С "земельной гранатой" в руке. Есть ли рецепт выхода из земельного кризиса?

27 октября, 2017, 18:34 Распечатать Выпуск №40, 28 октября-3 ноября

Из-за продления моратория и отсутствия настоящей реформы по всей стране произошли серьезные структурные изменения в землепользовании. 

Вместо того, чтобы по примеру всех цивилизованных стран возродить различные по структуре и размеру частные фермерские хозяйства, в Украине продолжают прибегать к иллюзорным трюкам, превращая свободных крестьян сначала в "равноправных" колхозников, позже — в "сознательных" арендодателей, нынче — в "полноправных" продавцов земли, используя для этого гибридную ложь и басни о добровольности. 

В свое время всем — крестьянам, колхозникам, пайщикам — "бесплатно" одновременно и сразу предоставлялось право на землю, на руки выдавался своеобразный мандат, право голоса: сертификат или госакт. Но украинская земля и ее природные богатства как объект права собственности украинского народа и природный капитал не могут быть предметом купли-продажи. Они не только являются объектом природопользования, но и составляют основу жизнедеятельности и социально-экономического роста для всех граждан Украины, в том числе и крестьян.

Однако при наличии этого основного национального богатства в Украине, которое, по предварительным расчетам Национальной академии наук Украины, составляет в денежном эквиваленте в среднем около 2 млн долл. США на каждого гражданина, уровень жизни подавляющего большинства населения в ходе проводимых реформ снизился и демонстрирует значительное отставание от соседних стран, взявших курс на ЕС. Еще более катастрофично социально-экономическое, демографическое и экологическое состояние на территориях сельских поселений, особенно удаленных от мегаполисов. Зато монополии, в том числе в аграрном секторе экономики, получают сверхприбыли. Ведь проводившаяся в Украине земельная реформа не сопровождалась необходимыми комплексными, теоретически и практически обоснованными мерами и была сведена к аграрной.

Ход земельных превращений в Украине был ориентирован на плюрализм трех форм собственности на землю (государственной, коллективной и частной) и на "добровольное" создание разных секторов хозяйствования на ней. При условии посекторного реформирования и некомплексности и непоследовательности проведения так называемой земельной реформы как аграрной, вне временных и пространственных параметров финансовой, налоговой, таможенной, природоохранной, ресурсоэкономной, административной и других реформ, ожидания ее успешности были напрасными.

На сегодняшний день проблем стало больше, и их решение усложнилось. Такое положение дел можно считать закономерным. Ведь в условиях нестабильности и коррумпированности публичное понимание дальнейшего проведения земельной реформы в основном отождествляется с целесообразностью развития повсеместного аграрного бизнеса и с немедленным внедрением обращения (рынка) земель сельскохозяйственного назначения как инвестиционных механизмов, которые вроде бы поспособствуют росту благосостояния самих крестьян и развитию села. Противники этого иллюзорного явления видят спасение в продлении фиктивного моратория.

Очевидно и то, что при нынешнем политиканстве и поверхностном, часто непрофессиональном подходе многочисленных так называемых земельных экспертов к решению проблем земельных отношений в Украине и отсутствии законодательно определенной цели, этапов, задач и механизмов правового, экономического, финансового и социального развития реформ, а также путей их обеспечения и реализации желаемого результата не достичь.

К сожалению, в таком информационном балласте не уделяется внимание действительной сущности земельной реформы, которая должна охватывать не только плодородные почвы, но и остальные категории земель как не менее важные природные объекты права собственности украинского народа, которые конституционно находятся под особой охраной государства и к которым имеют отношение все граждане Украины, в том числе и крестьяне — главные участники этого затянувшегося спектакля.

Для решения обозначенных и других проблем были проведены профессиональные научно-практические исследования, обобщенные еще весной 2016 г. в научной монографии "Звершення земельної реформи в Україні: нова парадигма". В этой работе акцент сделан на решении проблем земельной реформы относительно плодородных грунтов как основного воспроизводимого природного капитала государства, который вместе с солнечной энергией, воздухом, водой, живыми микроорганизмами в процессе рационального земледелия превращается в мощный общенациональный инвестиционный источник и главный инструмент государственной регуляторной политики.

Ученые пришли к выводу, что для получения действенного рецепта выхода из этого "земельного несчастья", не прерывая спектакля реформ, но переводя его на новые принципы, прежде всего необходимо провести основательный и независимый анализ всех причинно-следственных аспектов, процессов и механизмов трансформации земельных отношений, осуществляемых с начала их имплементации. Без исполнения такой своеобразной увертюры желаемое действо не состоится.

Результаты исследования однозначно подтверждают, что все неурядицы с земельной реформой, продолжающиеся до сих пор, являются прежде всего следствием яростного сопротивления становлению самостоятельного сильного украинского государства и возрождению украинцев как хозяев на собственной земле той самой "пятой колонны", которая действовала и продолжает действовать вместе с внутренними невеждами, применяя различные методы и средства борьбы, а главное, искажая правдивую и своевременную информацию.

В частности, большевики, национализировав в свое время все земли, формировали колхозы на базе крестьянских "кулаческих" хозяйств якобы в интересах самих крестьян, выдавая им всем вместе (фактически каждому колхозу) большие красивые, в твердом переплете документы под названием "Государственный акт на вечное (бессрочное) пользование землей". А каждому неграмотному крестьянину — право голоса путем поднятия руки на колхозном собрании (открытым голосованием), без которого якобы никто и никогда не имел права отобрать у них эти вечные права, включая право коллективной собственности на захваченное имущество. При этом применялся механизм большевизма, по которому отрытым способом голосовало большинство, а меньшинство никогда не имело права. Крестьяне получали мизерное вознаграждение за заработанные трудодни. Позднее, не спрашивая крестьян, без голосования на колхозном собрании поднятием руки, убрали слово "вечное", заменив право на "вечное пользование землей" просто на "постоянное пользование землей", а паспорта начали выдавать таким крестьянам лишь в 1961 г. Трудовые книжки — еще позже.

В конце XX ст. советская плановая экономика, как и вся неестественно созданная социалистическая система, начала рушиться. Провозглашенная перестройка не давала желаемых результатов. Надежды начать проведение земельной реформы и ввести частную форму собственности на землю могли осуществиться лишь с обретением республиками самостоятельности.

Чтобы воспрепятствовать становлению независимого правового государства и сохранить господствующее и монопольное положение "коммуны" на сельских территориях Украины, не допустить возрождения настоящих хозяев — частных землевладельцев наподобие европейских крестьян-фермеров, антигосударственные силы на этот раз, учитывая значительный удельный вес в Украине земель сельскохозяйственного назначения (более 70% от общей площади страны), придумали и конституционно внедрили 30 января 1992 г. наряду с частной еще и тотальную коллективную собственность на землю, создав государство в государстве. Этот трюк сыграл роковую роль, надуманная коллективная собственность на землю конституционно просуществовала до 1996 г., законодательно — до 2004-го, а практически в отдельных местах существует и сегодня.

Таким образом, превзойдя сталинскую коллективизацию, где земля предоставлялась только в пользование, в очередной раз обманули украинских крестьян тем, что теперь они (крестьяне) как якобы единственные "коллективные" владельцы почти всей плодородной земли государства — основного национального богатства — станут богатыми. И только они, принимая свои коллективные "большевистские" решения, будут быстро решать, кого отпускать "на свободу" из тех, кто захочет самостоятельно вести хозяйство на собственной земле. Именно с этого и началась новая коварная антинародная коллективизация.

Тормозя принятие новой Конституции Украины с целью завершения повсеместной коллективизации земель, осенью 1994 г. состоялись якобы по собственной воле действующего главы государства внеочередные выборы президента. В процессе избирательной кампании успокаивали активные слои населения, в том числе и крестьян, тем, что после победы нового главы государства будет ускорена земельная реформа в стране в пользу людей. Фактически замораживая конфликт, были привлечены их голоса и избран новый президент Украины Л.Кучма, который в первую очередь издал "дьявольский" указ "О неотложных мерах по ускорению земельной реформы в сфере сельскохозяйственного производства" от 10 ноября 1994 г. №666. Официальной целью этого указа определялось создание условий для якобы равноправного развития разных форм собственности и хозяйствования на земле, свободного их выбора гражданами Украины, усиления стимулирования труда и обеспечения на этой основе увеличения производства сельскохозяйственной продукции.

Однако, достигая главной цели по ускорению передачи земель в коллективную собственность и снятию напряженности в противостоянии между крестьянами и органами государственной власти за обретение права частной собственности на землю, стрелки борьбы перевели на самих крестьян-колхозников, которыми было легче манипулировать. Ведь только в случае получения земли в коллективную собственность они сами как пайщики принимали решение о реформировании своих хозяйств по методу "большевизма". Эта ловушка сопровождалась красивым и, на первый взгляд, правильным лозунгом как центральным аргументом этого указа: "Земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает!", а также утверждением, что право на земельную долю (пай) может быть объектом купли-продажи, дарения, мены, наследования, залога.

Однако из-за политического и бюрократического противостояния такая "реформа" проходила вяло и в основном сводилась лишь к передаче земли в коллективную собственность. Земли запаса и резерва выделялись преимущественно самого плохого качества в малодоступных местах. Не было никаких предпосылок к массовому созданию новых эффективных частных крестьянских (фермерских) хозяйств, например таких, как во Франции или Германии.

Чтобы завершить это черное дело, не выпуская на свободу более сознательных крестьян и воспользовавшись подписанным 8 июня 1995 г. Конституционным договором между парламентом и президентом, был издан очередной указ президента Украины "О порядке паевания земель, переданных в коллективную собственность сельскохозяйственным предприятиям и организациям" от 8 августа 1995 г.

Этим самим была ускорена коллективизация руками обедневших крестьян, гарантируя им бесплатное предоставление нового права собственности на земельную долю (пай) в коллективной собственности без определения земельного участка в натуре (на местности) одинакового размера для всех членов конкретного коллективного сельскохозяйственного предприятия (КСП), измеряемого в кадастровых гектарах и в денежном выражении. Этот очередной трюк сопровождался лозунгами "разгосударствления и приватизации", хотя на самом деле земля уже не принадлежала государству, и этап паевания воспринимался как "расколлективизация". Для этого разрабатывались и утверждались собранием КСП землеустроительные проекты, и гражданам выдавались районной государственной администрацией сертификаты. За выполненные работы рассчитывались КСП, поэтому сертификаты получали в основном централизованно, храня их в сейфах руководителей хозяйства. Но лишь в случае выхода из такого хозяйства владельца пая по его заявлению и за его, пайщика, счет осуществлялся отвод земельного участка в натуре — в том месте, где решит колхозное "большинство" (фактически руководитель хозяйства). При таких условиях почти никто не имел возможности выйти из такого "коллектива совладельцев" без проблем. А главное, земля так и не стала принадлежать тем, кто ее обрабатывал.

Зато у многих руководителей таких хозяйств массово начал появляться интерес к предпринимательской деятельности и созданию собственного агробизнеса. Многие из них, экспериментируя якобы в интересах самих колхозников-пайщиков, создавали частные предприятия, кооперативы, арендные предприятия, совместные предприятия, хозяйственные общества, акционерные общества (открытые и закрытые), общества с ограниченной ответственностью, с дополнительной ответственностью, полные и коммандитные товарищества, объединения, ассоциации, корпорации и т.п.

Для этого ученые разрабатывали рекомендации, а государственное аграрное начальство по всей вертикали органов власти давало зеленый свет по их созданию. Вынашивались идеи и проекты нормативно-правовых актов для ускорения таким образом трансформации КСП, внедряя арендные отношения относительно земельных и имущественных паев.

В подобной среде был принят новый указ "О неотложных мерах по ускорению реформирования аграрного сектора экономики" от 3 декабря 1999 г., согласно которому планировалось осуществить организационные мероприятия по реформированию КСП на принципах частной собственности на землю и имущество на протяжении декабря 1999-го — апреля 2000-го. Этот указ в очередной раз вызвал необычайное оживление в обществе и надежду крестьян на лучшее будущее.

Достигая цели аграрного лобби, в основатели "новых" частных предприятий (рекомендовано до десяти человек) включались в основном руководитель (контрольный пакет), главный бухгалтер и экономист хозяйства, а также руководители структурных подразделений, близкие родственники... При этом, как правило, списывалась техника и оборудование, искусственно создавались резервные неделимые фонды (до 30%) из имущества коллективной собственности, использовавшиеся новым хозяйством (правопреемником) без каких-либо обязательств (арендной платы) перед настоящими совладельцами. Не распаеванные земли запаса и резерва также оставались в их пользовании. Под долговые обязательства КСП, в том числе по выплате зарплаты, которые брали на свой баланс такие "правопреемники", часто выделялось незавершенное производство, скот, валюта и другое высоколиквидное имущество по себестоимости или остаточной стоимости. Например, многие из новообразованных частных структур сумели, собрав урожай озимых, посеянных осенью 1999 г., и реализовав его по ценам 2000 г., рассчитаться с долгами и стать абсолютным владельцем ликвидного имущества. Аналогичные действия происходили с незаконной реализацией скота, техники и оборудования, в том числе списанием и сдачей в металлолом. Нарушались права крестьян на внесенные паи в межхозяйственные предприятия. Также всем заявленным "правопреемникам" реформированных КСП за счет государства была погашена задолженность перед бюджетными организациями, Пенсионным фондом и т.п.

Таким образом, на начало 2001 г. было заявлено, что на базе 11,3 тыс. реформированных коллективных сельскохозяйственных предприятий были созданы более 16 тыс. новых различных агроформирований. Кроме того, насчитывалось около 43 тыс. фермерских хозяйств, использовавших 4,3 млн га земель, и более 4 млн личных крестьянских хозяйств (более 6 млн га).

Однако из-за отсутствия четкой и однозначной комплексной государственной программы трансформационных процессов (реформы проводили комиссии КСП) на практике возникало много проблем и противоречий. Земельная реформа не сопровождалась комплексом работ по государственному землеустройству как основному инструменту государственного управления, регулирования и реализации, который заранее должен был обосновывать замыслы и мероприятия, в том числе по рациональному использованию и охране почв. В частности, как следствие под распаивание попало свыше 5 млн га деградированных и других непригодных для сельскохозяйственного производства земель.

К сожалению, землю товарного сельскохозяйственного производства большей частью подпольно, как и планировалось, начали использовать на условиях аренды некрестьяне. Подавляющее большинство (5,5 млн) владельцев паев, или 82% от общего количества граждан, получивших сертификаты, заключили договоры аренды на различные сроки — от 1–3 до 10 и больше лет, получая от арендаторов мизерную гарантированную арендную плату, в основном натурой — зерном, растительным маслом, кормами, услугами, в отдельных случаях деньгами. Конечно, на фоне обнищания подавляющего большинства населения этот факт указывал на позитив осуществляемой "земельной реформы", особенно для пенсионеров, которые до этого совсем ничего не получали.

Таким образом было "успешно" трансформировано большинство колхозников-пайщиков в пайщиков-арендодателей, что позволило ряду новообразованных хозяйств значительно обогатиться и чувствовать себя достаточно комфортно в тогдашних "рыночных условиях". Вместе с тем активизировалась работа по замене сертификатов на земельную долю государственными актами на право частной собственности на земельный участок. Считалось, что этим будут созданы реальные условия для введения в Украине полноценного рынка земли, где первоочередность на приобретение земельных паев будут иметь их арендаторы.

Не следует забывать, что пути, методы и средства выполнения названного указа на местах порождали многочисленные обоснованные жалобы, предложения и заявления в адрес органов местного самоуправления, районных и областных государственных администраций (были даже созданы специальные комиссии, которые должны были сопровождать процесс реформирования на местах), прокуратуры, милиции. Но местные служащие и правоохранители в большинстве случаев были глухи и оставались на стороне руководителей "реформированных" хозяйств. Отдельные смельчаки с жалобами доходили до столицы, обращались в суды. Обстоятельства, факты и эпизоды конкретных дел этого действа на всей территории государства требуют отдельного профессионального и скрупулезного исследования и правдивого освещения.

При этом Верховная Рада, прикрываясь требованиями статей 13 и 14 Конституции Украины, приняла Закон "О соглашениях относительно отчуждения земельной доли (пая)" от 18 января 2001 г., которым запретила (наложила мораторий) владельцам земельных долей (паев) заключать соглашения о купле-продаже, дарении земельной доли (пая) или иным образом отчуждать указанные доли, кроме передачи их по наследству и при выкупе земельных участков для государственных и общественных нужд, — до урегулирования Земельным кодексом порядка реализации прав граждан и юридических лиц на пай.

Из-за умышленного продления фиктивного моратория в течение 16 лет и отсутствия настоящей земельной реформы, в том числе в аграрной сфере, по всей стране самовольно произошли серьезные структурные изменения в землепользовании. Усилились беззаконие и рейдерство, разгулялось теневое обращение земель с различными схемами присвоения чужих прав, в том числе на распаеванные угодья. Значительная часть земельных паев оказалась в агрохолдингах и разных предпринимательских структурах, в том числе с иностранным капиталом, которые также скупили корпоративные права на собственность и арендные права на земельные паи у базовых предприятий и фермерских хозяйств при непонимании этого процесса первичными арендодателями (их наследниками) — бывшими колхозниками, владельцами земельных паев.

Как ни парадоксально, но в такой среде и при указанных предпосылках и методах земельных трансформаций теперь одни дельцы, в том числе представители органов власти, убеждают таких крестьян-владельцев, что им выгоднее как можно быстрее продать свой "подарок", заработать деньги и избавиться этого опасного "чего-то", а другие кричат: "нет!", налагая в течение второго десятилетия мораторий на отчуждение этого "чего-то"... При этом обеспокоенные крестьяне-арендодатели, особенно те, кто не поддался на аферы со своими паями теневым образом, продолжают держать государственные акты, выданные взамен земельных сертификатов, на это "что-то" и суетятся, как обезьяна с гранатой, в ожидании неизвестного конца.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно