«…И НИКОГДА — ВРАГИ» РОССИЯ И КИТАЙ ВЫРАБАТЫВАЮТ НОВУЮ ФОРМУЛУ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА

06 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 6 декабря-13 декабря 2002г.
Отправить
Отправить

После длительных реверансов в сторону Запада российский двуглавый орел бросил наконец-то взгляд и на Восток...

После длительных реверансов в сторону Запада российский двуглавый орел бросил наконец-то взгляд и на Восток. На этой неделе президент России Владимир Путин совершил масштабное азиатское турне, главной составляющей которого был, конечно, визит в Китай.

В конце 80-х годов в Советском Союзе мало кто сомневался, что эта страна — наглый и хитрый враг, который только и ждет удобного момента, чтобы отхватить у России ее Дальний Восток. Сегодня Москва поставляет в Китай современные истребители, эсминцы и подлодки с уникальным вооружением, две страны единым фронтом выступают на внешнеполитической арене и сетуют на не слишком большой, по их мнению, товарооборот в
11 миллиардов долларов (для сравнения: с другим стратегическим азиатским партнером России — Индией — товарооборот составляет всего полтора миллиарда). И хотя потепление в двусторонних отношениях формально началось еще до прихода к власти в 1989 году Цзян Цзэминя, нынешние успехи во многом стали заслугой именно этого политика, неплохо говорящего по-русски и стажировавшегося в свое время на ЗИЛе.

«Углубление отношений стратегического партнерства между РФ и КНР является единственно правильным историческим выбором» — этими словами из подписанной Владимиром Путиным и Цзян Цзэминем Совместной декларации РФ и КНР завершилась 13-летняя эпоха отношений Москвы с нынешним китайским лидером. После этого сохраняющий пока что пост председателя КНР Цзян Цзэминь передал эстафету новому генеральному секретарю Компартии Китая Ху Цзиньтао.

«Русский и китаец — братья навек». Этот исторический лозунг, хорошо знакомый людям, юность которых пришлась на пятидесятые годы прошлого столетия, окончательно канул в Лету. Ныне Москва и Пекин — стратегические партнеры. Теперь формула их отношений звучит так: «навеки добрые соседи, хорошие друзья, надежные партнеры и никогда — враги».

Эту «великую стратегическую идею» российский и китайский лидеры намерены воплощать в жизнь, она будет устремлена на строительство межгосударственных отношений нового типа. В подписанной декларации стороны согласились, что эти отношения должны основываться на принципах «невступления в союз, неконфронтационности и ненаправленности против третьих стран». Наблюдателям хорошо знакома эта формула, китайское происхождение которой не вызывает сомнения. Однако такой подход, судя по всему, устраивает и Москву. Лет пять назад тогдашний российский премьер Евгений Примаков выдвинул грандиозную геостратегическую идею о создании оси Москва — Пекин — Дели. Несмотря на то что в России осталось достаточно политиков, лелеющих замыслы выстроить стратегический треугольник по такой схеме, после визита Путина в КНР можно с достаточной уверенностью констатировать, что тройного союза не будет. Каждый станет дружить с каждым — парами. Визит Путина в Пекин и его встречи с китайским руководством утвердили перспективу создания, по крайней мере, одной надежной пары.

Москва и Пекин договорились считать террористов и сепаратистов Чечни и «Восточного Туркестана» составной частью международного терроризма, а Россия в очередной раз заверила, что не будет устанавливать официальных отношений с Тайванем, считая его неотъемлемой частью Китая. Есть общее понимание у партнеров по иракской проблеме: она должна быть решена только политико-дипломатическими средствами.

В общем-то, если судить по совместному заявлению двух сторон, то двухдневный саммит был в основном использован китайскими лидерами для того, чтобы развернуть отношения с Россией в благоприятном для них отношении. Читая этот документ, приходишь к неизбежному выводу о том, что он был написан китайцами, а Путин лишь решил сделать приятное хозяевам, заверив своей подписью эти тезисы. После года беспрецедентного сближения России с Соединенными Штатами Пекину было необходимо получить заверения относительно того, что Китай остается в фокусе российской внешней политики, его торговые и геополитические интересы будут учтены Москвой, ему было нужно подтвердить, что шанхайское соглашение, как и соглашение о добрососедстве, все еще важно для Путина.

И Пекин получил желаемое. Российский президент в свою очередь имел две очевидные цели: одним из первых среди мировых лидеров познакомиться с новым китайским руководством, определить, насколько силен контроль над ним нынешнего главы страны Цзяна Цзэминя, а также удостовериться, что КНР останется основным покупателем продукции военно-промышленного комплекса России. И Путин, судя по всему, также выполнил эти задачи.

В общем-то визит прошел без неожиданностей и экспромтов, которые случались в последнее время с Путиным, не говоря уже о первом президенте России Борисе Ельцине. Все встречи с улыбчивыми и умудренными долгими годами власти китайскими лидерами были спокойными и никак не нервировали собеседников острыми вопросами. Единственное, что можно предположить в связи с будущими возможными проблемами в российско-китайских отношениях, так это твердость каждой из сторон в отстаивании своих экономических интересов. Китай, заявивший о поддержке стремления России вступить в ВТО, не станет делать этого во вред своей торговой экспансии во внешний мир. При этом в Пекине отдают себе отчет, что только Москва будет оставаться самым надежным партнером, обеспечивающим потребности Китая в современном вооружении. Тема военно-технического сотрудничества была одной из основных на переговорах. И одновременно — самой непрозрачной. Китайцы категорически требовали не допускать утечек — и россияне повиновались. Это можно понять: речь идет о суммах российских поставок, превышающих 2 миллиарда долларов только в 2002 году.

Кроме того, следует упомянуть ограничительные меры, вводимые Китаем на ввоз в страну ряда продукции металлургической промышленности. Но они, как уверяют в Москве, не направлены непосредственно против российских производителей, а отражают стремление китайских властей защитить свой внутренний рынок.

Что же касается российско-китайского сотрудничества в других областях, то обе стороны уверяют, что там все идет замечательно. Возможно, это и так, если судить по тому, что все документы, готовившиеся для подписания в ходе визита Путина в Пекин, были подписаны. Их всего шесть: уже упоминавшаяся совместная итоговая декларация, договор о передаче осужденных, протокол о создании подкомиссии по сотрудничеству в области туризма, соглашение в области борьбы с нарушениями налогового законодательства и другими экономическими преступлениями, соглашение между Центробанками о противодействии легализации незаконных доходов и борьбе против финансирования терроризма, меморандум о взаимопонимании относительно предоставления банками Китая российскому Внешторгбанку крупного долгосрочного кредита на финансирование китайского экспорта в Россию.

Некоторые международные эксперты предупреждают, что Китай может в будущем, что называется, подмять под себя Россию экономическим весом и двусторонние отношения будут развиваться, по большому счету, по китайскому сценарию. В связи с этим возникает вопрос — способен ли российский президент направить эти отношения в выгодном для России направлении?

В общем-то, создается впечатление, что Владимир Путин осознает такую опасность. Поэтому российская власть делает все для того, чтобы направить китайский капитал в первую очередь на финансирование газовых и нефтяных проектов, не говоря уже о том, что россияне хотят превратить КНР в постоянного покупателя боевой техники, намертво «привязав» китайцев к своим стандартам вооружений. Ради достижения этой цели Путин был готов согласиться с китайцами во всех других символически важных для них и незначительных для Москвы вопросах. В то же время президент России не пошел на уступки в геополитически важных для России проблемах. Например, в совместном заявлении, ближе к его финалу, было лишь отмечено, что лидеры обсудили ситуацию в Центральной Азии, регионе, очень важном для России

И еще один аспект российско-китайских отношений. Сейчас много говорят о китайской экспансии на Дальнем Востоке. Однако угроза эта все же значительно преувеличена. По некоторым данным, на всей территории Российской Федерации на сегодняшний день находится не более полумиллиона китайцев. Так что говорить о сознательной крупномасштабной территориальной и демографической экспансии, наверное, нельзя. Но, с другой стороны, есть объективная проблема, как выражаются пограничники, «демографического давления на границу». На всем Дальнем Востоке России проживает, по самым оптимистическим данным, 14 миллионов человек, а в прилегающих к границам трех провинциях Китая, причем не самых густонаселенных, проживает больше населения, чем во всей России. Однако российские власти с этой проблемой вряд ли могут что-либо поделать.

Заканчивая материал о визите российского лидера в КНР, хотелось бы остановиться вот на каком моменте. Китайская газета «Чайна дейли» накануне прибытия Владимира Путина в Пекин назвала его «первым мировым лидером, посетившим Китай с официальным визитом после завершения XVI съезда КПК». Таким образом, Пекин ясно показал, какое для него значение во внешнеполитической системе имеет Россия, а какое — Украина: как известно, в конце ноября в КНР также побывал украинский президент Леонид Кучма, но этот факт выпал из памяти официальной китайской прессы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК