Большая семья Татьяны Стебловской

12 декабря, 2014, 22:30 Распечатать Выпуск №47, 12 декабря-19 декабря

Она — представительница одной из самых именитых театральных династий Украины. Татьяна Владимировна Стебловская, народная артистка Украины, могла бы написать о своей семье полноценный "Театральный роман". Похлеще булгаковского!

 

Она — представительница одной из самых именитых театральных династий Украины. Татьяна Владимировна Стебловская, народная артистка Украины, могла бы написать о своей семье полноценный "Театральный роман". Похлеще булгаковского! 

Судите сами. Ее бабушка — Екатерина Юровская, когда-то была популярнейшей исполнительницей цыганских и русских романсов, за ней увивались сотни поклонников, она царила на лучших концертных площадках Украины и России. Мама Татьяны Владимировны, Ольга Юровская, практически четверть века была королевой в Киевском театре оперетты: Марица, Сильва, Принцесса цирка — это ее репертуар. Далее. Тетя нашей героини, известная певица Анна Юровская, пленяла своим драматическим сопрано слушателей Львова, Новосибирска, многих других городов. А папа Татьяны — Владимир Стебловский — один из самых именитых театральных деятелей Украины: он работал с Михаилом Романовым, Гнатом Юрой, возглавлял
театры им. Ивана Франко, им. Леси Украинки. В период его руководства театром со стороны Союза писателей возник знаменитый "погром" спектакля Леонида Варпаховского "Белая гвардия", а директор как мог пытался отстоять ту легендарную постановку. При нем же в Русскую драму пришло знаменитое звездное поколение: Молостова, Роговцева, Филимонов, др. 

Ну и сама Татьяна Владимировна — достойный продолжатель театральных традиций семьи. В ее послужном списке десятки ярких ролей на разных сценах. К своему юбилею актриса готовит спектакль "Соло для часов с боем" по пьесе Освальда Заградника, где у нее главная роль — пани Конти (премьера — 18 декабря). 

— Это замечательная пьеса о пожилых людях, которые весьма трогательно относятся друг к другу, они умеют шутить, смеяться над собой, веселиться, — рассказывает Татьяна Владимировна. — И я считаю, что каждый человек, покуда он жив, должен наполнять свое существование яркими эмоциями, бурными страстями. По любому поводу! Даже по поводу нового платья или вкусно приготовленного салата. То есть человек должен жить, а не прозябать! В нашем спектакле происходит трансформация, когда молодежь начинает иначе относиться к пожилым людям. Понимая, что эти люди хотят остаток жизни прожить полноценно, ярко… Чрезвычайно волнуюсь перед этой премьерой. Как, впрочем, и перед каждой. Мне хочется, чтобы зритель над чем-то задумался, посмотрев наш спектакль. Чтобы каждому было интересно. Режиссер — Игорь Славинский. У меня замечательные партнеры — Валерий Легин, Александр Бессмертный, Анатолий Петров, Игорь Щербак, Александр Галафутник, Мария Пустова, Станислав Бжезинский, Анатоль фон Филандра, Катя Варченко. Все они работают с удовольствием. Собственно, они — моя большая семья. Как и весь наш Молодой театр — одна большая дружная семья. 

— Татьяна Владимировна, и все-таки о той вашей большой семье, которая и привила вам любовь к театральному искусству…

— "Артисткой" меня называли еще с детства, со школьных лет. И потому что участвовала в самодеятельности, и потому что все мои близкие родные люди — из театральной среды. Естественно, каждый из них по-своему влиял на мое формирование, на мой дальнейший путь. 

— Должно быть, в ваши детские годы, когда отец — директор знаменитого театра, а мама — примадонна, дом был заполнен яркими звездными гостями? 

— Да, действительно, неимоверно много было интересных людей. Олег Борисов, Павел Луспекаев… Когда в дом приходил Борисов, а руки у него всегда были заняты подарками, он говорил моему отцу: "Дядя Володя, я пришел стучать ногами!". Собирались актеры оперетты, Русской драмы. В одном доме с нами (но этажом выше) жил режиссер театра оперетты Игорь Земгано, а его супруга — Екатерина Деревщикова — была актрисой Русской драмы. Мы необычайно весело проводили время. Моя мама делала наливку — вишневую, сливовую. Даже помню те большие бутыли. Помню и эпизод, когда мама наливку слила, а вишни выложила на тарелку. Так вот я, еще совсем маленькая, взяла эту тарелку и… все съела! А вишни-то пьяные! И тогда, представляете, я вышла к гостям и стала петь! Вот смеху-то было! Так что, пожалуй, это мое первое опьянение искусством. 

— Ваш отец был довольно влиятельным человеком в театральном мире, но, тем не менее, вы не остались работать ни в Театре Франко, ни в Леси… 

— Хотелось быть независимой… И папа часто повторял: "Татьяна, если ты чего-то стоишь, должна добиться всего сама!". Вот я и поехала по распределению в Николаев. Затем был Днепропетровск, впоследствии — Самарканд. Уже позже, когда я вернулась в Киев, судьба подарила удивительные встречи с разными театрами. 

— Татьяна Владимировна, уж коль мы говорим о театре как о большой семье, сильно хочется, чтобы вы вспомнили самые яркие впечатления от театрального Киева 50–60-х, когда на сценах играли настоящие великие актеры. 

— Как раз, когда мой папа работал в Театре им. Леси Украинки, в Киев возвратился гениальный режиссер Леонид Викторович Варпаховский. Он вернулся после ссылки из сталинских лагерей… В 50-х он поставил в нашем городе потрясающие спектакли — "Мораль пани Дульской", "Деревья умирают стоя". Невозможно забыть игру Евгении Опаловой, Виктора Халатова. "Деревья" я помню буквально в деталях, в мизансценах, потому что смотрела его множество раз. У франковцев у меня тоже был свой спектакль-фаворит — "День рождения Терезы", в котором играла потрясающая Полина Владимировна Куманченко. Билеты на эту постановку начинали спрашивать еще от Крещатика. Да, были такие времена… Вообще много связано в памяти с "тем" театром. Прекрасно помню великолепные роли Ольги Кусенко, Натальи Ужвий, Евгения Пономаренко, Михаила Заднепровского — это украинская драма. В Русской драме прекрасная страница связана с Адой Николаевной Роговцевой. А с замечательными актерами этого же театра — Давидом Бабаевым и Ириной Дукой — мы знакомы с 16 лет! Как раз тогда был в Киеве Народный театр, в котором мы играли пьесы Василия Аксенова, Виктора Розова. В то время актеры были сплоченнее. И удивляться нечему, ибо ничего не стоит на месте, в том числе и жизнь. Многое меняется… Но все равно в моей душе остается желание видеть театр как одну большую
семью. Чтобы мы чаще встречались именно на праздниках, а не… на похоронах. 

— Не могу не спросить о вашем сыне — он тоже актер, Владимир Бегма, и, кажется, работает в Москве? 

— Так случилось, что мой сын  поступил в театральный институт на курс к Николаю Николаевичу Рушковскому, но затем его забрали в армию. Он отслужил. И уже потом продолжил учебу в Москве, во ВГИКе — на курсе Бондарчука и Скобцевой. Да, сейчас Володя работает в "Театре Луны" у Сергея Проханова. У меня две внучки. Старшая, кстати, Татьяна Владимировна (в честь меня), ей 15 лет, она окончила музыкальную школу, очень хочет поступить в ГИТИС. Так что вот вам и продолжение династии… Конечно, в нынешней ситуации, когда возникли просто трагические противоречия между двумя странами — Россией и Украиной, у меня от каждой тяжелой новости на эту тему просто "разрывается сердце"… Единственное, чего хочется в этих условиях, — это мира, благополучия. Ведь люди часто ни в чем не виноваты.  

— Через неделю у вас премьера, "Соло для часов с боем". А помните свой официальный, первый выход именно на профессиональную сцену? Когда это случилось? 

— Это было в Николаеве. Туда, как я уже сказала, было мое распределение. То был спектакль по произведению Кожевникова — "Щит и меч". Я играла Анжелику: плясала, пела, говорила на немецком. Собственно, это роль, которая и запомнилась как первая. Уже сейчас, по истечении многих лет, я поняла, как важно, что режиссеры еще в молодые годы мне давали совершенно разные роли. И острохарактерные, и комедийные, и лирические. Разные! Была задействована во всех жанрах и амплуа. Такие перепады "температуры" формируют актера как профессионала, как личность. Да и не было для меня впоследствии такой проблемы, как переход на возрастные роли. Ведь еще с юности я была закалена. В "Дяде Ване" когда-то играла Елену Андреевну, а сегодня играю в этой же пьесе  няню Марину. 

— Сегодняшний зритель — насколько он отзывчив, часто ли подходят к вам после спектаклей с какими-то добрыми словами и пожеланиями? 

— Люди меняются, но зрители в нашем театре — такие же отзывчивые и благодарные. Вот буквально недавно возвращаюсь после спектакля "Афинские вечера", а меня догоняют две замечательные девочки, начинают благодарить за постановку… Говорят: "Мы уже давно не получали таких сильных эмоциональных впечатлений в театре, мы даже плакали". Тогда я им ответила: "Девочки, девочки, я желаю, чтобы ваши слезы были только и только — в театре…". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно