Реванш генералов

22 августа, 2013, 19:15 Распечатать Выпуск №30, 22 августа-30 августа

После двух с половиной лет, прошедших с начала "арабской весны", становится совершенно ясно, что Египет идет по колее, проложенной постсоветскими республиками Южного Кавказа — Грузией и Азербайджаном. 

Разгон в Каире палаточного лагеря сторонников свергнутого президента Египта Мухаммеда Мурси стал самым кровавым эпизодом в постреволюционной истории этой страны. Действия военных углубили раскол в египетском обществе. Разные оценки происшедшего — у Запада и арабского мира: каждая из сторон исходит из своих прагматических интересов. Но к чему приведет в ближайшем будущем политика железного кулака египетской армии? 

Египетские "братья-мусульмане" не смирились с насильственным отстранением от власти Мухаммеда Мурси — первого в истории Египта избранного на всеобщих выборах президента страны. Они избрали тактику сидячих протестов и разбили палаточные лагеря на нескольких площадях Каира. По прошествии шести недель египетские военные подогнали к этим лагерям тяжелые бульдозеры и 14 августа без особых церемоний начали сносить палатки со всем скарбом. 

Особо горячие головы из числа сторонников Мурси не только остались, но и, обзаведясь автоматами, открыли с крыш и окон зданий огонь по идущим на штурм солдатам и полицейским. Силовики не остались в долгу. Они сменили резиновые пули на свинцовые, и зачистка лагерей превратилась в городской бой, закончившийся сотнями жертв. Последним оплотом протестующих стала мечеть "Аль-Фатх", взятая полицией штурмом. Параллельно египетские власти особо позаботились, чтобы максимально закрыть доступ к месту событий иностранной прессе.

Египетские военные поставили мир перед фактом. А основные международные игроки разошлись в оценках разгона палаточных лагерей. 

Саудовская Аравия, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты однозначно поддержали действия египетской армии и даже успели подкрепить свое одобрение пакетом конкретной финансовой помощи в размере 12 млрд долл., пять из которых уже поступили в Египет. А вот Катар, бывший еще вчера едва ли не главным заправилой в египетской политике, внезапно оказался в последнем ряду. 

Эмират, хоть и входящий вместе с вышеупомянутыми странами в клуб богатых держав Персидского залива, все ставки делал на Мурси и поддержку "братьев-мусульман" не только в Египте, но и во всех странах "арабской весны". Доха изо всех сил помогала "братьям" как очевидным фаворитам. 

Однако во время свержения Мурси египетские военные закрыли не только каналы исламистов, но и офисы катарской "Аль-Джазиры". Катар официально требовал освободить арестованных египетскими военными политзаключенных и не применять силу против протестующих. Египтяне к требованиям Доха не прислушались и сделали то, что сделали. Тем не менее, Катар не прекратил помощь этой стране и отправил второй танкер с бесплатным газом для местного энергетического сектора, заявив, что эмират помогает не одной политической партии, но всему Египту. 

Турецкого премьер-министра Реджепа Эрдогана, едва пережившего "нокдаун" у себя дома, "занесло" больше всех. Он обвинил в организации свержения Мурси не египетских военных, а Израиль, одновременно раскритиковав страны Персидского залива за оказание финансовой помощи армии Египта. Впрочем, для Эрдогана это не впервой: по мнению турецкого премьера, массовые демонстрации на Таксиме в Стамбуле организовала еврейская диаспора. В качестве публичного жеста Анкара решила отменить плановые совместные учения ВМС Турции и Египта.

Прохладно к действиям египетских военных отнеслись Соединенные Штаты и Европейский Союз. Базирующаяся в США правозащитная организация Human Rights Watch в своем итоговом отчете прямо обвинила египетские власти в чрезмерном применении силы. А конкретно — в проведении масштабной военной операции вместо полицейской, обернувшейся большим количеством жертв. 

На официальном уровне как Вашингтон, так и Брюссель рассматривают варианты замораживания финансовых дотаций Каиру. Штаты — ежегодной военной помощи в размере около 1,3 млрд долл., а Евросоюз — финансовой помощи общей суммой около 5 млрд евро. Впрочем, Саудовская Аравия уже пообещала компенсировать из собственных средств замораживание какой-либо западной помощи на любую сумму.

Какой же логикой руководствуются эти страны?

Надо сказать, что каждый игрок в египетской игре прав по-своему. Страны Персидского залива, однозначно поддержавшие военных в Египте, руководствуются принципом Наполеона — "лучше один плохой начальник, чем два хороших". Главные приоритеты они видят, во-первых, в установлении хоть какой-то, но прочной власти. Во-вторых, в применении ургентной терапии, направленной на спасение финансовой системы Египта и его экономики от краха, который полностью взорвет египетское общество. 

Но, кроме этого, есть и другие мотивы. Страны Персидского залива готовы сегодня жертвовать малым, чтобы завтра получить большое. В Египте они в последнее время преследовали масштабные экономические цели и вливали многомиллиардные инвестиции, создававшие нефтяным шейхам реальные активы, а попутно — занятость местному населению. Они приветствовали революцию в Египте, потому что ожидали, что новая власть откроет новые возможности для инвестиций. 

Но главное, что им надо сейчас — это стабильность любой ценой. Для них формальная демократия — дело десятое. Даже тот же Катар поддерживал "братьев-мусульман" из прагматических соображений как партию-фаворита, ожидая в будущем ответного жеста в виде экономических преференций. 

Запад же видит в действиях военных все признаки бега по кругу. Египетские силовики не в первый раз "подставляют" Европу и Штаты своими топорными методами. Даже во времена президента Хосни Мубарака, с которым ЕС и США плодотворно сотрудничали, несмотря на то, что режим представлял собой полнейшую диктатуру, на египетской улице была глухая и слепая ненависть к Западу. Она трансформировалась в терроризм, направленный против западных граждан. 

"Арабская весна" дала возможность США и ЕС попытаться исправить свой имидж. Запад не только добился проведения первых свободных выборов, но самое главное — признал выбор египетского народа, хотя генералы и непрестанно навязывали себя Европе и Америке в качестве "любимой жены". Однако на поверку военные, несмотря на свою светскость, не хуже радикальных исламистов преуспевали в науськивании каирской толпы к нападениям на западных граждан. 

В первую очередь, это касается подстрекательств к нападениям на западных журналистов, достигших апогея именно в самое последнее время. Более того, египетские силовики успели опустить у себя информационный занавес, точно такой же, как действовал во время Мубарака. 

Такие же занавесы практиковались всеми арабскими диктаторами, которым десятилетиями удавалось поддерживать у широкой публики в мире иллюзию стабильности режима. Только узкий круг постоянно проживающих в странах дипломатов, бизнесменов и журналистов знал, насколько взрывоопасны эти подавленные общества изнутри. Поэтому Запад не видит смысла мириться с действиями генералов, которые приведут к очередному неконтролируемому взрыву уже в среднесрочной перспективе. Но есть еще один фактор: за годы безраздельной власти военных ни у умеренных "братьев-мусульман", ни у более радикальных салафитов так и не оказалось лидеров, способных к управлению страной.

После двух с половиной лет, прошедших с начала "арабской весны", становится совершенно ясно, что Египет идет по колее, проложенной постсоветскими республиками Южного Кавказа — Грузией и Азербайджаном. Глядя на Мурси, поневоле вспоминаются имена первых всенародно избранных президентов Звиада Гамсахурдии и Абульфаза Эльчибея. Оба вышли из преследуемого всесильным КГБ антикоммунистического подполья. Оба, пробыв у власти короткое время, были свергнуты в результате военных мятежей. Политика Гамсахурдиа и Эльчибея создала предпосылки для возвращения к власти представителей советской партийной элиты — Шеварднадзе и Алиева, что было с облегчением воспринято как дома, так и за рубежом. 

Судьба египетских "братьев-мусульман" сейчас зависит от того, где и когда они выбросят белый флаг. Если они сдадутся в ближайшие дни, то у них будет шанс остаться легальной политической оппозицией. Если нет — то, судя по набранному властями темпу и размаху массовых арестов, военные снова загонят их в глубокое подполье, откуда будут доставлять только в камеры пыток и на виселицы. 

Сама же военная верхушка первым делом попытается полностью переоформить на себя рычаги власти. В этой ситуации естественным выглядит и начавшийся уже процесс оправдания Хосни Мубарака. (При этом, менее вероятно, что в Египте будет полностью реставрирована система Мубарака). При достаточном давлении Запада — покроет себя глазурью гражданской администрации и даже согласится терпеть возле себя какую-то легальную оппозицию, которая будет учиться участвовать в управлении государством. Но стратегически стабильность Египта будет зависеть от одного фактора — насколько темпы роста национальной экономики будут успевать за демографией.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 7
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно