Долговой кризис в Европе: Италия готовится к жесткой экономии

19 августа, 2011, 13:38 Распечатать Выпуск № 29, 19 августа-26 августа 2011г.
Отправить
Отправить

Еще в первые кризисные годы в зоне евро естественным путем обозначился отряд финансово неблагополучных стран.

Еще в первые кризисные годы (2008-2009) в зоне евро естественным путем (на основании абсолютных показателей - госдолг, бюджетный дефицит, экономический рост) обозначился отряд финансово неблагополучных стран. Случайная ирония объединила их географически - на юге Европы. Ирония обозревателей и аналитиков наградила их метким названием в виде аббревиатуры PIGS, составленной из первых букв английских наименований стран, - Португалия, Италия, Греция, Испания (в переводе с английского pigs означает «свиньи»). В 2009-м аббревиатура удлинилась за счет Ирландии. Примечательно, что Италия упорно настаивала на одной букве «І», обозначающей Ирландию, потому что у нее самой, дескать, экономическое положение гораздо лучше, чем у остальной четверки стран. И правда, по всем прогнозам в 2011 году следующим кандидатом на спасение (после Греции, Ирландии и Португалии) предполагалась Испания. Но в июле 2011-го ее неожиданно опередила третья по величине экономика еврозоны - Италия, тоже почувствовавшая «дыхание» дефолта.

Удары кризиса посыпались на Апеннины быстро и неожиданно. В начале июля началась повальная распродажа акций итальянских банков, курс государственных облигаций серьезно снизился. Всполошился не только истэблишмент Италии, но и лидеры стран еврозоны да чиновники Еврокомиссии. Последние главным образом из-за гипотетической помощи Италии. Ведь если бы Рим отважился обратиться за финансовой помощью к ЕС и МВФ, то действующий сегодня в еврозоне стабилизационный фонд пришлось бы существенно увеличить - примерно до 1,5 трлн. евро. А к этому не готовы не только финансовые институты, но в первую очередь граждане еврозоны, особенно из стран более-менее благополучных. Они не желают финансировать «соседский» кризис из собственного кармана.

Суверенный долг Италии превысил 120% ВВП, что в два раза больше допустимого уровня в еврозоне (согласно Маастрихтским соглашениям, не более 60%). По данному критерию Италия находится на втором месте после Греции. А по абсолютной величине госдолга и вовсе лидирует на просторах евро: в июне центробанк Италии сообщил, что объем госдолга впервые в истории превысил сумму в 1,9 трлн. евро. Это больше, чем суммарная задолженность остальных членов PIIGS -Португалии, Ирландии, Греции, Испании. Здесь следует вспомнить, что Италия вступила в зону единой валюты фактически «авансом», поскольку государственный долг страны в год вступления, 1999-й, превышал 100% ВВП.

Сегодня Италия переживает не только финансовый кризис, но одновременно и политический, и структурный, что не дает повода надеяться на оживление экономики (в первом квартале ее рост составил всего 0,1%). А без такого оживления, по мнению аналитиков, стране никак не выбраться из долговой ямы. О том, что Рим необоснованно оптимистично относится к перспективам экономического роста, напомнил в своем июльском заявлении Международный валютный фонд и настоятельно рекомендовал правительству жесткие меры экономии по сокращению бюджетных расходов.

Правительство Италии среагировало то ли на апелляции со стороны МВФ, то ли на падение курсов на Миланской фондовой бирже. Как бы там ни было, министр финансов Джулио Тремонти предложил план быстрого сокращения бюджетных расходов на 48 млрд. евро, благодаря чему к 2014 году дефицит бюджета должен быть сведен к нулю. Сегодня он составляет 3,9% от ВВП страны (при максимально допустимых в еврозоне 3%). Причем бюджетный дефицит Италии возник отнюдь не в кризисный период. Италия находится в числе нарушителей по данному критерию почти все годы существования евровалюты.

В течение июля меры жесткой экономии положительно оценили в итальянском парламенте и сенате. Обозреватели заговорили о том, что Италия попытается обойтись без внешней финансовой помощи. Премьер-министр Сильвио Берлускони долго воздерживался от оценок состояния итальянской экономики и только в начале августа обратился, наконец, с речью к парламенту. Пытаясь унять беспокойство как внутри страны, так и за ее пределами, он заявил, что экономика страны «на прочном фундаменте», а итальянские банки «крепки и кредитоспособны». Было, правда, не совсем понятно, кого он успокаивал - слушателей, себя или рынки, поскольку его выступление звучало на фоне существенных потерь на Миланской фондовой бирже и резкого взлета доходности по гособлигациям. Последнее, кстати, Берлускони объяснил «кризисом доверия на международных рынках».

Через день в итальянской газете La Repubblica появилось интервью профессора экономики Нью-Йоркского университета Нуриэля Рубини, прозвучавшее как полемический ответ итальянскому премьеру. Известный «предсказатель» последнего финансового кризиса и скорой «смерти» евро назвал ситуацию в Италии драматической: «Это неправда, что Италия слишком большая, чтобы потерпеть крах. Она может потерпеть банкротство. Но проблема в том, что она слишком велика, чтобы ее можно было спасти...» Рубини считает, что для вероятной помощи Италии потребуется увеличить европейский стабфонд даже не вдвое, а втрое. Кроме того, он упрекнул Рим в бездействии: «Правительство потеряло связь с реальностью... Берлускони утверждает, что рынки действуют независимо от политики. Но кто, как не политики, начиная с их личного поведения, способствовал утрате доверия к Италии?»

По мнению большинства обозревателей, речь Берлускони вряд ли смогла успокоить инвесторов. Британский центр экономических и деловых исследований предположил, что при отсутствии экономического роста и в случае повышения процентных ставок по гособлигациям свыше 6% суверенный долг Италии может к 2017 году вырасти до 150% ВВП.

В первую неделю августа доходность 10-летних облигаций Италии достигла рекордного уровня со времен введения евро - 6,02%, что в долгосрочной перспективе считается критическим и нестабильным. Эксперты подчеркивают, что необходимость занимать деньги под столь высокий процент может привести к неконтролируемому нарастанию долга, а затем и к неплатежеспособности.

Справедливости ради следует отметить, что у Италии есть не только критики, но и защитники. Их оптимизм базируется на том, что экономика страны развита и диверсифицирована, внешний долг большой, но последние три года не растет, а процентное соотношение дефицита бюджета и ВВП гораздо меньше, чем у многих стран ЕС. Даже глава МВФ Кристин Лагард на своей первой пресс-конференции уделила кризису в Италии несколько слов. В частности, она считает, что рост итальянской экономики должен ускориться и, соответственно, повысится уровень потребительского доверия. Лагард выразила уверенность, что итальянским властям удастся избежать худшего сценария.

На прошлой неделе президент Италии Джорджо Наполитано прервал свой отпуск и вернулся в Рим, дабы обсудить ситуацию с премьером, министром финансов, а также лидерами двух главных оппозиционных партий. В пятницу, 12 августа, кабинет министров Италии собрался на экстренное заседание и одобрил комплекс мер по сокращению государственного долга. Сбалансировать бюджет Италии как можно скорее потребовал Европейский центральный банк - в обмен на обеспечение облигаций правительства. Именно на прошлой неделе ЕЦБ начал приобретать гособлигации Италии и Испании, на что потратил в общей сложности 22 млрд. евро. Данная мера действительно помогла остановить подорожание долговых ценных бумаг упомянутых стран и на какое-то время предотвратила падение на европейских рынках.

Примечательно, что именно сегодняшний глава банка Италии Марио Драга с ноября возглавит ЕЦБ. Его кандидатура была одобрена лидерами ЕС еще на саммите в июне. Сегодня же он, не последний человек в итальянской команде спасения, уверяет, что в 2012 году дефицит итальянского бюджета составит 2,4% ВВП. Через пару месяцев Драге придется спасать всю еврозону и сам Европейский центробанк, если покупка еврооблигаций кризисных стран даст нулевой эффект.

В жесткой экономии по-итальянски на первом месте традиционные меры - повышение налогов и сокращение бюджетных расходов. В 2012 году запланировано сэкономить 20 млрд. евро, в 2013-м - 25,5 млрд. евро (суммарно - 45,5 млрд.), что позволит, по мнению правительства, добиться бездефицитного бюджета уже к 2014 году.

Что касается налоговых инноваций, то будет введен так называемый налог солидарности (годовой доход частного лица в 90 тыс. евро и выше будет облагаться 5-процентным налогом, при доходе от 150 тыс. евро ставка вырастает до 10%). Будет увеличена процентная ставка налога на доходы от инвестиций: с нынешних 12,5 до 20%.

В плане даже присутствует мера по увеличению количества рабочих дней в году: нерелигиозные официальные праздники будут переноситься на выходные дни. Например празднование годовщины основания Итальянской республики переносится со 2 июня на ближайшее воскресенье. Кроме того, планируется сократить и объединить районные и местные советы. Пенсионный возраст будет постепенно увеличен до 65 лет.

Итак, вслед за Грецией, Ирландией, Португалией и Испанией в режим жесткой экономии переходит Италия. К фискальному спасению экономики в перечисленных странах население отнеслось весьма терпимо и с пониманием. Во всех, кроме Греции. И если сравнивать южные темпераменты наций, то жители Апеннин вполне могут выдать реакцию, схожую с греческой. Итальянские профсоюзы уже угрожают всеобщей забастовкой в ответ на жесткие меры экономии. По словам главы Всеобщей конфедерации труда Италии Сусаны Камуссо, режим «затягивания поясов» затронет прежде всего интересы среднего класса, посему единственным действенным ответом правительству она считает организацию всеобщей забастовки. У профсоюзов, как и у правительства, есть еще время собраться с силами - на изучение и голосование по пакету кризисных мер итальянскому парламенту отводится месяц.

Финансовые проблемы в Италии и вынужденная реакция на них властей страны опять возродили горячие дискуссии по поводу стабилизационного фонда еврозоны и его размера. На фоне нервной обстановки в Риме два лидера из стран еврозоны - немецкий канцлер Ангела Меркель и французский президент Николя Саркози - встретились в Париже для выработки совместных решений по урегулированию очередного витка кризиса. Однако уже в день встречи, во вторник, все наблюдатели, и в первую очередь - рынки, биржи, инвесторы, вздохнули без облегчения.

Того, на что надеялся финансовый мир, не произошло. Увеличение объема Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) лидеры посчитали пока преждевременным. Тема евробондов - единых облигаций, выпускаемых всей еврозоной, а не отдельными странами, на встрече не обсуждалась. Хотя многие эксперты, а среди них и финансист Джордж Сорос, накануне не единожды говорили о том, что именно выпуск евробондов с единой процентной ставкой мог бы сплотить монетарный союз. За их введение выступали Бельгия, Люксембург, Греция, Италия. Однако Германия и Франция в лице своих лидеров думают иначе. Ангела Меркель на брифинге, в частности, заметила, что выпуск единых еврооблигаций не является «последним средством» для преодоления кризиса в еврозоне.

На встрече в Париже было решено создать «экономическое правительство» зоны евро. Идея эта была озвучена немецким канцлером еще год назад. Данный орган будет назначаться сроком на 2,5 года, а его члены, главы государств и правительств еврозоны, будут собираться дважды в год на саммиты, решения которых будут обязательными для всех участников. Стать главой нового правительства было предложено председателю Евросовета Херману Ван Ромпею.

Также лидеры двух европейских тяжеловесов предлагают ввести в Евросоюзе специальный общий налог на финансовые операции. Такая мера должна их (финансовые операции) сделать более надежными и менее опасными для мировой финансовой системы. Кстати, это же предложение Германии и Франции, высказанное летом прошлого года на саммите стран «двадцатки» в Канаде, было встречено весьма прохладно, а США, Великобритания и Канада и вовсе выступили против. Сегодня в качестве пилотного проекта Меркель и Саркози намерены унифицировать налогообложение бизнеса в своих странах, начиная с 2013 года.

По мнению большинства экспертов, предлагаемая гармонизация налоговых систем стран ЕС - дело весьма сложное и долгосрочное. Хотя бы потому, что в разных странах Европы сегодня слишком разные налоговые системы. При средней для ЕС ставке налога на прибыль в 24-25% разница по странам колеблется от 10 до 12%. И этим давно пользуется бизнес, перемещаясь по регионам. Тем более в нынешнем глобальном мире Интернета, когда финансовые трансакции осуществляются в считанные секунды, такой налог будет иметь смысл только при введении его во всем общемировом пространстве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК