ОПЕРАЦИЯ «ПРЕЕМНИК»

13 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 13 декабря-20 декабря 2002г.
Отправить
Отправить

Часто ли визит руководителей одной из стран СНГ возбуждает столь пристальное внимание российской прессы, комментарии политиков и прогнозы на первых страницах газет?..

Часто ли визит руководителей одной из стран СНГ возбуждает столь пристальное внимание российской прессы, комментарии политиков и прогнозы на первых страницах газет? Приезд в Москву Леонида Кучмы и Виктора Януковича удостоился именно такого внимания. А все потому, что в России привыкли мыслить собственными политическими схемами, распространяя их на все постсоветское пространство. Если бы в этой стране хоть раз состоялись всамделишные президентские выборы, если бы элита — я уж не говорю о населении — имела возможность собственного выбора, тогда, возможно, в Москве пришли бы к выводу, что и в Киеве или Астане президента тоже выбирают. Но поскольку ничего подобного не было, российская элита и обслуживающие ее СМИ пришли к простому выводу: избирают «у них» — и то, неизвестно, избирают ли, наверное, лицемерят. А демократия — у нас. Демократия — это самостоятельный выбор преемника главой государства при одобрении этого выбора членами правящего клана и радости осчастливленного электората. При этом главное требование к преемнику простое — обеспечивать безопасность и деловое преуспевание предшественника, членов его семьи и окружения. Требование, которому Владимир Путин соответствует на все 100. К украинскому преемнику у российской элиты еще одно требование — он должен обеспечить не только интересы предшественника, но и российские политические и экономические интересы. А самое лучшее — чтобы это сделал предшественник, оставив наследнику лишь простое занятие обеспечивать статус-кво.

В требованиях к украинскому преемнику слишком много теории и слишком мало реализма. Во-первых, в Украине нет Ельцина, пользующегося непререкаемым авторитетом в выборе. Во-вторых, в Украине, в отличие от России, нет консолидированного и подавляющего оппонентов семейного клана, способного назначить президента без согласования с другими группами. В-третьих, обеспечить российские экономические и политические интересы — звучит слишком расплывчато. На украинскую экономику покушается не только вездесущая семья, но и выдавленные ею из большой политики газовики, имеющие в Киеве в качестве представителя своей группировки Виктора Черномырдина. И для любого украинского политика угодить одним — это автоматически означает озлобить других. К тому же и семейный, и газовый кланы не монолитны: договариваясь с ближайшим окружением Ельцина в лице Александра Волошина, можно озлобить путинцев и насторожить чубайсовцев, отдавая собственность людям Черномырдина — возбудить аппетиты людей Вяхирева, еще не забывших, как славно они сотрудничали c Киевом в лазаренковские времена…

И тем не менее инстинкт сильнее расчета. К каждому политику, приезжающему в Москву вместе с Кучмой или по поручению Кучмы, в Москве относятся как к потенциальному преемнику Президента Украины. Чем ближе выборы, тем серьезнее российское отношение к происходящему. Накануне выборов в Верховную Раду Владимир Путин встречался с руководителями фракций, близких не столько Москве, сколько администрации Президента, для того — это происходит отнюдь не только с украинцами, — чтобы подчеркнуть, кого Москва считает своими, а кого — чужими. Сейчас же, в преддверии закрытия Года Украины, в Кремле устроили встречу, которая должна была подчеркнуть, что начинается серьезный разговор.

Для переговоров, предшествующих выступлению президентов на сцене Большого театра, избрали формат непривычный, но эффективный — формат триумвирата. Во встрече с российской стороны участвовали Владимир Путин, Михаил Касьянов и Александр Волошин, с украинской — Леонид Кучма, Виктор Янукович и Виктор Медведчук. Но этот формат продемонстрировал не только серьезность российских намерений, но и то, насколько отличается конфигурация власти в двух странах. В России Волошин выступает в роли идеолога власти, Касьянов — ее экономического куратора, Путин — в роли куратора силовых структур. «Президента» — в украинском понимании этого термина — в России сейчас нет, если кто не помнит — он ушел в отставку 31 декабря 1999 года, а новый такой президент российской элите просто не нужен, да и нет его. Между тем Леонид Кучма все еще Президент, из Медведчука пока что не выходит идеолог, способный доминировать над первым лицом, а Янукович в премьерском кресле еще явно не освоился. Так о чем же говорить в лучшем, для переговоров с российской стороной, формате? Вероятно, о дружбе, а не о преемнике. Потому что даже если бы Путин, Волошин и Касьянов пригласили бы одного Леонида Даниловича и спросили бы у него «кто твой преемник», он бы вряд ли им сразу ответил.

Тем не менее большая часть российских СМИ писала о том, что Кучма привез не просто нового премьера, а нового преемника (справедливости ради нужно вспомнить, что и первый приезд Кинаха воспринимался подобным образом), упрямо не замечала Медведчука и размышляла исключительно о том, каким образом произойдет передача власти из Днепропетровска в Донецк. Нужно понимать, что российские наблюдатели вообще считают, что украинское президентство у Москвы в кармане. Это происходит как из-за тотального непонимания политической ситуации в собственной стране, так и из-за традиционного непонимания ситуации в Украине. Проще говоря, в Москве почему-то уверены, что именно Россия будет выбирать, кого из преемников ей поддерживать, а кого — нет. А украинцы просто проштампуют выбор «старшего брата». В этой схеме мудрый Путин поручил поддерживать отношения с официальным преемником (сейчас это, по-видимому, Янукович) Волошину, а с оппозиционным (это, конечно же, Ющенко) — Немцову. И кто больше предложит — того и назначат.

На самом деле все, конечно же, намного хуже… Путину вообще не до Украины. Волошин — от имени Семьи — все еще поддерживает контакт с группой Медведчука, в своих отношениях с первой семьей конкурируя с Черномырдиным (когда конкуренция обостряется, в дело вмешивается сам Ельцин), и вопрос о преемнике ни Волошин, ни Черномырдин, естественно, решить не могут хотя бы в силу собственного противостояния. Ющенко официальная Москва в упор не видит — последний визит экс-премьера в Москву это только подтвердил, так как с Ющенко не встретился никто из политиков, влияющих на принятие решений. И Борис Немцов, и Ирина Хакамада — при всей симпатии, которую к ним можно испытывать — скорее телеперсонажи, чем представители власти: вся власть думцев замыкается на общении с заместителем главы администрации президента, куратором парламента и его фактическим главой Владиславом Сурковым. И на избрание Президента Украины такого рода возможности влияния не окажут… Но в российском официальном представлении о политике думцы — это серьезные люди, встречающиеся даже с самим Владимиром Путиным. Поэтому в смешнючей схеме, выстроенной российскими аналитиками, в самой Москве никто ничего странного не увидит. Зато здесь будут весьма удивлены, если узнают, что вопрос о преемнике решается не столько в России, сколько в Украине, и что сама Украина который уже месяц находится — и сколько-то еще будет продолжать находиться — в состоянии тягостной неопределенности…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК