Увидим ли мы настоящую налоговую реформу?

5 апреля, 15:00 Распечатать

Часть 2. Где мы сейчас на пути к настоящей реформе

В первой части этой статьи было описано, что такое настоящая налоговая реформа в концепции группы "Налоговая реформа" Экономической экспертной платформы (ранее — одноименная группа РПР), почему она должна быть именно такой, почему разрабатывать ее пришлось экспертам-активистам на волонтерских началах, и почему за шесть лет так и не удалось ее воплотить (хотя некоторые результаты есть, о них ниже). В этой части речь пойдет о составляющих этой реформы и текущем положении дел в соответствующих сферах.

Мне доводилось анализировать причины нынешней ситуации и механизмы работы системы много лет, последние шесть — вместе с коллегами по упомянутой выше группе. Выводы, к которым мы пришли, можно суммировать в четырех пунктах, изложенных ниже. Итак, в чем должна состоять подлинная налоговая реформа?

1. Реформа администрирования НДС. В принципе, этот налог далеко не так вреден и плох, как то уродство, которое из него в свое время сделали Азаров сотоварищи. Администрирование можно практически полностью автоматизировать: хотя это и обременительно, но все же лучше, чем принцип "поймай меня, если сможешь", — логика примерно та же, что и с "лежачими полицейскими" на дороге.

Именно так работает Система электронного администрирования НДС, однако в ней осталось множество дыр (например, возможность "рисовать" налоговый кредит прямо на серверах), а введенную поверх нее систему превентивной блокировки подозрительных налоговых накладных СМКОР (система мониторинга критериев оценки рисков), вопреки протестам экспертов, в части разблокировки отдали на откуп налоговикам. А они, как и следовало ожидать, успешно превратили СМКОР в орудие вымогательства, используя заложенную туда остаточную дискрецию. Удалось победить дискрецию и коррупцию при возмещении НДС, хотя для этого Александру Данилюку в бытность его министром финансов пришлось не только преодолевать страшное сопротивление налоговиков и прочих причастных к откатам (что в итоге стоило ему должности), но и пойти против собственных интересов как министра финансов: для всех его предшественников задержка с возмещением была верной палочкой-выручалочкой на случай недовыполнения бюджета. Правда, под конец прошлого года, когда выполнение бюджета снова оказалось под угрозой, призрак невозмещения появился вновь, и, что гораздо хуже, налоговая с Минфином закрыли статистику возмещения — первый шаг к откату в самой успешной на сегодняшний день части налоговой реформы…

2. Устранение налога на прибыль как дискреционного по определению. Любой финдиректор или главбух знает тысячу и один способ, как показать прибыль и как этого избежать, — в зависимости от ситуации. И их же знает инспектор, плюс он еще десятками способов может поставить под сомнение методику расчета. Ведь прибыль — это сугубо эфемерная, расчетная величина, нигде, кроме финансовой отчетности, не зафиксированная.

Решение известно и хорошо проработано: налог на выведенный капитал (НнВК) облагает прибыль только в момент ее выведения (выплаты дивидендов), то есть его база — это реальные финансовые трансакции. Не к чему придраться, нет необходимости (и прямо запрещено) проверять начисление прибыли, заодно очень сильно и эффективно облагаются махинации с офшорами. Но нет… В этом яйце — смерть Кощеева, и это понимают все стороны, поэтому идет жесточайшая борьба, о которой ниже.

3. Максимально полная перезагрузка налоговой по примеру Грузии. Во всяком случае, должны быть безусловно заменены все руководители и все инспектора, потому что человек, познавший вкус живых денег (да еще и немалых!), никогда не будет работать на зарплату. Как тигра, вкусившего человечины, можно только убить (несмотря на Красную книгу), так и инспектора, а также силовика и прочего "начальника", вкусивших неограниченной власти, увидевших страх в глазах простого человека и получивших с помощью этого самого страха живую копейку, можно только уволить.

И, конечно, необходимо полностью стереть из памяти азаровскую корпоративную культуру: никаких планов по сборам, никакой "мобилизации", никакого "налоговая наполняет бюджет". 98% налогов даже сейчас платятся добровольно — ровно в такой пропорции бюджет наполняют налогоплательщики, и всего 2% зависят от налоговиков! И если в Минфине не могут правильно посчитать, сколько налогов должно поступить за год, если все делать по закону, то это проблемы Минфина, а не налогоплательщиков.

Увы, пока все "реформы" налоговой сводились к тому, чтобы переставлять кровати. Количество налоговиков, правда, несколько сократили, соответственно, уменьшилось и число проверок, но принципы никак не поменялись. И сейчас не поменяются, что бы по этому поводу ни говорили власть имущие: 92% от "новой налоговой" составляют старые проверенные азаровские кадры. А молодой и образованный глава ГНС, может быть, и хочет что-то реально поменять, но пока что по-прежнему рапортует о выполнении и перевыполнении плана, а подчиненных распекает за то, что те не справляются с задачей "мобилизации налогов". С таким подходом, естественно, даже самые прогрессивные в идее своей новации будут использоваться, примерно как мясорубка отца Кабани из "Трудно быть богом", которую невежественные средневековые соотечественники применяли в целях дознания к еретикам, — разве что законы удастся сделать такими же простыми, однозначными и, соответственно, защищенными от дискреции, как "упрощенку" образца 1999 года. Увы, таких рецептов для среднего и крупного бизнеса нет даже у нас...

Кроме того, перезагрузка налоговой требует радикального снижения потребности в проверках хотя бы на то время, пока будет идти сам процесс и непосредственно после него, а новые кадры будут набираться опыта. Это крайне важно еще и потому, что такие кадры должны прийти на принципиально меньшие коррупционные возможности, иначе конкурсы опять привлекут любителей "зарабатывать", а новые честные инспектора быстро скурвятся, тем более что плательщики-то останутся прежними. Поэтому коррупционные соблазны нужно сократить предельно, в частности путем реализации предыдущих двух пунктов.

И это одна из главных причин, почему ни в коем случае нельзя допустить урезания "упрощенки"! Возможны разве что косметические улучшения с целью уменьшить злоупотребления, однако ни о каком расширении фискализации и учета и речи быть не может, разве что заменить часть нынешних критериев, пролоббированных в разное время продавцами некоторых товарных групп под фальшивыми предлогами типа "защиты прав потребителя" (путем лишения его права выбора?), на действительно риск-ориентированные, определенные путем анализа выгод и затрат и признанные самими ФЛП.

4. Сокращение и упразднение налогов на труд (ЕСВ) с сокращением НДФЛ в конечном счете до 10%, с частичной компенсацией за счет увеличения поступлений от налогов на землю/имущество. Это на самом деле самая трудная и длительная часть реформы, поскольку она требует, с одной стороны, пенсионной реформы с полным отказом от солидарной системы, с другой — существенного сокращения государственных расходов, с третьей — модернизации налога на землю/недвижимость, превращения НДФЛ в налог на доходы домохозяйств, уплачиваемый по месту жительства, перераспределения потоков и ответственности между местными бюджетами и центром и т.д. Однако в случае успеха можно будет праздновать победу над зарплатами в "конвертах" и неофициальной занятостью — не через год и не через два, но в перспективе…

Почему-то именно этой самой проблематичной частью реформы озаботились в правительстве и ВРУ, правда, в извращенном виде: с введением прогрессивного НДФЛ (что есть антиреформа с любой точки зрения, в этом даже Миклош, наверное, поддержал бы); с введением обязательной накопительной пенсионной системы, которая грозит сожрать все снижение ЕСВ на первом этапе, если оно, конечно, вообще ожидается; и с непонятными пока что инициативами в области налога на землю/недвижимость, основным плательщиком которого вообще-то должен быть бизнес. Более того, очевидно, что без решения предыдущих трех проблем послабления в части обложения зарплат будут, скорее всего, компенсированы еще большим давлением на бизнес по другим налогам, еще большим произволом налоговиков под святым предлогом "мобилизации" ради выполнения бюджета…

Хуже того, с приходом нынешнего состава налогового комитета ВРУ дискреционные инициативы просто посыпались, как "орешки" из козы. Чего стоит одна только фискализация малого бизнеса, которая, не решая ни одной из якобы поставленных задач, возвращает налоговикам утраченную возможность собирать коррупционную дань с мелкого бизнеса. А законопроект №1210 в изначальной редакции вообще вобрал в себя все "хотелки" налоговиков, начиная с возможности инспектора по собственному усмотрению определять "вину" плательщика и "деловую цель" операции и кончая освобождением этого самого инспектора от любой персональной ответственности. Последнее, впрочем, удалось все же убрать, как и множество других, мягко говоря, спорных норм, но два первых примера остались. И что же отвечает глава этого комитета критикам? "Что касается субъективной оценки представителей контролирующего органа, то есть возможности урегулирования спорных вопросов в административном или судебном порядке", — говорит он. То есть да здравствует дискреция, которая в наших условиях — синоним коррупции! К счастью, законопроект этот пока так и не стал законом — застрял на этапе подписи президентом.

Правда, заменять налог на прибыль налогом на выведенный капитал монобольшинству, наверное, все равно придется, — это одно из немногих конкретных обещаний, которые сам президент неоднократно повторял в ходе избирательной кампании.

Но как это может делать глава комитета, который в свое время категорически возражал против такой реформы? При этом противники НнВК времени даром не теряют, и уже сам президент повторяет за ними, что "это во-о-от такая дыра в бюджете", хотя на самом деле официальных расчетов КМУ пока нет. Впрочем, даже когда они появятся, то вряд ли им можно будет верить: считать доверено Минфину, имеющему описанный выше конфликт интересов в этом вопросе. Между тем альтернативные подсчеты показывают, что закрытие офшорных схем может почти полностью компенсировать дыру, и это при том, что не все положительные для бюджета эффекты удается оценить.

Впрочем, в цифрах ли дело? Почему-то в тот же №1210 преспокойно вошла норма об ускоренной амортизации, которая по экономическому эффекту во многом аналогична НнВК, хотя никак не решает главной проблемы налога на прибыль, описанной выше, — оставляет произвол нетронутым. Заметим, что никаких возражений со стороны МВФ это не вызвало. И этот же закон вводит некоторые ограничения на офшорные схемы, правда, с огромными дырами и расширением все той же дискреции, — не для того ли, чтобы обрезать потенциальные внутренние компенсаторы в НнВК? Очень хотелось бы ошибаться, но все это свидетельствует далеко не в пользу доброй "политической воли". Ведь выполнить предвыборное обещание можно по-разному…

В ход может пойти, например, идея о реформировании налога только для тех, кто в реальности ничего в офшоры не выводит, — чтобы не ущемлять интересы тех, кто топит там до десяти миллиардов долларов ежегодно без уплаты каких-либо налогов и на сегодняшний день построил вместе с консультантами, организующими офшорные схемы, и налоговиками, их крышующими, самый прочный бастион на пути реформы. Но если таких не трогать, а ввести НнВК только для предприятий с оборотом до 200 млн грн в год, то те большие, кто хочет уйти от обложения прибыли, будут это делать через плательщиков НнВК и привычные офшоры, а те, кому он не выгоден, найдут возможность уменьшить объект налогообложения, пользуясь аналогичными услугами более крупных партнеров. И вот тогда в бюджете действительно образуется дыра, в результате "эксперимент" объявят неудачным, что противникам реформы и требовалось доказать. Могут, конечно, появиться и другие способы дискредитировать идею, например, создав своими руками двойной режим, как описано выше, а затем ввести контроль за "перетоками", — а это вообще невообразимый кошмар в плане администрирования…

Придется, по-видимому, отменять и фискализацию в том виде, в каком она прописана в законах №128 и 129: протесты предпринимателей только нарастают, они уже перешли к предупредительным забастовкам, а никаких дополнительных подтверждений благотворности фискализации как не было, так и нет. И взяться им неоткуда: аргументы ее сторонников давно опровергнуты, расчеты — не в пользу фискализаторов (поэтому ни Минфин, ни комитет ВР их не обнародовали), и даже последняя палочка-выручалочка, МВФ, уже давно не настаивает на таких мерах. И с чего бы Фонду настаивать после того, как их собственное исследование не нашло доказательств фискальной эффективности массово-обязательного применения РРО, а его авторы рекомендовали ограничить фискализацию только особо рисковыми категориями плательщиков, тщательно взвешивая затраты и выгоды в каждом случае.

Нужно отметить, что в этом направлении наметился уже некоторый прогресс: за последнее время о подготовке законопроекта, заменяющего тотальную фискализацию некоторой "оптимальной моделью", заявили глава налогового комитета, коалиция бизнес-ассоциаций УРБ по итогам встречи в комитете ВРУ и члены Координационного совета по вопросам микробизнеса при КМУ. Этот Коордсовет был создан в свое время как громоотвод, чтобы найти подсластители для бочки дегтя, которые бы успокоили микробизнес, но стал в итоге местом для дискуссий, тех самых, которых так недоставало на этапе скоропалительного голосования за пресловутые законопроекты. С другой стороны, "радикалы" — авторы законопроектов №2644 и 2645, наотмашь отменяющих законы №128 и129, — согласились убрать из них неуместные положения, выплескивающие вместе с фискализацией и долгожданные программные РРО. Однако остается очень большой вопрос, что понимают под оптимальной моделью все стороны…

В следующей части статьи будет подробнее рассмотрен расклад сил в среде бизнеса и предложены некоторые системные рекомендации, выходящие за рамки собственно налоговой реформы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Serg Mez Serg Mez 6 квітня, 00:29 " пенсионной реформы с полным отказом от солидарной системы" - Вот этот тезис представляется очень сомнительным. Насколько я знаю, ни одна страна в мире не имеет адекватной замены солидарной системы - то есть по настоящему успешного примера реализации массовой накопительной пенсионной системы, когда личные пенсионные отчисления не обесценивались бы за 25-35 лет отчислений. Автор считает, что Украина будет первой в мире такой страной?? согласен 2 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно