицины испытывают непреодолимые трудности и нужду, — говорили мы с особой болью.

Юрий Кундиев неоднократно в печати и с высоких трибун выступал принципиально, резко, с чувством гражданского долга и волнения за судьбы науки, коллег-ученых, коллег — практических врачей. На эти темы он выступал и на страницах его любимой газеты ZN.UA, отстаивая интересы практической медицины, делился многолетним опытом предупреждения так называемых болезней цивилизации — производственных и экологически обусловленных заболеваний. В этом Юрий Ильич ссылался на великого земляка Николая Пирогова, провозгласившего, что будущее принадлежит медицине предупредительной. На замечательного единомышленника уже нашей эпохи — Николая Амосова, утверждавшего, что никто эффективной профилактикой не занимается, и наше родное Министерство здравоохранения — не министерство здоровья, а министерство болезней. Говоря о социальной значимости науки, Юрий Ильич не раз напоминал тем, кто столь неудачно ею командует, что еще мудрые предшественники поделились с нами государственной аксиомой: "Жизнь без наук — смерть".

Он был главой украинской научной школы гигиенистов, разрабатывающей проблемы медицины труда и промышленной токсикологии. Хорошо известен своей активной деятельностью в области практического здравоохранения, организации санитарно-эпидемиологической службы в стране. Являлся инициатором сотрудничества медиков Украины с международными организациями — Программой ООН по окружающей среде, Всемирной организацией здравоохранения и Международной организацией труда. Значительна его роль в становлении и деятельности Национальной академии медицинских наук Украины, где он был избран вице-президентом. Институт медицины труда НАМН Украины он возглавлял 53 года и был инициатором ряда новаций, реализация которых получила признание не только у нас в стране, но и за рубежом. Гигиена труда, профессиональная патология, медицинская экология в сельском хозяйстве, профилактическая (гигиеническая) токсикология, социально-медицинские аспекты демографии, современные биоэтические проблемы — в разработке этих и других важнейших научных направлений обнаружилась его принципиальная позиция как ученого. Кредо Юрия Кундиева — болезнь легче предупредить, чем лечить. 

О себе Юрий Ильич рассказывал скупо. Родился в селе Трояны Кировоградской области. В 1951 году окончил санитарно-гигиенический факультет Киевского медицинского института. Затем — аспирантура по специальности "Физиология труда". Защитив кандидатскую, включился в проблемы токсикологии и гигиены использования пестицидов. Возглавил лабораторию средств индивидуальной защиты. В 1963 году стал заместителем директора Института по научной работе, а спустя год — возглавил наш Институт. И проработал в нем до трагического январского дня 2017-го...

Но однажды, давая интервью журналу "Лечение и диагностика", Юрий Ильич рассказал: "Вы спрашиваете о моем детстве. Ответ мог бы быть краток: в детстве у меня не было детства. Мой отец, Кундиев Илья Игнатьевич, — жертва репрессий тридцатых годов. Он был арестован в 1936 году. Только благодаря счастливому стечению обстоятельств семья не была выслана, но на долю моей мамы Александры Александровны (ей в ту пору было 32 года) выпали огромные трудности — трое детей и решительно никаких средств к существованию. Для того, чтобы прокормить нас, она работала прачкой, швеей, разнорабочей (на другие должности не брали), она жила одной мечтой — дать детям образование, вывести их в люди. Я на всю жизнь запомнил мамины слезы от безысходности. Но это было по ночам, и крайне редко. Обычно же она была в постоянной готовности защитить детей, сохранить остатки семьи..." И дальше он рассказал о тех честных и порядочных людях, которые, вопреки жестоким реалиям того времени, помогли ему — сыну "врага народа".

"...По окончании института я был рекомендован на научную работу, затем получил предложение поступить в аспирантуру при Институте гигиены труда и профзаболеваний. Меня очень долго не утверждали. Причина — моя биография. Директор Института сказал, что решить вопрос может только министр здравоохранения (министром в это время был Лев Медведь). Вскоре в Институт пришел приказ: я был зачислен в аспирантуру. А в 1952 году Медведь стал директором Института. Это круто изменило и дела в Институте, и мою жизнь".

Среди мемуарного наследия Юрия Кундиева следует выделить его книгу "Медицина труда — пятидесятилетний опыт". Казалось бы, строго академическое название отражает соответствующую сухую тональность повествования. Однако, это не так. Книга Юрия Ильича, нашедшая своего самого широкого читателя, оказалась во многом исповедальной и эмоциональной. В ней рассказывается о профессиональной деятельности автора, о его становлении, перипетиях, научных устремлениях и деяниях... Тепло говорится о верном друге — жене Светлане. 

Готовя эту книгу к печати, Юрий Кундиев нашел неординарное решение — поместил в нее 50 своих публикаций разных лет и дал комментарий о событиях того времени, общественной атмосфере, конкретных людях и их делах. А еще привел хронику тех лет из официальных источников. К прошлому можно относиться по-разному. Абсолютно справедливо, считал автор, подходить к минувшему с современными мерками. Ведь коренным образом изменилось общество, произошла переоценка ценностей, появились новые приоритеты... "Но недопустимо огульное охаивание прошлого, откуда мы все вышли, во сто крат важнее найти в нем то ценное, что стоит заимствовать для настоящего и будущего. Ведь на этом зиждется преемственность времен и поколений. Я решил: пусть ушедшие годы сами говорят за себя", — делает вывод Юрий Ильич.

Читателя заинтересовали различные аспекты экспериментальных, эпидемиологических и клинических исследований в области физиологии труда, профилактической токсикологии, профессиональной патологии, гигиены сельскохозяйственного труда. Эти разделы в книге рассмотрены не только в свете конкретных результатов, полученных нашими учеными и их коллегами за рубежом, — они интересно и живо изложены. Последнее относится, в частности, и к разделу, посвященному проблемам современной биоэтики. Опыт становления биоэтики в Украине (в 1998 году Президиум НАНУ по рекомендации ЮНЕСКО учредил Комитет по биоэтике во главе с академиком Ю.Кундиевым) изложен в книге весьма обстоятельно. Читатель имел возможность ознакомиться с тем, как была развернута работа этого комитета, как шла подготовка проекта закона Украины о биоэтике и биоэтической экспертизе, (который, увы, до сих пор не рассмотрен Верховной Радой), как проводилась популяризация принципов биоэтики, уровень которой во всех передовых государствах расценивается как мерило цивилизованности. Автор аргументировал положение о том, что биоэтику не следует рассматривать в отрыве от деонтологии и врачебной этики, напротив, необходимо раскрывать органическую связь между ними. 

Когда нашему институту исполнилось 85 лет (три года тому назад), Юрий Ильич выпустил книгу "Институт сквозь призму эпох". В этом замечательном труде мой друг с вниманием и любовью рассказал о сотрудниках и коллегах, о буднях и свершениях каждого отдела.

"Всё остается людям" — так назывался художественный фильм, посвященный жизни и научной деятельности ученого Дронова — в семидесятые годы прошлого века мы смотрели эту картину по несколько раз. Все остается людям... Таков итог жизни и деятельности академика Юрия Кундиева. Это он и руководимый им институт разработали многие научные рекомендации, связанные с гигиеническими проблемами ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Ученый опубликовал свыше 500 научных работ, среди которых 29 монографий, пособий и учебников. Созданное им вместе с академиком Л.Медведем пособие "Гигиена труда в сельскохозяйственном производстве" в
1982 году удостоено премии имени Ф.Эрисмана. За создание учебника "Общая гигиена" и цикл работ "Тяжелые металлы как опасные для человека загрязнители окружающей среды Украины" Ю.Кундиев удостоен Государственных премий в области науки и техники Украины. Как замечательно, что кинорежиссер Александр Муратов и профессор Игорь Тарабан успели снять документальный фильм о Юрии Кундиеве...

Никогда еще не писал статью с таким душевным волнением и надломом. Не стало моего друга Юрия Кундиева. Очень горько. Он прежде всего думал о благе Украины, был большим ученым и общественным деятелем. И в то же время по-юношески легким, энергичным и жизнелюбивым человеком. Что теперь остается — беречь память о нем, хранить все то, чем он успел поделиться с нами за свою долгую и бесконечно короткую жизнь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно