ЛЕНИНСКИЙ ПЕРИОД

07 июня, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 21, 7 июня-14 июня 2002г.
Отправить
Отправить

Через несколько недель после того, как в России отметили вторую годовщину существования правител...

Через несколько недель после того, как в России отметили вторую годовщину существования правительства Михаила Касьянова и с некоторым недоумением убедились в том, что кабинет, которому на момент его формирования предрекали судьбу переходного правительства, которое через недолгое время заменят «настоящие» сторонники президента Владимира Путина, превратился в один из самых долговечных кабинетов в истории Российской Федерации, в СМИ вновь говорят о премьер-министре. Теперь наблюдатели изумлены противостоянием премьера и президентских силовиков, отмечая, что Касьянов отнюдь не опасается ухудшить свое положение открытым недовольством действиями силовых структур против российского бизнеса. «Премьер в состоянии войны», — хлестко обозначает тему журнал «Власть». Но во власти не происходит ничего непредвиденного. На очередном совещании с силовиками президент Путин, не вспоминая, впрочем, о претензиях премьера, весьма резко отзывается о ситуации с преступностью в стране и о кадровой ситуации в правоохранительных органах…

Постоянное изумление по поводу долговечности правительства Михаила Касьянова и непотопляемости самого премьер-министра базируется, вероятнее всего, на ложной схеме распределения власти в стране, которая культивируется в российских СМИ практически с момента передачи власти от Бориса Ельцина Владимиру Путину и обуславливает представления о том, кто сегодня играет в России первую роль логикой должности, а не действительным положением вещей. В этой схеме президент Путин — человек, обладающий всей полнотой власти и контролирующий деятельность правительства и парламента, премьер-министр Касьянов — фигура, отвечающая за экономику, не вмешивающаяся в политику и уже поэтому легко уязвимая — когда президент захочет, тогда и снимет. Все остальные — всего лишь серый фон чиновников, оттеняющий блестящего и решительного президента.

Схема красивая и действительно ничего не объясняющая в нынешнем раскладе сил. Невозможно понять, почему президент не меняет явно чужого премьер-министра и не формирует собственное правительство — в то время, когда не только политики, но и эстрадные сатирики говорят об оккупировавших властные кабинеты петербуржцах примерно так же, как в Киеве после избрания Кучмы и назначения Лазаренко говорили о «понаехавших тут» провинциалах-днепропетровцах с их смешным выговором и жаждой быстрых денег. Правда, некое слабое объяснение происходящему все же имеется: президент просто пропустил период, когда можно было менять правительство, теперь он находится в ситуации предвыборной, когда рисковать уже нельзя, и вынужден примириться с Касьяновым. Но тут же возникает вопрос: а почему, собственно, пропустил?

Все это заставляет вернуться к другой схеме распределения властных полномочий, о которой я не раз уже писал. То есть о России, власть в которой распределена между соперничающими кланами и группировками, а назначение на те или иные должности — от президента до губернатора области и председателя парламентского комитета — отражает баланс сил между этими группировками. Нечто подобное, кстати, складывается сейчас и в Украине в преддверии ухода с политической сцены Леонида Кучмы и стремления самого президента и членов его семьи обеспечить себе безопасное и полномочное будущее после этого ухода — и, кстати, поиск баланса может привести к серьезному реформированию самой системы власти, которое, впрочем, будут объяснять не грызней в политической среде, а исключительно государственными интересами и даже успехами мнимой оппозиции. Но власть, складывающаяся на основании некоего паритета, все равно должна быть персонифицирована.

Если посмотрим на сегодняшнюю ситуацию в России, то увидим, что схема распределения полномочий в стране напоминает период после 1917 года. Тогда первым лицом в государстве однозначно считался глава правительства — Владимир Ленин. Влияние этой традиции было столь сильным, что даже в периоды после его смерти, когда власть генерального секретаря ЦК не подвергалась сомнению, преемник Ленина Алексей Рыков еще долго председательствовал на заседаниях политбюро, Иосиф Сталин отказался от поста генсека в пользу председателя совета министров, да и преемником Сталина считался не первый секретарь ЦК Никита Хрущев, а глава правительства Георгий Маленков. И Хрущеву пришлось не только приложить неимоверные усилия, чтобы доказать, что первый секретарь — фигура более важная, чем глава правительства, но и самому стать председателем совета министров по совместительству…Роль премьера ослабла только в брежневские времена — при Леониде Ильиче и его наследниках, включая Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, главы правительств были уже вторыми фигурами при главе партии, а затем и государства.

А теперь все изменилось. Глава правительства вновь выглядит фигурой, обладающей всей полнотой власти, — причем в силу не столько политических, сколько экономических процессов. Россия и ее элита все больше зависят именно от экономики, и именно правительство, а не какие-то там силовые структуры, определяют развитие страны. Разумеется, сильный глава государства мог бы сам возглавить кабинет — если не формально, то хотя бы фактически. Но Путин — не специалист в экономических вопросах. Тогда, возможно, он мог бы усилиться благодаря кадровой политике — ведь именно на этом играли генеральные секретари, отбирая реальное влияние у председателей правительства. Парадокс ситуации, однако, состоит в том, что «генеральным секретарем» в смысле подбора определяющих кадров является отнюдь не Путин, а глава его администрации Александр Волошин. Основные кадровые решения принимаются, конечно же, не Волошиным лично, но именно он является персонифицированным отражением баланса сил в политической элите. И очевидно, что этому «генеральному секретарю» совершенно незачем конфликтовать с премьер-министром, умеющим учитывать интересы близких к Волошину группировок. Стоит вспомнить, сколько сил было потрачено еще в ельцинские времена для назначения Касьянова министром финансов страны в правительстве Сергея Степашина. Сам новый премьер и его первый заместитель Михаил Задорнов настаивали на том, чтобы портфель министра финансов остался за Задорновым, который совмещал бы эти две должности. И Ельцин как будто бы согласился с этим решением. Но Борису Березовскому, Валентину Юмашеву, Александру Волошину и Николаю Аксененко удалось переубедить президента: конфликт окончился уходом Задорнова из правительства и из большой политики вообще. Казалось бы, стоило ли бороться за «чужого человека» либо за человека, способного легко забыть о своих прошлых связях в связи с назначением на новую должность и изменением политической ситуации? В том-то и секрет успеха Касьянова, что он ничего не забыл. А нынешнему «генеральному секретарю» вовсе не нужно становиться премьер-министром, его задача — просто наблюдать, чтобы никто ничего не натворил, и расставлять на нужные места нужных людей…

Какое же место в этой схеме распределения ролей отведено Владимиру Путину? Прямых советских аналогий, конечно же, нет — все же речь идет не просто о политике, но о человеке, — кстати, единственном в правящем триумвирате, — избранном всенародным голосованием. И все же, если Касьянов — «Ленин», а Волошин — «Сталин», то Путин — «Троцкий». Вождь Октября сделал ставку на силовую структуру — армию и, разумеется, на идеологию. Пока он выигрывал гражданскую и писал статьи, другие укрепили свою власть настолько, что вопрос об отставке Троцкого был решен почти безболезненно. Но вдумаемся, а что было бы, если бы Троцкий на реальную власть не претендовал бы, в статьях в основном прославлял бы партию и ее ленинский ЦК, ни с кем бы не ссорился? Да, конечно, это был бы уже не Троцкий. Но зато такого человека никто бы из Советской России не высылал и ледорубом по голове не бабахал, напротив — ему нашли бы какую-нибудь символическую должность, например главы государства — председателя ВЦИК или там председателя Верховного Совета, потихоньку отравили бы и забросили в мавзолей. Ну чем, скажите мне, по внешнему виду Лев Давидович отличается от Михаила Ивановича Калинина? Разве что смирения в глазах поменьше…

Путин тоже отвечает главным образом за силовые структуры. Причем и в силовых министерствах его назначенцы не могут чувствовать себя полноценными хозяевами положения. Но поскольку серьезного вреда своей деятельностью главный силовик страны нанести никому не может, никто не хочет от него избавляться. Так что, как и Троцкий, Путин играет еще и роль вождя — только на этот раз не революции, а эволюции. И если ничего непредвиденного не произойдет, будет играть ее достаточно долго.

Правда, тот же журнал «Власть» уверяет, что администрация президента США рассматривает Касьянова в качестве возможного преемника Путина. Не знаю уж, как администрация Буша, а вот у «администрации Ельцина» действительно такой план может быть — в случае если Путину надоест разбираться с силовиками и полпредами в округах и в добавку к своим нынешним возможностям и портретам в чиновничьих кабинетах он захочет еще и реальной власти — заменить его куда более понятным и предсказуемым премьер-министром, к тому же вполне приемлемым для Запада. Но план этот не так уж легко осуществить. Во-первых, пока что Путин не проявляет желания стать настоящим президентом. Во-вторых, сама комбинация с отставкой Путина или его отказом баллотироваться на второй срок должна быть хоть как-то логически объяснена избирателю — был такой хороший, всеми любимый президент, всеми любимый. И что случилось? В-третьих, Касьянова еще нужно избрать. А в-четвертых, учитывая нынешний объем полномочий, возможностей, связей Касьянова, его аппаратный опыт, его отношения с «олигархами» и контакты на Западе — он вполне может стать настоящим, обладающим всеми преимуществами должности президентом России, оставаясь фактическим главой ее правительства. И кому, скажите на милость, это сейчас нужно?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК