Трупный яд «Минска»: три способа избежать казни Украины, которую задумал Путин

20 декабря, 2021, 16:07 Распечатать
Отправить
Отправить

Выполнение политической части минских договоренностей разрушит нашу страну

Трупный яд «Минска»: три способа избежать казни Украины, которую задумал Путин

Перевелись нынче кремленологи на Западе. Видимо, переквалифицировались в китаеведов…

За 22 года путинского правления Запад так и не осознал, что кремлевский дзюдоист понимает лишь язык силы, а стремление к поиску компромиссов, желание предоставить оппоненту возможность сохранить лицо расценивает как слюнтяйство, «гнилой либерализм» и в полной мере использует слабости противника.

При всей решительной и жесткой риторике Запада в связи с российской эскалацией у границ Украины, при всех его грозных предупреждениях об «адских санкциях» в случае полномасштабного вторжения России в Украину, Путин пока получает желаемое, а не теряет имеющееся. После весенней и нынешней волн эскалации он добился уже двух бесед с Байденом и уверенно анонсировал третью. Он торжествовал по поводу снятия американских санкций с оператора «Северного потока-2» после июльской встречи Байдена с Меркель и еще раз — две недели назад, когда после разговора главы Белого дома с хозяином Кремля из оборонного бюджета США исчезли санкции как против СП-2, так и в отношении 35 человек из путинского окружения. Он потирал руки после того, как Вашингтон приостановил выделение Украине 200 млн долл. военной помощи и заявил о готовности сесть вместе с союзниками за стол переговоров с Москвой и обсуждать ее «обеспокоенности» касательно дальнейшего расширения НАТО.

Достаточно легко и за совсем недорого, лишь подвигав туда-сюда войска у границ Украины, Путин, шантажируя возможностью полномасштабной войны в центре Европы, перевел дискуссию из категории «урегулирование конфликта» в категорию «предотвращение войны» и уже добился от Запада определенных уступок. Так почему бы Кремлю и дальше не вести себя точно так же? Ведь его тактика работает.

Никто не знает, что в голове у Путина, каковы его планы и чего он хочет. Но вряд ли истинная цель нынешнего устрашающего бряцания оружием — юридически закрепленные гарантии НАТО о непринятии Украины в Альянс. Хотя бы уже потому, что Украину в Альянс и так не принимают. С Бухарестского саммита 2008-го вот уже 13 лет мы слышим лишь мантру о том, что «двери НАТО остаются открытыми». Только вот стыдливо отводя глаза в сторону, держатели НАТОвского «зонтика безопасности» не решаются откровенно признать, что двери этого элитного клуба по-прежнему заслоняет, грозно поигрывая мощными мускулами, российский вышибала, осуществляющий на свой вкус фейсконтроль при входе. В НАТО решения принимаются консенсусом, а у Москвы хватает рычагов влияния на многие из 30 стран Альянса. Для блокирования принятия Украины в НАТО формально достаточно лишь одного «нет» — немецкого, французского, итальянского, венгерского, не суть. На сегодня их и без «юридически обязывающего документа» гораздо больше.

Поэтому истинные цели Путина, пожалуй, в другом — продемонстрировать миру как Россия диктует свои условия влиятельнейшим столицам и могущественным организациям; сесть за один стол с сильными мира сего и заставить их считаться с собой, а не оставаться изолированным полуизгоем. Да и 2024-й уже не за горами, а рейтинги Путина ползут вниз, поэтому очень важно показать российскому избирателю, что вылезший из бункера хозяин Кремля, хоть и не очень молод, но по-прежнему силен и может запросто «нагнуть» Запад.

Сайт президента России

А Запад взволнован и крайне обеспокоен. В государствах, где ценится человеческая жизнь, где эта жизнь относительно спокойна, а ее уровень высок, там в самом деле боятся войны и не хотят воевать — не только за Украину, но даже за свою родину. Как показало социологическое исследование WIN/Gallup еще в 2015-м, в среднем по Европе за собственную страну готовы воевать лишь 25% ее жителей. В трех крупнейших и богатейших европейских государствах НАТО показатели были такими: во Франции — 29%, Британии — 27%, Германии — 13%. В Украине сегодня, согласно последнему опросу КМИС, с оружием в руках готов воевать за родину каждый третий украинец — 33,3% — больше, чем в Европе, но тоже ведь даже не полстраны…

Поэтому все с новым жаром говорят о диалоге и дипломатическом урегулировании, дружным хором поддерживают усилия «нормандского формата», летаргию которого еще недавно констатировал министр Дмитрий Кулеба, и призывают стороны конфликта вернуться к выполнению «Минска», смерть которого неоднократно засвидетельствовал министр Алексей Резников.

Неважно, что за семь с половиной лет существования «нормандский формат» ничего существенного в урегулировании российско-украинского конфликта не добился, и это стало одной из печалей ушедшей на покой фрау Меркель. Неважно, что «большой друг Украины» президент Макрон, который, по словам президента Зеленского, очень хочет продолжения своей посреднической миссии и работы «Норманди», так и не нашел возможности посетить с давным-давно обещанным визитом Украину (хотя уже даже были обозначены предварительные даты в конце ноября). Нечего предложить или так сильно опасался неудовольствия Москвы? В Хорватию же вместо этого съездить приятнее, правда?

Вне всяких сомнений, переговоры лучше войны, а дипломатия лучше стрельбы и кровопролития. Но вот, допустим, удалось каким-то образом уговорить Путина отвести войска от границ Украины. Эскалация снижена. Дальше что? Все с облегчением выдохнут — «Уф-ф!», вытрут холодный пот со лба и с чувством выполненного долга вернутся к своим делам, ритуально повторив заклинание о необходимости выполнения «Минска», и снова сбросят дальнейшие заботы на «марлезонский квартет»?

Спустя семь с половиной лет существования «нормандского формата» и семь лет попыток реализовать Минские договоренности, на линии разграничения по-прежнему гибнут люди, страдает мирное население, а ползучая аннексия Россией ОРДЛО лишь ускорилась: РФ оккупировала еще больше украинской земли, разграбила ее, вывезя все мало-мальски для себя ценное, включая человеческий ресурс, раздала оставшимся жителям оккупированных территорий сотни тысяч российских паспортов, задействовала их на выборах в Госдуму и фактически интегрирует оккупированные территории экономически, введя там рубль и начав «товарное сближение». Дети, рожденные в ОРДЛО, уже пошли в школу, где учатся по российским программам. Большинство из них не считают себя украинцами, их научили, что Украина — враг.

Сколько серий «ужастика», в котором «Норманди» в летаргии пытается реанимировать «труп «Минска», нам еще предстоит посмотреть? Зачем? Какие основания надеяться, что еще энное количество лет ритуальных заклинаний: «Минск» — наше все», принесут успех? И, главное, что мы считаем успехом?

Владимир Зеленский несчетное количество раз подчеркивал, что минские договоренности плохи, но они, мол, достались ему в наследство от Петра Порошенко. Однако у самого Зеленского было как минимум два шанса от них отказаться. В самом начале своего президентства он мог четко заявить, что считает эти договоренности «папередника» невыгодными для Украины, и твердо отказаться от их выполнения. Тем более что «Минск» не является международным юридически обязывающим договором.

И, конечно, мы все прекрасно помним, как Зеленский давал себе всего один год, чтобы понять, работает ли «Минск»: «Больше года, мне кажется, мы не можем терять», — заявлял он в октябре 2019-го. Спустя год даже слепому было видно, что «Минск» по-прежнему не работает, а все усилия «Норманди» бесплодны. Нужно было ставить точку. И что-то предлагать взамен.

Не предложили. Некому. Компетентных во власть не приглашают. А тех, кто там еще остался, не видно — всех затмила «звезда Ермака». Единственное, на что сподобилась Зе!команда, — предложить «модернизацию» «Минска», поменять порядок некоторых его пунктов: сначала передача Украине контроля над границей — и только потом — выборы в ОРДЛО.

Хорошо, пофантазируем немного: допустим, Россия с какого-то перепугу вдруг на все согласится, перестанет стрелять, заберет вооружения, выведет войска и даже отдаст Украине контроль над границей. Украина готова после этого реализовать политическую часть «Минска», навязанную ей Россией в феврале 2015-го под угрозой создания Дебальцевского котла? Власть сознает, что полное выполнение «Минска» — это гарантированная погибель для Украины? А наши международные партнеры?

В 2015 г. Курт Волкер, не занимавший тогда официальных постов ни в ЦРУ, ни в Совбезе США, ни в Госдепе, ни в НАТО, а трудившийся в аналитической структуре сенатора Маккейна и потому имевший достаточно большую свободу в высказываниях, назвал «Минск» «не мирными договоренностями, а соглашением о разделе Украины, навязанным Киеву Германией, Россией и Францией». Предоставление ОРДЛО «особого статуса» вызовет «эффект домино», что для страны, ослабленной войной и бездарной властью, с разваленной системой госуправления, станет настоящей катастрофой.

У Украины нет возможностей и ресурсов — ни экономических, ни человеческих, реализовать «Минск». У нее нет сил принять в одночасье огромную территорию — с ее экономической разрухой, людьми с отравленным роспропагандой сознанием и российскими паспортами в карманах, ненавидящими все украинское и припрятавшими огромные арсеналы нигде не учтенного оружия. Она не может сразу дать им право голоса, лишив при этом остальную часть страны права выбора свободного от российского диктата европейского будущего.

Принуждение Украины к выполнению «Минска» — это медленная и мучительная казнь страны — не через расстрел, а через инъекцию смертельным ядом.

Но это и есть главная цель Кремля — обратно впихнуть Украине Донбасс — разрушенный и отравленный — на российских условиях. Потому что Путин знает: это ее убьет.

Понимают ли это наши партнеры, призывая «обе стороны» к выполнению «Минска»? Осознают ли это Соединенные Штаты? Там после заметного перерыва вдруг почему-то снова вспомнили о минских договоренностях и стали настойчиво упоминать их буквально в каждом заявлении, касающемся эскалации вокруг Украины, и называя «лучшим способом разрешения конфликта на Донбассе»? Почему? Потому что некогда, некому или просто неохота креативить, думать над чем-то новым? Или это уступка, шаг навстречу Москве?

Может быть, речь идет о принуждении именно России, не выполнившей до сегодняшнего дня ни одного пункта «Минска», к началу реализации ею этих договоренностей? Ведь Госдеп, после общения госсекретаря Энтони Блинкена с главой Евросовета Шарлем Мишелем, заявлял о необходимости того, «чтобы Россия прекратила эскалацию и вернулась к дипломатии, в том числе полному выполнению минских договоренностей». Правда, абсолютно не ясно, кто и каким образом заставит Россию это сделать.

Москва по сей день настойчиво твердит, что не является стороной конфликта и не имеет обязательств по выполнению минских договоренностей, которые, по ее мнению, касаются исключительно Киева, Донецка и Луганска. За семь лет (!) Берлину и Парижу не удалось с этим сделать ничего. Каким образом Вашингтон планирует заставить Москву выполнять «Минск»? Мы ничего об этом не слышали. «Адские санкции» против России Соединенные Штаты, как и Евросоюз, обещают ввести лишь в случае ее масштабного вторжения в Украину (при этом масштаб, необходимый для этих санкций, не уточняется). Мы ничего не слышали о санкциях против России за невыполнение «Минска». Так как, черт возьми, дорогие наши друзья, американцы с европейцами, вы собираетесь добиться от Москвы выполнения минских договоренностей?

Или к ним будут принуждать только Киев, вызывая тем самым (к огромному удовлетворению Москвы) еще больший раскол в украинском обществе, уличные протесты и политическую нестабильность? В Украине ведь достаточно людей, понимающих смертельную опасность реализации «Минска» для страны.

Мы не знаем и можем лишь строить догадки, о чем на самом деле договаривается Вашингтон с Москвой. И чем больше из Вашингтона, а вслед за ним и с Банковой нас уверяют, что «никаких решений по Украине без Украины» не будет, мол, ничего за нашими спинами не происходит и нас ни к чему не будут принуждать, тем сильнее тревога, что все как раз наоборот.

Понятно, что Вашингтон не доверяет Банковой, не доверяет украинским спецслужбам. И дело не только в «вагнергейте»: об утечках чувствительной информации, о «кротах» и целых «кротовниках» в нашей власти за океаном известно давно и куда больше, чем нам с вами. Поэтому Киеву, судя по всему, сообщают далеко не все, не всегда и с задержкой во времени. Даже когда речь идет о жизненно важных для Украины вопросах. Например, сведения о «необычном» скоплении и передвижении российских войск у границ Украины, по информации ZN.UA, украинские спецслужбы получили одновременно с американской газетой The Washington Post, которая первой обнародовала эту информацию. Не очень-то по-партнерски со стороны Вашингтона, учитывая, что мы — партнеры как бы стратегические.

Даже более свободные в своих действиях и высказываниях американские конгрессмены в последнее время «шифруются»: о визите посетившей на прошлой неделе Украину двупартийной делегации Конгресса из комитета Палаты представителей по вооруженным силам не слышали, когда мы к ним обратились, ни в профильном комитете Рады, ни в Министерстве обороны Украины. Лишь краткое сухое сообщение на сайте посольства США подтвердило, что делегация Конгресса в Украине все-таки побывала. От собственных источников ZN.UA узнало, что конгрессмены, не пожелавшие широкой огласки своего визита из соображений «чтобы не дразнить Москву», посетили не только Киев (где задавались вопросом, чем Америка может помочь Украине и в чем Украина может уступить России для урегулирования конфликта), но и украинские военные базы. Впрочем, конгрессмены поделились некоторой информацией со своими избирателями в твиттере. Украинские граждане такой чести удостоены не были. Но не только мы, обычные граждане, блуждаем в информационных потемках и лишь строим догадки, кто и каким образом вершит судьбы нашей страны.

Испытывая недостаток в профессионалах и патриотах, украинские спецслужбы, десятилетиями ориентированные лидерами страны на одно и то же — внутриполитический сыск, не получая всей необходимой информации от партнеров, и имея лишь отдельные фрагменты пазла, не в состоянии сложить из них цельную картину происходящего и, соответственно, представить ее высшему руководству страны. А не желающее вылезать из «теплой ванны» и получающее ограниченную информацию от весьма узкого круга приближенных лиц руководство страны не в состоянии принять мудрые и верные решения, в надежде, что это сделают западные партнеры.

При этом президент Зеленский, похоже, намерен подстраховаться и переложить ответственность на народ. Его туманные высказывания о референдуме в интервью телеканалу «1+1» на следующий день после разговора с Байденом, повергли в недоумение и задумчивость многих. Что значит «референдум по Донбассу в целом»? А «по Крыму»? Это о чем? На всякий случай: референдумы касательно территориальной целостности страны запрещены Конституцией. А что означает референдум «в целом по прекращению войны»? Какие войны «прекращались» посредством референдумов? И еще вот это: «Так может быть, что какая-то страна может предлагать нам те или иные условия». Напомню, что сей набор загадочных словосочетаний Зе!президент изрек вскоре после продолжительного телефонного общения с Байденом. Байден уже предложил какие-то условия? Какие? Отвечают ли они национальным интересам Украины? Или Вашингтон стремится лишь загасить тлеющий бикфордов шнур нынешней эскалации, дабы «предотвратить войну» и отряхнув руки побыстрее вернуть проблему урегулирования в Донбассе «нормандскому формату», о поддержке которого там в последнее время тоже сказано в избытке?

Понятно, у «лидера демократического мира» огромный ворох собственных проблем — как внутренних, так и мирового масштаба. Понятно, что в Вашингтоне изрядно «устали от Украины» — от бесконечной клоунады, непрофессионализма и беспочвенной самоуверенности ее власти, от пандемической коррупции и мелкого вранья. Мы понимаем, что в Вашингтоне нет ни доверия, ни уважения к украинской власти. Но Украина — это не только Зеленский, Ермак, Демченко и Татаров.

«Сегодняшний кризис превышает масштабы Украины» — устами Блинкена напоминает Вашингтон партнерам. Но сегодняшняя Украина «превышает масштабы» Банковой и Грушевского, напоминаем мы Вашингтону. А еще напоминаем о том, что если бы у нас сегодня была хотя бы часть того огромного, третьего в мире, ядерного арсенала, от которого Украина (единственная на планете!) отказалась в свое время под огромным давлением Соединенных Штатов, то нам сегодня, возможно, не так уж и нужна была бы их помощь. Напомним еще и о том, что если бы в 2014-м, когда Россия на глазах у всего мира захватывала Крым, из Вашингтона не прозвучала строгая команда Киеву «Стоять, не провоцировать!», если бы украинцы с оружием в руках хотя бы попытались отстоять свою землю, то «проблемы урегулирования в Донбассе», увидевшем на примере Крыма, что можно без единого выстрела, без единой человеческой жертвы «уйти в Россию», сегодня, не исключено, не было бы…

Соединенные Штаты обязаны нам помочь. Но только не с помощью «Минска».

Единственным способом реально защитить Украину и на деле продемонстрировать России и миру, что ни одна страна за пределами НАТО не имеет права вето на его расширение, это быстро принять Украину в Альянс. Не хватает смелости и решительности, нет консенсуса у партнеров и настойчивости у Вашингтона их убедить?

Окей, есть еще вариант. Осенью 2018-го тогдашний спецпредставитель госдепа по Украине Курт Волкер сообщил, что США планируют регулярное расширение санкционного давления на РФ — «каждые один-два месяца или около того» — для принуждения Москвы к урегулированию российско-украинского вооруженного конфликта. Тогда по разным причинам не сложилось, Вашингтон на это не пошел. Сейчас — самое время. Не угрожать «адскими санкциями» лишь в случае широкомасштабного вторжения России в Украину, а прямо сейчас начать постепенно, но регулярно расширять санкции за то, что РФ уже сегодня воюет на территории нашей страны, принуждать ее к полной деоккупации ОРДЛО. Продолжается блокирование КПВВ? Санкции! Не происходит обмен пленными? Санкции! Не выведены войска и вооружения из Украины до определенной даты? Санкции! И так до полной деоккупации. А что делать потом, после деоккупации, Украина уж разберется. Без России.

Если и этот вариант Вашингтону не по зубам, остается одно — «замораживать» конфликт, чтобы больше не гибли люди. Замораживать до тех пор, пока в Москве, Вашингтоне и Киеве не появятся лидеры, способные его «разморозить» и мирно и безопасно вернуть Украине ее территории и людей.

Но только не нужно принуждать нас к «Минску». Если США пойдут по этому пути, они не только помогут России разрушить Украину. Они проиграют. Не только России. И если уж перевелись на берегах Потомака кремленологи, то пусть хотя бы китаеведы объяснят, почему.

Больше статей Татьяны Силиной читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК