Китайская (голово)ломка

10 июля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 10 июля-17 июля

Новости под грифом "Греция" оказались на нынешней неделе задвинуты далеко на второй план сообщениями об умопомрачительном падении фондового рынка Китая. Промежуточный пока итог: с середины июня с.г. основной фондовый индекс страны (Shanghai Composite Index) потерял более 30%, а рынки ценных бумаг в целом — более 3,2 трлн долл. (!). Что за этим стоит и чего ждать в дальнейшем?

© m.fang.com

 

Новости под грифом "Греция" оказались на нынешней неделе задвинуты далеко на второй план сообщениями об умопомрачительном падении фондового рынка Китая. Промежуточный пока итог: с середины июня с.г. основной фондовый индекс страны (Shanghai Composite Index) потерял более 30%, а рынки ценных бумаг в целом — более 3,2 трлн долл. (!). Что за этим стоит и чего ждать в дальнейшем?

Справедливости ради следует сразу отметить, что нынешняя история началась не вчера и даже не в середине июня: дела в Китае уже давно не так хороши, как хотелось бы этого его властям. Ставшее притчей во языцех "китайское экономическое чудо" постепенно все больше превращается в химеру. Так, если в течение последних более чем двух десятилетий экономика Поднебесной наращивала обороты среднегодовыми темпами, близкими к 10% (а в начале "нулевых" годов они и вовсе достигали 11%), то в 2014-м ВВП КНР вырос только на 7,4%, что стало самым слабым показателем почти за четверть столетия. В нынешнем году планируется достичь еще более скромного 7-процентного показателя, а в последующие ожидается дальнейшее замедление до 5% роста. Официальный Пекин уже говорит о торможении экономики, как о "новой норме", употребляя термин "рост более высокого качества" и подчеркивая важность реализуемых структурных реформ.

А вот многие внешние наблюдатели и к вышеупомянутым оценкам относятся скептически, считая их завышенными и "подрисованными". По их мнению, в реальности темпы роста китайского ВВП и сейчас не превышают даже 5%, а при надлежащей "инфляционной" очистке выглядели бы еще куда скромнее. Прежние драйверы роста, в числе которых массированные госпрограммы кредитного стимулирования, себя практически полностью исчерпали: экономика и так уже чересчур перекредитована. Соотношение совокупной задолженности государства, корпоративного сектора и домохозяйств к ВВП КНР (около 230%) уже превысило даже японский аналог, и этот показатель из-за быстрого накопления проблемной задолженности неизбежно серьезно возрастет и в дальнейшем. Все эти обстоятельства сильно настораживают инвесторов, отбивая прежнюю прямо таки безудержную охоту к вложениям в китайские активы.

Тем временем индекс деловой активности в перерабатывающей промышленности Поднебесной достиг минимальных значений за последний год. Также головной болью властей является и проблема дефляции. Потребительские цены и цены производителей падают с августа 2011-го. С марта нынешнего года наблюдается некоторая стабилизация цен, что позволило китайским властям заявить об улучшении в экономике, однако, как засвидетельствовал шторм на финансовых рынках, до реальных улучшений пока далеко.

Как-то не получило надлежащего резонанса сообщение, что в Китае случилось первое банкротство госкомпании. По информации Bloomberg, компания Baoding Tianwei (дочернее подразделение Сhina South Industries Group) сообщила о дефолте и неспособности погасить в срок собственные облигации на сумму 13,8 млн долл. Одной из причин стало падение прибыли компании, которая является поставщиком и производителем различного электроэнергетического оборудования и была связана с госзакупками. Также Bloomberg отметил, что и девелопер Kaisa Group объявил о дефолте по долларовым займам.

Для справки: корпоративный долг китайских компаний является самым высоким в мире —
14,2 трлн долл. на конец 2013 г., это больше, чем в США (13 трлн долл.). Пекин принимает меры по расширению возможностей рефинансирования кредитов госкомпаний, однако пока это происходит точечно и в основном касается займов сельхозпредприятий.

Спасайся, кто может

Изначально катализатором последних событий на китайском рынке ценных бумаг послужили меры властей, в начале июня решивших ужесточить правила маржинальной торговли и сделок по продаже активов. Это усложнило процесс привлечения средств для торгов (в том числе спекулятивных) на фондовом рынке.

Немаловажную роль в падении рынка также сыграло понимание того, что ралли на протяжении нескольких последних месяцев было обосновано не экономическими показателями, а исключительно спекулятивными настроениями.

В итоге, как уже отмечалось выше, за последние три недели капитализация китайского рынка упала почти на треть (с 10,3 трлн до немногим более 7 трлн долл.). Для сравнения: потери превышают годовую производительность, например, экономики такого участника "большой семерки", как Великобритания. Паника пошла по нарастающей, а эксперты разного калибра заговорили о зарождении очередного витка мирового кризиса.

В попытке сдержать падение национального фондового рынка центробанк Китая в конце июня пошел на снижение своей базовой учетной ставки, после чего регулятор прекратил первичное размещение акций (IPO) на фондовых биржах.

В общем, ситуация накалялась. В субботу, 4 июля, представители 21 компании из числа специализирующихся на операциях с ценными бумагами встретились в штаб-квартире Комиссии по регулированию фондового рынка Китая. По итогам встречи они сообщили, что используют свой капитал в размере 120 млрд юаней на покупку фондов, привязанных к высоколиквидным акциям на биржах в Шанхае и Шэньчжэне. Также они пообещали не продавать свои активы до тех пор, пока индекс Shanghai Composite не вернется минимум до уровня 4500 пунктов.

Безусловно, все понимают, что в китайских масштабах суммы в 120 млрд юаней недостаточно для того, чтобы развернуть рынок. И тут возникает вопрос: кто возьмет на себя ответственность в случае, если "фондовые" компании понесут убытки, поскольку они вынуждены сейчас делать ставки против рынка? У властей есть максимум две недели, чтобы исправить ситуацию.

В среду, 7 июля, когда паника достигла апогея, торги по сотням китайских акций были заморожены, а еще по 1287 компаниям приостановлены. Это равноценно 45,6% всех котируемых на Шанхайской и Шэньчжэньской биржах акций и 2,5 трлн долл. капитализации. Такого за всю историю китайского фондового рынка не было ни разу.

Интересно, что многие остановившие торги своими акциями компании на самом деле не раскрывают причин такого решения, хотя понятно, что они подстраховывались от дальнейшего проседания рынка. Однако в прессе появились сообщения, что тем компаниям, которые не смогут представить регулирующим органам веских причин такого поведения, придется заплатить соответствующие штрафы.

Инвесторы также активно избавлялись от китайских правительственных и корпоративных облигаций. Доверие упало, что сделало бонды более рискованными и, соответственно, менее привлекательными для вложений.

В данной ситуации больше остальных страдали девелоперские компании: доходность по бондам таких представителей данного сектора, как Agile Property Holdings Ltd и Shimao Property Holdings Ltd, достигла семинедельного максимума, то есть стоимость обслуживания данного вида долга для сектора существенно выросла.

Высоколиквидные облигации ряда госкомпаний, несмотря на относительную устойчивость, также слегка снизились. В среду доходность по бондам таких структур, как State Grid Corp. и Cnooc Ltd., выросла от 7 до 10%.

Юань на этом фоне упал до четырехмесячного минимума по отношению к доллару.

В среду же Комиссия по регулированию фондового рынка Китая сообщила, что ее подразделение China Securities Finance Corp. увеличило покупки акций компаний с небольшой капитализацией вслед за акциями высоколиквидных компаний с целью стабилизировать рынок. Народный банк Китая заявил, что обеспечит поддержку необходимой ликвидностью для стабилизации ситуации, причем в неограниченном объеме.

Сказано — сделано. В четверг, 9 июля, Народный банк Китая залил на рынок путем операций на открытом рынке и операций РЕПО 35 млрд юаней (5,7 млрд долл.). Ранее, во вторник, — еще 50 млрд. юаней. А вообще с 25 июня это уже пятое вливание.

Также стало известно, что для страховых компаний будут смягчены условия покупки акций высоколиквидных компаний. В минувшие выходные, как уже отмечалось, Пекин запретил IPO и сделал более доступными займы для инвесторов под покупку акций. Так что есть повод предположить, что вышеуказанные суммы и были направлены на благие цели по сдерживанию падения рынка.

Также в четверг, 9 июля, в государственной газете Xinhua News Agency появилось сообщение о том, что китайская полиция нанесла визит в Комиссию по регулированию фондового рынка Китая с целью расследования "подозрительных коротких продаж".

А что дальше?

Совокупность всех этих мер, кажется, наконец-то начала давать результат. В четверг рынок Китая закрылся ростом на 5,76%. А что дальше?

Аналитики полагают, что китайский фондовый рынок пока не нащупал своего дна, однодневный рост еще не является тенденцией. Некоторые эксперты берут на себя смелость говорить о том, что Китай близок к финансовому кризису, если нисходящая тенденция сохранится. И что, мол, Пекин не выучил кейс властей США, действия которых не смогли предотвратить банкротство Lehman Brothers.

Плюсом тут является то, что китайский рынок был искусственно закрыт для иностранных инвесторов. Минусом — что панику сложно остановить, учитывая гигантские размеры рынка. В Китае 80% инвестиций в фондовый рынок осуществляют частные лица. Это и есть китайский средний класс, который является активным потребителем, но непрофессиональным, поддающимся на провокации инвестором. В результате падения рынка пострадает именно он, а от снижения его покупательной способности пострадают торговые партнеры Китая, среди которых Япония, США, в меньшей степени ЕС.

Тем не менее не все так мрачно. Несмотря на крупнейший с 1992 г. обвал фондового рынка Китая, аналитики Goldman Sachs не спешат вносить коррективы в свои прогнозы. Так, они ожидают, что в ближайшие 12 месяцев индекс CSI 300 укрепится на 27%, будучи уверенными, что действия властей Пекина все же принесут свои плоды и поддержат экономический рост. Более того, в Goldman Sachs пока не видят пузыря на фондовом рынке Китая, отмечая, что у правительства есть ряд инструментов для поддержки рынка.

Сырьевые рынки не остались в стороне

Опасения относительно падения спроса на китайские ценные бумаги не обошли стороной и сырьевые рынки, поскольку эта страна является крупнейшим потребителем ряда сырьевых товаров. Перспективы дальнейшего снижения темпов экономического роста на фоне коллапса фондового рынка и рисков для финансовой системы страны в целом негативно сказываются на стоимости сырья, поскольку инвесторы закладывают в цены высокую вероятность снижения спроса на соответствующие товарные позиции.

Так, цены на медь 5 июля достигли шестилетнего минимума, прежде чем слегка восстановиться. На долю Поднебесной приходится порядка 40% потребления красного металла. Не осталась в стороне и нефть, перспективы падения спроса на которую со стороны Китая также не радуют инвесторов. Во вторник стоимость барреля нефти марки WTI упала ниже 51 долл. — до трехмесячного минимума. Правда, там еще есть фактор Ирана, который с нетерпением ждет освобождения от санкций, но это уже совсем другая история. Тем временем, несмотря на оптимизм Goldman Sachs, необходимо подождать минимум до конца июля, чтобы пытаться делать выводы, удалось ли китайским финансовым властям урегулировать сложившуюся на рынке ситуацию. Реакция же экономики, даже если нынешний накал страстей спадет, может растянуться на многие месяцы. И вряд ли эта реакция будет позитивной.

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Flutter Flutter 11 липня, 21:48 «Пекін уже говорить про гальмування економіки, як про "нову норму", вживаючи термін "зростання вищої якості" і наголошуючи на важливості реалізованих структурних реформ» - держава, яка нарощувала власний економічний потенціал шляхом «СПРОЩЕНОГО!!! копіювання-викрадання» технологій креативних економік розвинених держав, обов’язково має зіштовхнутися із «гальмуванням економіки»: «СПРОЩЕНЕ!!! копіювання-викрадання» не в змозі забезпечити "зростання вищої якості" й унеможливлює здатність КОНКУРУВАТИ!!! на світовому ринку. «Хитрість» Китаю обернеться на його «ганьбу». согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно