Победа в честь «железного Фиделя» с мыслями о Лукашенко и ненавистью к Бушу

08 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 8 декабря-15 декабря 2006г.
Отправить
Отправить

Победа на президентских выборах Уго Чавеса позволит ему и далее экспериментировать в Венесуэле в духе «донкихотского социализма», который он пытается адаптировать к ХХІ веку...

Победа на президентских выборах Уго Чавеса позволит ему и далее экспериментировать в Венесуэле в духе «донкихотского социализма», который он пытается адаптировать к ХХІ веку. За Чавеса проголосовало 61,35% избирателей, а за его оппонента, губернатора штата Сулия Мануэля Росалеса — 38,39%. Венесуэльский президент подчеркнул, что он посвящает эту победу своему другу Фиделю Кастро и кубинскому народу. «Брату, товарищу и другу Фиделю и солидарному народу братской Кубы», —добавил он. Оставаясь «убежденным врагом» Вашингтона, Уго Чавес после переизбрания получил возможность еще в течение шести лет углублять свою «социалистическую революцию».

Несмотря на то, что в Венесуэле не все воспринимают желание президента повторить кубинский путь, Чавесу не дает покоя пример пожизненного руководителя Кубы Фиделя Кастро и «референдумного президента» Беларуси Александра Лукашенко. Поэтому он после президентских выборов намерен инициировать проведение референдума, на котором попытается получить легитимность своего правления Венесуэлой до 2021 года и дольше, если венесуэльцы поддержат внесение изменений в конституцию, которые снимут ограничение пребывания на президентском посту двумя последовательными сроками.

Однако мечты Уго Чавеса ввести в своей стране диктатуру, подобную кубинской, не пользуются такой всенародной поддержкой, как ему бы хотелось. И хотя Росалес не сумел победить «пламенного левого» на президентских выборах, нельзя не обратить внимания на тот факт, что впервые за многие годы оппозиция смогла объединиться и выдвинуть своего единого кандидата. Стремясь проникнуть на электоральное поле Чавеса, Росалес даже попытался его превзойти в популистских предвыборных инициативах, предложив выпустить дебетовые карточки, так называемые Мі Negra, для примерно 3 миллионов бедных венесуэльцев, что позволило бы им получать по нескольку сотен долларов в месяц из правительственной казны.

И хотя Уго Чавес называет Росалеса не иначе как «лакеем Вашингтона» и обвиняет США и оппозицию в сговоре, в ходе предвыборной гонки он казался меньше сосредоточенным на Росалесе, чем на Джордже Буше, которого венесуэльский лидер в своей речи в сентябре в ООН назвал «дьяволом». Это определение успешно используется в наглядной прочавесовской агитации, размещенной на билбордах вдоль дорог, ведущих в Каракас. «Голосуя против дьявола — голосуете против империи» — «ненавязчиво» призывают они.

Умело манипулируя ненавистью к Бушу и США, социальными подачками для наиболее уязвимых слоев населения страны, Чавесу удалось убедить большинство соотечественников в правильности выбранного им пути. В его актив были зачислены миллиарды долларов, потраченные на образование, здравоохранение и другие социальные программы, которые действительно помогли бедному большинству Венесуэлы. И если его оппонент Мануэль Росалес мог только обещать помощь венесуэльцам в случае своего избрания, то Уго Чавес не упустил случая воспользоваться преимуществами своего президентского статуса и на шесть недель раньше выплатил 3 миллиарда долларов рождественской премии работникам государственного сектора. Некоторые эксперты считают, что лидеры оппозиции на протяжении предвыборной гонки больше времени провели во взаимных спорах и ссорах, вместо того чтобы выработать последовательную политику и бросить вызов нефтепопулизму Чавеса и его антиамериканской внешней политике. Оппозиция состоит из многих политических сегментов, но она не смогла установить контакт с беднейшими слоями населения страны. «Это не был выбор между двумя кандидатами, — считает Альберто Гарридо, автор нескольких книг о действующем президенте, — это — выбор между двумя системами».

Похоже, что Уго Чавес осуществил крупнейший политический и экономический переворот в западном полушарии за последние 25 лет. Его спорная политика и популистская риторика разделила 26-миллионную нацию и отделила Венесуэлу от ее некоторых давних союзников, а особенно — от США, крупнейшего импортера венесуэльской нефти и давнего военного союзника этой страны. Собственно, чавесовская революция — это не что иное, как странная смесь социализма, дружбы и догматизма, подпитываемая доходами от нефти. На этом пути он искал дружбы с лидерами ряда государств, похожими на Фиделя Кастро и Муаммара Каддафи, Александра Лукашенко и Владимира Путина. И оскорбил нескольких влиятельных западных лидеров, включая президента Джорджа Буша.

Частично эта паранойя (или продуманная политическая стратегия паразитирования на национальных чувствах) может усиливаться от углубления связей Чавеса с Кубой. Обедневший остров, поделившись с венесуэльским лидером «революционной идеологией» и антиамериканизмом, получил взамен вполне материальные два миллиарда долларов субсидий ежегодно. И медицинские услуги, которые предоставляет кубинский медицинский персонал Венесуэле, работая в бедных отдаленных регионах страны, и операции по хирургии глаза, проводимые венесуэльцам на Кубе, — только малая часть экономического возмещения за политическую дружбу.

Антиамериканская позиция Уго Чавеса принесла ему определенное политическое влияние за рубежом. На американском континенте он сегодня наиболее известный латиноамериканский президент с тех пор, как Кастро начал сдавать позиции, и имеет все шансы стать самым большим антиамериканским «рупором» после того, как «железный Фидель» уйдет в вечность. Однако, несмотря на всю его театральную «истерическую революционность», демонстрируемую им при каждом удобном случае за границей, политической основой стабильности чавесовского режима являются социальные программы, финансируемые из нефтяных поступлений. «Серфингируя» на волнах высоких цен на нефть, Чавес влил миллиарды долларов на нужды здравоохранения и программы образования, а также субсидировал продовольствие. Он построил новые корпуса университетов и средние школы, отреставрировал военные училища для новых поколений, которые признательны ему за это.

Однако, несмотря на миллиардные инвестиции в социальные программы, безработица, бедность и проблемы в здравоохранении не покидают Венесуэлу. Торговля наркотиками набирает обороты, а их распространение — значительные масштабы. И венесуэльцев не может не тревожить рост преступности в стране. Кроме того, непонятно, повлияют ли социальные программы Чавеса на планируемые преобразования в Венесуэле. Открытие «золотого нефтяного дна» не улучшило инфраструктуру в стране. Так, недавно разрушился мост, соединявший главный аэропорт со столицей.

На международной арене, а особенно в арабском мире, Уго Чавес выступает в роли героя, или «вождя угнетенных». И популярность венесуэльского президента связана с гиперболизированным антиамериканизмом. Его фигура уже длительное время вызывает полемику во всем мире. Это странный политический образ, синтезированный из сплава революционной риторики Фиделя Кастро, приправленный непримиримым антиамериканизмом иранского президента Махмуда Ахмадинеджада и антиглобализмом латиноамериканского розлива.

Сегодня популярность венесуэльского президента в арабском мире такова, что его портрет нередко можно увидеть на палестинских территориях, а венесуэльские флаги — во время демонстраций в Бейруте. При этом Уго Чавес «свергает с престола» даже некоторых исламских героев. На многих арабских сайтах в Интернете можно найти информацию, похожую на эту: «Я палестинец, но мой президент Чавес, а не Махмуд Аббас». И отныне в секторе Газа портрет Уго Чавеса висит рядом с портретами Арафата и Че Гевары. В многочисленных статьях в арабской прессе журналисты спрашивали: как могло произойти, что арабские руководители не смогли сделать то, что отважился сделать не мусульманский, не арабский, а латиноамериканский руководитель. Естественно, некоторые античавесовски настроенные венесуэльцы могли бы предостеречь арабских сторонников своего президента, что Чавес — это авторитарный деспот, ведущий их страну к гибели.

Уго Чавес говорит об Ираке больше, чем это делают арабские лидеры, и не упускает ни одного повода «приветствовать иракское сопротивление против империалистических сил». Непримиримая позиция Чавеса в отношении Израиля иногда заставляет смущаться некоторых арабских руководителей, которые преимущественно не хотят портить свои отношения с израильтянами из-за слишком острых словесных выпадов. При этом он представляет весьма своеобразную «породу» политика. Чавес не относится ни к одному религиозному движению и не руководит ним. Он еще не занесен в «черный список» террористов, составленный в Вашингтоне. И у «антиимпериалистически» настроенного социалиста нет ни одного политического эквивалента в арабском мире.

Сегодня венесуэльский президент занимает свою абсолютно уникальную позицию в мировом политикуме. Похоже, что после смерти Фиделя Кастро Уго Чавес вполне может стать лидером Антиглобализационного интернационала стран третьего мира. Не зря же сам кубинский лидер Фидель Кастор во время последнего визита Чавеса на Кубу фактически сделал его своим политическим наследником. Тогда Кастро сказал: «Чавес, я выполнил свой этап, я могу умереть спокойно. Ты — нет. Ты раб жизни. Не дай себя убить. Ты должен жить, так как судьба революции будет зависеть от того, будешь ли ты жив или нет».

Похоже, что дело правопреемственности реализации идей Кастро в жизнь сейчас находится в надежных руках. Определенные шаги к тому Чавес уже сделал, ловко играя на чувствах тех народов стран третьего мира, для которых современный процесс глобализации стал, благодаря эгоизму, жадности и часто несправедливому распределению богатств планеты, путем в никуда. В глазах современных антиглобалистов Уго Чавес — это Че Гевара ХХІ века, непримиримо и последовательно борющийся за права обездоленных. Одна из наиболее влиятельных и откровенно настроенная против Уго Чавеса венесуэльская газета El Nacional приводит программные слова президента после его переизбрания: «Сегодня начинается новая эпоха, новая эра внутри национального проекта распространения «боливаризации», которую мы будем проводить в четырех направлениях. Идеей и центральным стержнем новой эпохи будет — углубление, расширение и распространение революционной «боливаризации» и революционной демократии в венесуэльском движении к социализму».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК