Италия: референдум против истеблишмента

9 декабря, 2016, 23:02 Распечатать Выпуск №47, 10 декабря-16 декабря

Прошедший в Италии 4 декабря референдум относительно поправок в Конституцию имеет шансы стать еще одним заметным ударом по современному западному миропорядку.  Впрочем, впадать в панику преждевременно: чтобы подобное произошло, должно совпасть сразу несколько факторов.

© © European Council

Прошедший в Италии 4 декабря референдум относительно поправок в Конституцию имеет шансы стать еще одним заметным ударом по современному западному миропорядку. Впрочем, впадать в панику преждевременно: чтобы подобное произошло, должно совпасть сразу несколько факторов.

Вначале ничто не предвещало беды. 

На референдум был вынесен вопрос об изменении структуры органов власти. Было предложено, чтобы верхняя палата итальянского парламента — Сенат — не избиралась прямым голосованием, а назначалась. Предусматривалось также значительное урезание ее полномочий. 

Предложенная реформа уменьшила бы число сенаторов до 95, которые назначались бы местными советами регионов. За Сенатом осталось бы право голоса только в голосованиях по некоторым ключевым вопросам, связанным, например, с территориальным делением страны или ее участием в ЕС, а также по конституционным поправкам. Сенат мог бы предлагать Палате представителей законодательные поправки, но та не обязана была бы их утверждать.

Кроме того, вынесенный на референдум законопроект предполагал изменение баланса сил между центром и регионами в пользу центра и разрешение некоторых конфликтов полномочий.

Все эти изменения были подчинены одной идее — упрощению политических процедур: Италия давно стала символом политического хаоса в демократическом государстве. Так, правительство Маттео Ренци было 63-м за послевоенные годы. То есть в среднем правительство менялось лишь чуть реже, чем раз в год. 

Хаос воплощался вовсе не только в частых сменах правительства. Его существованию способствовали "перетягивание каната" между центром и регионами в вопросах, полномочия по которым нечетко разделены между структурами власти; необходимость проводить каждый законопроект, каждую поправку через две палаты парламента, которые могут бесконечно долго перебрасываться правками; возможность инициации вотума недоверия любой из палат. 

Многочисленные законодательные сдержки и противовесы были установлены послевоенной конституцией для того, чтобы избежать реванша фашизма. Но в современной Италии все чаще говорили о том, что эти механизмы потеряли смысл и лишь мешают структурным реформам.

Когда весной 2014 г предложенная реформа была только внесена на рассмотрение парламента, казалось, что она легко найдет народную поддержку. Опросы показывали огромное преимущество сторонников реформы перед ее противниками. Это неудивительно: ведь итальянцы и сами порядочно устали от постоянных политических кризисов, неэффективной работы законодательного органа и конфликтов между структурами власти. Привлекательным оказалось и предложение сократить количество депутатов.

Официальная кампания "Голосуй за "нет" стартовала в конце 2015 г. Основные аргументы ее представителей касались недемократичности предлагаемых изменений в чрезмерном, по их мнению, усилении центра, и ослабления связи власти с избирателями через ликвидацию выборов в Сенат. Кроме того, они утверждали, что, хотя проект ставит целью ликвидировать конфликты полномочий, на деле он недостаточно проработан, чтобы действительно решить этот вопрос.

Однако с подобными аргументами правительство могло легко справиться. К примеру, в отношении уменьшения роли Сената и отмены общенациональных выборов в этот орган многократно приводился пример Бундесрата — верхней палаты парламента вполне демократичной Германии, — имеющего весьма ограниченные полномочия, представителей которого также назначают на местном уровне.

Но премьер-министр Маттео Ренци, видя, что проект изменений поддерживает подавляющее большинство избирателей, решил показать свою преданность идее реформы: он заявил, что готов уйти в отставку, если референдум провалится. 

После этого все пошло наперекосяк.

Активную и жесткую кампанию против предложенных реформ начали оппозиционные партии. Ядро противников реформы составили сторонники правых партий — от консервативной "Вперед, Италия", возглавляемой одиозным Сильвио Берлускони, до крайне правых из "Лига Севера". Но в числе противников были и "Итальянские левые": бывшие члены возглавляемой Ренци Демократической партии, "уклонившиеся" влево. 

Крупнейшую роль в оппозиции играло "Движение пяти звезд" — популистская евроскептическая сила, не придерживающаяся какой-либо четкой идеологии. Их целью была отставка Ренци и, в идеале, досрочные выборы.

Очень скоро Ренци и его союзники из умеренных партий обнаружили, что опросы не просто показывают сокращение разрыва между сторонниками и противниками поправок. Оппоненты реформы стали все чаще получать большую поддержку респондентов. Поддержка европейских, а затем и американских партнеров не помогала: она подливала масла в огонь, заботливо разведенный антиглобалистами, а также евроскептиками из "Движения пяти звезд" и "Лиги Севера". Все чаще эти партии стали педалировать свои лозунги отказа от единой европейской валюты.

Собственно, референдум об изменении системы власти превратился в плебисцит доверия действующему премьер-министру, а также политике экономии, которую Италия проводила после кризиса 2008 г. по требованиям кредиторов. В результате 59,11% итальянцев проголосовали против инициативы Ренци. Он же сдержал слово и немедленно подал в отставку. "Я не думал, что они ненавидели меня", — сказал Ренци на прощание.

М.Ренци, скорее всего, еще какое-то время будет премьером: как президент, так и парламентское большинство хотят, чтобы он остался во главе кабинета до завершения формирования бюджета на будущий год. Далее наверняка будет сформировано технократическое правительство. Его возможным лидером называют министра экономики Пьера Карло Падоана. Предполагается, что оно проработает до окончания полномочий нынешнего парламента в 2018 г.

Впрочем, временное правительство будет раздражать избирателей, а оппозиция — постоянно педалировать идею, что, проиграв на референдуме, Демократическая партия потеряла кредит доверия и должна была пойти на новые выборы. 

Но сегодня досрочные выборы ничего особо хорошего Италии не предвещают. По опросам, на сегодняшний день пройти в парламент имеют шансы семь партий. Демократическая партия имеет поддержку около 32% избирателей, "Движение пяти звезд" — около 30, "Лига Севера", — 12–13, "Вперед, Италия" — 10%. Три мелкие партии — христианские демократы, "Итальянские левые" и "Братья Италии" — находятся на грани прохождения в парламент. При этом две последние явно выступают против Ренци.

По новому избирательному законодательству 2015 г., направленному на предотвращение коалициад и серии перевыборов, партия, набравшая 40%, автоматически получает большинство мандатов в нижней палате парламента. Если же ни одна из партий не получит такого результата, то проводится второй тур голосования, в котором избиратели должны отдать предпочтение одной из двух партий, набравших больше всего голосов. Победитель, опять же, получает большинство мандатов.

Эта система может сыграть на руку Беппе Грилло и его "Движению пяти звезд". В практически неизбежном втором туре его наверняка поддержит "Лига Севера". Уже этого вполне может хватить, чтобы одержать победу над демократами. 

Вероятнее всего, нынешнее правящее большинство все же не будет делать резких движений и предпочтет дождаться 2018 г. в надежде, что каким-то непредсказуемым образом рейтинг их оппонентов упадет.

В Старом свете боятся победы евроскептиков в Италии. Существуют, в частности, опасения, что если это произойдет, то это может привести к выходу страны из Европейского Союза. По майскому опросу Ipsos Mori, 58% итальянцев хотели бы проведения референдума по этому вопросу, и 48% проголосовали бы за то, чтобы покинуть объединение.

Но такой вариант сегодня кажется сомнительным. В том числе и потому, что "Движение пяти звезд" не стремится покинуть ЕС. Более того, неоднозначными кажутся и перспективы выхода из зоны евро: курс евро, заметно упав после объявления результатов референдума почти сразу восстановился до прежнего уровня. 

Дело в том, что "Движение пяти звезд" заявило: вопрос о выходе из еврозоны должен быть решен на референдуме. Но, согласно Конституции, вопросы, касающиеся участия в международных соглашениях, не могут быть вынесены на референдум. Вряд ли евроскептики смогут собрать 2/3 голосов в обеих палатах парламента, чтобы изменить Конституцию. К тому же, хотя итальянцы и настроены критически к ЕС, но, в соответствии с данными ноябрьского опроса La Stampa, лишь 15,2% итальянцев хотели бы покинуть еврозону.

Кроме того, принятый в 2015 г. закон о выборах оспорен в Конституционном суде. Если он будет отменен, то шансы сформировать большинство у "Движения пяти звезд" кажутся крайне низкими. "Лига Севера" скорее их "попутчики по евроскептицизму": маловероятно, что эти две партии смогут стать коалиционными партнерами. Более реальным выглядит сценарий "широкой коалиции" "Демократической партии" и "Вперед, Италия". 

Но еще более вероятно, что одни выборы вскоре повлекут за собой другие, вводя страну в политический кризис.

К тому же Италия уже сейчас переживает кризис банковский. В частности, провалил стресс-тест MPS, один из крупнейших банков страны. Правительство Ренци искало зарубежных частных инвесторов, готовых вложить деньги в итальянскую банковскую систему. Но наиболее выгодные предложения включали требование принятия реформ Ренци. 

С учетом скорой отставки Ренци и вероятности нового политического кризиса, инвесторы наверняка будут значительно более осторожны. В общем, по информации Financial Times, MPS уже готовится к альтернативному сценарию — масштабной рекапитализации от итальянского правительства и ЕЦБ. 

Позволить обанкротиться MPS итальянцы не могут — по мнению экспертов, эффект был бы сравним с эффектом от краха Lehmann Brothers в 2008 г. и запустил бы цепной финансовый кризис по крайней мере в масштабах Европы. А при плохом состоянии итальянской банковской системы в целом рекапитализация может понадобиться и другим банкам.

Все это означает, что страна столкнется с необходимостью еще более жестких мер экономии, которые усилят позиции евроскептических сил. И в условиях низких темпов роста экономики и трудностей в проведении структурных реформ существует опасение, что Италия последует путем Греции и попадет в финансовую воронку бесконечных кредитов и пакетных мер экономии, из которой не видно выхода. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Republic Republic 10 грудня, 15:00 «Було запропоновано верхню палату італійського парламенту — Сенат — не обирати прямим голосуванням, а призначати. Передбачалося також значно урізати її повноваження» - до глобальної фінансової кризи 2008, яка ясно проявилась у вересні 2008 року під час банкрутства, злиття або консервації декількох великих американських фінансових фірм, Сенат Італії ефективно працював, тому результат референдуму 04.12.2016 року виправдав очевидне: «коней не переправі не міняють». Що ж до «зменшення ролі Сенату і скасування загальнонаціональних виборів до нього багато разів наводився приклад Бундесрату (верхньої палати парламенту цілком демократичної Німеччини), який має досить обмежені повноваження і представників якого також призначають на місцевому рівні», то забувається, що Німеччина – це Федеративна Республіка. Маємо навчатися на таких прикладах, тобто: змінювати Конституцію України у часи Її цинічного плюндрування олігархами-злодіями – це блюзнірство. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно