Башар Асад не оставил путей для отступления

06 сентября, 2013, 20:15 Распечатать Выпуск № 32, 6 сентября-13 сентября 2013г.
Отправить
Отправить

В обстоятельствах, когда сирийское государство перестает исполнять свои обязанности перед народом, принцип невмешательства во внутренние дела суверенного государства должен уступить место принципу международной ответственности за защиту населения этой страны.

Башар Асад  не оставил путей  для отступления

Ситуация вокруг Сирии стала темой номер один мировой политики. Президент Соединенных Штатов Барак Обама демонстрирует уважение к американской демократии и законодательству, когда впервые за много лет стремится к утверждению в Конгрессе своей военной инициативы.

Конечно, не просто понять мотивацию сирийского президента Башара Асада, который настолько слепо надеется на поддержку России и Китая, что почти не оставил себе путей для отступления. Не исключено, что Асад будет бороться за власть до последнего. Таким образом - вопрос: американская атака поможет или навредит сирийскому народу? Ответ не будет однозначным. Ведь кто может гарантировать, что в ответ сирийский режим не нанесет второй химический удар по оппозиционерам?

Что тогда делать американцам? Готовить новую, но более мощную атаку, рассчитывая на то, что на этот раз силовое предупреждение таки подействует на Асада? Сирийский президент загнан в тупик. Так можно ли надеяться, что он будет искать взаимоприемлемые для всех сторон компромиссы?

И к каким действиям тогда прибегнут США?

Повторить ливийский вариант, по всей вероятности, не удастся. Ведь с началом воздушных рейдов на военные объекты в Сирии Вашингтон явно опоздал. И если после воздушной атаки на Сирию не перейти к наземной операции, то, похоже, вообще мало что можно будет сделать.

Сегодня эмоции с обеих сторон противостояния достигли точки кипения. Похоже, что сирийский президент, находясь в постоянном стрессовом состоянии, уже не способен адекватно реагировать на все, что происходит вне его резиденции, и не готов отнестись к требованиям сирийского народа цивилизованно и с уважением. Он не склонен к рациональной политической дискуссии с противниками. Поскольку, находясь в фарватере геополитических желаний России, привык полностью полагаться на гарантии Москвы. А она уже не в состоянии их больше выполнять.

Можно сказать, что парадоксом политики на Ближнем Востоке является то, что с устранением диктаторов во власти часто возникает вакуум, провоцирующий большие проблемы для Запада.

Сейчас в Ираке, Ливии, Египте и Сирии религиозные и политические оппоненты борются за власть. И если в Египте военные потеряют контроль над ситуацией в своей стране, то в большой беде окажется не только их собственный народ.

Однако в сирийской проблеме кроме сугубо регионального измерения речь идет и об измерении глобальном. В современном глобализированном мире совсем немного лиц принимают решения, от которых будет зависеть дальнейшая судьба многих миллионов людей. Вместе с тем нет интегральной системы ответственности за принятие исторически весомых решений относительно проблем и вызовов, с которыми сегодня сталкивается человечество.

Сирийский прецедент, возможно, ставит вопросы о необходимости определенной коррекции международного права, поскольку понятие государственного суверенитета предусматривает ответственность государства за защиту своего народа. Но в случае с Сирией наблюдаем противоположное. Стараясь любой ценой сохранить свою власть, президент Асад сознательно уничтожает сирийский народ и инфраструктуру страны.

Поэтому в обстоятельствах, когда сирийское государство перестает исполнять свои обязанности перед народом, принцип невмешательства во внутренние дела суверенного государства должен уступить место принципу международной ответственности за защиту населения этой страны.

Не только химическая атака должна бы стать катализатором более решительных действий против сирийского режима. Огромное количество жертв среди гражданского населения и почти 2 млн беженцев - не менее важный повод. А если сирийское государство больше не защищает свой народ - оно теряет суверенитет.

Но, к сожалению, сценарий развития ситуации в Сирии таков, что успех (или неуспех) сирийской кампании совсем не гарантирует, что страдания сирийского народа закончатся. Поскольку даже при вероятном изменении режима Башара Асада, как показывает опыт поствоенного государственного строительства в Афганистане и Ираке, стабилизировать ситуацию будет весьма сложно. Поэтому ни одна из имеющихся моделей военной интервенции в Сирию не является гарантией того, что для народа наступят мир и стабильность.

Рассмотрим несколько вероятных сценариев дальнейшего развития событий в Сирии.

1. Побеждают повстанцы. На сегодня это возможно, но при условии существенной внешней помощи. Причем вмешательство в сирийские дела Ирана и "Хезболлы" должно быть ограничено. А алавиты должны получить гарантии, что будут в безопасности после того, как сложат оружие. Помощь повстанцам необходимо направить на укрепление в их рядах умеренных сил, способных взять власть в стране и гарантировать побежденным, что акций мести против них не будет.

Такой сценарий возможен лишь при условии, если умеренные силы смогут преодолеть свою фрагментированность. Ведь экстремистские исламские группы уже начали доминировать на многих направлениях противостояния оппозиционных к режиму сил.

2. Побеждает Башар Асад. Хотя это менее вероятно. Но при условии поддержки России и Ирана и активного участия в сирийской гражданской войне "Хезболлы", а также учитывая немонолитность повстанцев, режим Асада аккумулирует достаточно сил и средств, чтобы отвоевать все утраченные прежде территории.

3. Победа повстанческих исламистских группировок. В этом случае экстремистские группировки, такие как Джабхат аль-Нусра (объявившая о своей верности "Аль-Каиде"), воспользуются сворачиванием российской и иранской помощи и сделают все для того, чтобы победить. В случае успеха это приведет к массовому мщению и жестокому отношению к христианам. А также может спровоцировать еще больший кризис, когда сотни тысяч беженцев, алавитов и христиан, будут вынуждены бежать в Ливан и Турцию. Чтобы предотвратить это, умеренные повстанческие силы, такие как Свободная сирийская армия (главная организация повстанцев), должны исключить экстремистские группы из любой военной или политической коалиции. Но группировка Джабхат аль-Нусра слишком сильна для того, чтобы ее можно было проигнорировать. И потому противостояние умеренных и экстремистских сил внутри самого повстанческого сообщества способно привести к еще большему конфликту или даже второй гражданской войне. Причем экстремисты имеют значительно больше шансов выиграть такую войну. Они лучше вышколены по сравнению с другими повстанческими группами и сплоченнее.

4. Распад Сирии. Чем дольше будет длиться гражданская война, тем большая вероятность такого сценария. Тогда режим Асада, опираясь на алавитов и часть христиан, сохранит свой контроль над полосой территории, включающей Дамаск и бЧльшую часть сирийского побережья Средиземного моря. Асада в этом поддержат Россия и Иран (а Москва даже сохранит свою военную базу в Тартусе). Сунниты будут контролировать эквивалентную территорию на северо-западе, и их в этом могут поддержать суннитские государства (Саудовская Аравия, Катар и Турция). Друзы будут контролировать юго-восток. А курдский северо-восток будет стремиться к независимости или своего рода союзу с иракским Курдистаном. Этот сценарий может привести к миру, хотя против разделения Сирии на мини-государства, скорее всего, будут выступать ее соседи.

5. Сомалийский сценарий. Продолжительный период хаоса и постоянных конфликтов в Сирии может оказаться благодатной почвой для появления новых полевых командиров, лидеров боевиков и преступных сетей, заинтересованных в продолжении конфликта. Это уменьшит вероятность того, что сирийские беженцы вообще когда-нибудь возвратятся домой. А экономические возможности населения катастрофически уменьшатся из-за постоянных боевых действий на сирийской территории.

Однако то, что сегодня происходит в Сирии, - не просто гражданская война. Это война за религиозно-этническое выживание. Алавиты, к которым принадлежит Башар Асад, являются в Сирии меньшинством, численность которого составляет 10% населения. Но, несмотря на это, они контролируют все ключевые государственные и военные посты.

Асад хорошо понимает, что может произойти с алавитами, если он проиграет войну. Возможно, Башар Асад и сам прекратил бы противостояние, но он крепко связан обязательствами с Москвой и Тегераном, а главное - с алавитами, своими соратниками и союзниками в военных и политических кругах Сирии. Ведь если у него и его семьи остается возможность тайно покинуть сирийскую территорию, то они этого сделать не смогут...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК