«МЫ НЕ ОБЕЩАЕМ ТОГО, ЧЕГО НЕ СМОЖЕМ СДЕЛАТЬ», УВЕРЯЕТ ИСПОЛНЯЮЩИЙ ОБЯЗАННОСТИ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВЛЕНИЯ АО «УКРТАТНАФТА» СЕРГЕЙ ПЕРЕЛОМА

06 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 6 сентября-13 сентября 2002г.
Отправить
Отправить

Сергей Витальевич Перелома — один из самых молодых менеджеров такого уровня в нефтехимической отрасли...

Сергей Витальевич Перелома — один из самых молодых менеджеров такого уровня в нефтехимической отрасли. Родился в 1972 году в Киеве; закончил Киевский институт международных отношений (тогда это был еще факультет Киевского госуниверситета им. Т.Шевченко) по специальности международные экономические отношения, специализация — финансы и кредит. Параллельно с учебой начал работать: вначале — в частных компаниях, а когда был создан внешнеэкономический филиал «Проминвестбанка» Украины (изначально он задумывался как отделение, специализирующееся на международных валютных операциях), стал работать там; затем был переведен в центральный офис банка. После этого работал в украинской кредитной компании «Госинвест», занимался торговыми обязательствами, в том числе и обслуживанием внешнего долга Украины (компания выступала как агент Минфина по торговым операциям по суверенному долгу). Далее возглавил департамент в страховой компании «Оранта», затем и ее «дочку» — «Оранта-жизнь», которая предоставляла все накопительные виды страхования.

В начале 2000 года был назначен заместителем финансового директора, а затем и финансовым директором «Криворожстали».

А после решения наблюдательного совета АО «Укртатнафта» с 5 марта нынешнего года и по сей день исполняет обязанности председателя правления «Укртатнафты». Пока его должность имеет приставку «и.о.», но снять ее может только общее собрание акционеров.

Женат, воспитывает дочь.

Еще год назад перипетии вокруг и в связи с АО «Укртатнафта» сотрясали как отечественное, так и зарубежное информационное пространство, рикошетили по акционерам, работникам и деловым партнерам этого крупнейшего в Украине нефтеперерабатывающего предприятия. В какой-то момент даже казалось, что на одной из первых транснациональных финансово-промышленных нефтяных компаний, созданных в нефтеперерабатывающей отрасли государства, придется, в конце концов, поставить жирный крест. Мол, попытка не удалась. Ан нет. Здравый смысл (и, очевидно, соображения элементарной экономической выгоды), несмотря ни на что, не оставил ни украинских, ни татарстанских, ни иных акционеров АО «Укртатнафта». В августе 2001-го в него попытались вдохнуть новую жизнь. И, насколько возможно оценить ситуацию год спустя, эта попытка явно удалась. «Укртатнафта» сегодня планомерно восстанавливает свои утраченные позиции на рынке нефтепродуктов и вообще нефтепереработки. Как это происходило и происходит и, как говорится, о чем болит голова у менеджмента АО «Укртатнафта» накануне собрания акционеров корреспонденту «Зеркала недели» рассказал нынешний глава АО Сергей ПЕРЕЛОМА.

— Сергей Витальевич, вы уверены, что собрание акционеров утвердит вас в должности председателя правления АО «Укртатнафта»? И еще, не страшновато ли было на нее соглашаться: ведь у компании тогда была (и еще остается) масса проблем, а ваш предшественник на этом посту, Юрий Бойко, ныне возглавляющий НАК «Нефтегаз Украины», имел куда больший опыт работы в нефтеперерабатывающей отрасли?— Мне даже легче, чем моему предшественнику. По крайней мере, он успел уже что-то «расчистить» в делах компании, начал перестраивать систему ее управления. А что касается моего утверждения на общем собрании акционеров (надеюсь, в сентябре это произойдет), сделано достаточно много, и я думаю, что акционеры эти результаты видят, они уже финансово ощутимы. Так что есть основания надеяться, что наши акционеры поддержат наши усилия. — От специалистов отрасли довелось слышать, что «Укртатнафта» за последний год уже стала другой. В чем это выражается, на ваш взгляд?

— Мы с вами говорим о компании в начале сентября. И по сравнению с аналогичным периодом прошлого года действительно произошли первые изменения в подходах со стороны акционеров «Укртатнафты». Деятельность предыдущего состава правления не была одобрена акционерами, поэтому наблюдательным советом сначала был отстранен от управления компанией Владимир Матыцин и назначен Юрий Бойко, и с этого времени, можно сказать, изменилась и политика Кременчугского нефтеперерабатывающего завода, и акционерной компании, созданной на его базе. Прошел год — можно посмотреть на результаты, достигнутые благодаря изменениям в политике компании. Я ни в коем случае не хочу давать собственную оценку тому, как работало правление под руководством В.Матыцина — были другие условия, иная законодательная база. Но его преемникам досталось тяжелое наследство с точки зрения долговых обязательств, обязательств перед нашими давальцами, как мы их называем, — клиентами по переработке нефтяного сырья, были вопросы с налоговой администрацией. Когда в компанию пришел Ю.Бойко, существовала даже задолженность по заработной плате. Хотелось бы говорить о том, что изменилось. Но к августу 2001-го, к сожалению, из управления НПЗ и «Укртатнафти» было выведено достаточно большое количество основных фондов, в том числе производственных установок, которые непосредственно задействованы в технологическом процессе. Причем выведены как на условиях долгосрочной аренды, так и путем передачи другим юридическим лицам, которые сейчас существуют и продолжают работать. Теперь мы стараемся находить с ними общий язык, делать эти отношения наиболее выгодными для завода. Но можно твердо сказать, что еще год назад некогда единый производственный цикл и целостность Кременчугского нефтеперерабатывающего завода и соответственно компании «Укртатнафта» были нарушены. — Пытается ли нынешнее правление «Укртатнафты» вернуть, что называется, в «семейное лоно» выведенные из состава компании мощности, тем более что это, как я понимаю, «золотые фишки»?

— Обязательно. Это один из «больных» вопросов: легко потерять, тяжелее потом вернуть и приобрести. Тем более что если бы это просто было отдано незаконно, безосновательно, то, конечно, возвращать было бы легче. Но по многим совместным предприятиям, таким, как «Фобос», «Кребо», передача фондов происходила 6—8 лет назад, и сейчас отыгрывать ситуацию обратно, после того как НПЗ стал акционерным обществом и создана «Укртатнафта», весьма проблематично. Есть, например, СП «Кребо», являющееся производителем керосина, авиационного топлива, то есть сертифицированный заправщик того же аэропорта «Борисполь», с которым напрямую подписаны контракты у многих авиаперевозчиков, в том числе и зарубежных. Есть СП «Фобос», в собственности которого находится установка по производству ароматических углеводородов, — в основном бензол, толуол. Затем ЗАО «Юниол», производящее масла; ему не столько было передано оборудование, сколько эта фирма находится на территории завода. И много создала своего. Хотя, с моей точки зрения, логично это было создавать под эгидой компании, а не частной компании. — Тем более что производство масел — прибыльное дело…

— Прибыльное. Но есть сезонный фактор, а в последнее время в связи с экспансией российских и белорусских производителей масел на украинский рынок оно становится все более хлопотным.

Но замечу, что у нас есть и другое совместное предприятие с французами — СП «Фрасмо», и в нем нашей компании принадлежит существенная доля активов — 65%, что позволяет контролировать ситуацию. У нас хорошие отношения с соучредителями — «ТотальФинаЭльф» — это одна из ведущих в мире нефтяных компаний, работающих в области производства масел.

Вообще же в разрешении проблемы возврата собственности уже есть определенные сдвиги. У нас были два арендатора, которым была сдана в аренду часть наших производственных мощностей — это ЗАО «Укрславнафта» и ЗАО «Кременчугская нефтяная компания» (КНК). Сейчас есть окончательное решение из последней судебной инстанции по поводу нашего спора с «Укрславнафтой». Так что в отношении аренды ими мощностей завода спор окончательно решен в нашу пользу. Здесь юридический процесс закончен, а вот по ЗАО «КНК» дело еще рассматривается в судах.

Наша позиция однозначна: завод должен быть единым, есть правление, которое должно полностью курировать все вопросы и контролировать производственный процесс.

Еще одно направление нашей работы — это отказ от непрофильных видов деятельности. Наше участие в них больше декларативно, чем реально. Тем не менее остались вложения, определенные пакеты акций, принадлежащие АО «Укртатнафта», юридических лиц, работающих в разных отраслях экономики, начиная от производства воды и заканчивая значительными вкладами в различные банки, которые при этом не дают нам права влиять на ситуацию. Поэтому и будем рассматривать целесообразность сохранения компанией этих активов. В конце концов каждый должен заниматься своим делом.— Сергей Витальевич, известно, что в свое время между украинскими и татарскими акционерами, как говорят, «пробежала черная кошка». Видимо, у обеих сторон были основания для недовольства. А каковы сегодня отношения, например, менеджмента и акционеров компании, а также между акционерами?

— После изменения политики компании, акционеры стали активнее участвовать в жизни «Укртатнафти»: стали чаще созывать заседания наблюдательного совета, более жестким стал контроль за тем, что происходит на предприятии. И чем больше понимания проблем и путей их решения возникало у акционеров (в первую очередь я имею ввиду наших акционеров из Республики Татарстан), тем существеннее увеличивалась поставка нефтяного сырья с их стороны.

В принципе, за первое полугодие 2001 года на завод суммарно было поставлено всех видов сырья (т.е. и из восточно-украинских месторождений, и импортные смеси) 1 млн. 455 тыс. тонн, за тот же период 2002 года эта цифра возросла в 2,6 раза и составляет 3 млн. 769 тыс. тонн. За такой короткий срок это нормальный показатель.

Из поставок нефти в январе-июне нынешнего года «давальцы» (компании, поставляющие нефть по договорам на оказание услуг по переработке) поставили 3 млн. 179 тыс. тонн, это в 2,3 раза превышает прошлогодние результаты. Немаловажным фактором является увеличение поставок и переработки именно собственного сырья, которое не поставляется по договорам на оказание услуг, а то, которое компания покупает самостоятельно, перерабатывает и является собственником произведенных из этого сырья нефтепродуктов. Соответственно предприятие само их и реализовывает. Это, по сути, и есть замкнутый цикл производства. За первые шесть месяцев 2001 года всего лишь 100 тыс. тонн были поставлены как заводской ресурс. Сегодня мы увеличили эту цифру в шесть раз — до 599,9 тыс. тонн. — А какова доля экспорта в общем объеме продаж компании?

— Можно по-разному относиться к цифре, которая характеризует экспорт. С одной стороны, это нормально — это валюта, завоевание новых внешних рынков; с другой стороны, конечно, в тех случаях, когда внутренний рынок не может потребить весь объем производимой продукции, для завода это единственный выход. Особенно это касается мазута, поскольку основными потребителями являются энергогенерирующие компании, которые рассчитывались за него неаккуратно. У них до сих пор есть перед нами достаточно большие долги, но и они постепенно погашаются.

Благодаря возросшему объему переработки нефтяного сырья мы увеличили объем реализации нефтепродуктов на внутреннем рынке, в первом полугодии 2002 года мы реализовали 473,7 тыс. тонн нефтепродуктов на 342,7 млн. грн. Что касается экспорта, то по сравнению с аналогичным периодом 2001 года мы его увеличили в 5,2 раза (до 339,5 тыс. тонн) на общую сумму 253 млн. грн. — Результаты впечатляют. Но как быть со старыми долгами компании перед поставщиками нефти?

— Политика, которую сегодня проводит правление, в первую очередь — это четкое, своевременное выполнение тех обязательств, которое акционерное общество на себя принимает. К сожалению, до августа предыдущего года (опять же, без комментариев в адрес тогдашнего правления), ситуация обстояла так, что далеко не все наши клиенты, поставившие нефть или другое сырье для переработки, смогли вовремя получить нефтепродукты, которые им причитаются. С точки зрения нормальных бизнес-отношений такие вещи недопустимы. И со всей ответственностью могу сказать, что те, кто с августа прошлого года завозил нам сырье на переработку, получают свои нефтепродукты в полном объеме. Мы выполняем свои обязательства в кратчайшие сроки и готовим комплексную программу по погашению долгов, возникших до августа 2001 года. — Сколько у вашей компании постоянных клиентов и партнеров?

— Их численность очень зависит не только от нашей политики, но и от желания конкретной фирмы перерабатывать сырье. Но мы стараемся своих клиентов не терять и, если хотите, делаем ставку не на их количество, а на объем их поставок сырья и их постоянство. Кроме того, для импортеров также важны условия налогообложения...— Понимаю: пошлины и тому подобное.

— Да. Но кроме экономических факторов, есть еще внутренний фактор, например, в Российской Федерации: даже имея реальный ресурс, компания не всегда может доставить его в Украину, потому что не получила доступ к транзитной трубе. Поэтому говорить о четком числе... Что касается аукционов по восточно-украинской нефти — это абсолютно очевидная тенденция: мы стараемся, чтобы компания выступала самостоятельно, самостоятельно перерабатывала и реализовывала нефтепродукты. Пока это у нас достаточно успешно получается. — Какой процент российских (татарских) нефтепоставок от общего объема?

— Это зависит от графика поставок на квартал той или иной компании, который она может получить от российской «Транснефти». В начале третьего квартала Россия изменила подход к формированию графика — проводит политику равного доступа к трубе нефтепоставщиков. Конечно, несколько уменьшились объемы поставки татарских ресурсов — сейчас они на уровне 250 тыс. тонн в месяц. Мы постоянно работаем с нашими татарскими акционерами по вопросам увеличения объема поставляемого сырья и закрепления существующих отношений.

Один из приоритетных вопросов, на который обращает внимание наш наблюдательный совет, — это заключение долгосрочного договора на постоянное обеспечение предприятия нефтяным сырьем. Мы сейчас работаем над этим и, надеюсь, вскоре полностью урегулируем все нюансы и подпишем договор о поставке нефти сроком на пять лет, что обеспечит компании стабильность. Ведь как правление «Укртатнафти», так и акционеры, заинтересованы и в стабильной работе компании, и в том, чтобы объем поставок нефти постоянно увеличивался. Поэтому я не вижу причин, способных помешать нам найти общий язык и договориться об увеличении объема поставок.— Многие добывающие и перерабатывающие компании сейчас стремятся обзавестись собственной сетью АЗС. Понятно, что когда компания реализует конечный продукт непосредственному потребителю, она имеет большую прибыль. Собирается ли «Укртатнафта» предметно заниматься этой темой?

— Мы будем возвращаться к этому вопросу, возможно, поменяется точка зрения, но на сегодняшний день целостной автозаправочной сетью АО «Укртатнафта» не располагает. Развитие собственной автозаправочной сети — дело дорогостоящее. К тому же « ТНК» и «Лукойл» уже располагают достаточно разветвленными заправочными сетями. И поскольку они заняли эту нишу, мы склоняемся больше к занятию ниш крупного и среднего опта, а также разработки экспортных программ. С экономической точки зрения, может, цена на «пистолете» и оправдывает затраты, но у нас сегодня есть много направлений, по которым мы обязаны вкладывать деньги: в первую очередь — модернизация, реконструкция существующих производственных мощностей. В этом направлении мы провели большую работу. Во время визита первого вице-премьера Олега Дубины в Татарстан был подписан совместный протокол, в котором говорится, что потребность для программы модернизации составляет около 200 млн. долл. И это необходимо делать, чтобы мы шли в ногу со временем, могли обеспечивать качество и количество производимой продукции.

Мы рассматриваем контракт с американской фирмой «Фостер Уилер», которая является лидером мировых программ модернизации и реконструкции нефтеперерабатывающих заводов. Ожидаем от них рекомендаций, с учетом которых, а также с учетом опыта, приобретенного нашими акционерами, будет принято конкретное решение. На сегодняшний день изучается техническая возможность, что можно сделать, исходя из конкретного технологического цикла Кременчугского нефтеперерабатывающего завода. А уже с учетом рекомендаций специалистов, мы будем определять очередность и источники финансирования. — И дорого «Укртатнафті» обойдутся услуги американских экспертов?

— За услуги нормальных экспертов нужно платить нормальные деньги. Я считаю, что лучше потратиться на исследования, прежде чем вкладывать значительные суммы для того, чтобы быть уверенными, — мы выбрали правильный вариант. Чтобы потом не оказалось, что решение было принято недостаточно взвешенно, поспешно и, может быть, в чем-то неправильное — должен быть комплексный подход. — Нефтяные компании, да и НПЗ, не говоря уже о нефтетрейдерах, часто жалуются на непомерные налоги и обязательные платежи. А «Укртатнафта»?

— Понятно, что чем меньше налоговая нагрузка, тем больше средств можно куда-то вкладывать. Но, с другой стороны, существующую налоговую нагрузку предприятия «тянут». Цифры по отрасли показывают, что везде идет уверенный рост, нормальное, динамичное развитие. Нужно понимать и государство, ведь платить налоги — святая обязанность любого гражданина, и предприятия тоже. «Укртатнафта» за шесть месяцев 2002 года фактически уплатила «живыми» деньгами в бюджет почти 258,8 млн. грн. Это и акцизный сбор по продукции, изготовленной из давальческого сырья (это львиная доля налоговой нагрузки) — 165 млн. 200 тыс. грн.; акцизный сбор по нашей собственной нефтепродукции, который составляет почти 21 млн. грн., и налог на прибыль — 48,5 млн. грн. Эти цифры тоже характеризуют нашу деятельность — если платишь налог на прибыль, то есть с чего платить. — Не менее ярко работу любой компании характеризует кредиторская и дебиторская задолженности. Какова она у «Укртатнафти»?

— Кредиторская задолженность незначительно увеличилась: в начале года она составляла 188,7 млн. грн., а на 1 июля — 196,5 млн. грн. При этом пока что существуют значительная забалансовая задолженность перед давальцами по договорам на переработку сырья. — До сих пор мы говорили о производственно-финансовой деятельности вашей компании, а какова социальная политика в отношении более 4000 работников «Укртатнафти»?

— Считаю, что и здесь у нас есть существенные достижения. Причем, это не мое субъективное мнение. Такой вывод сделала и комиссия президиума Полтавского областного профсоюза, которая изучала, как на нашем предприятии поставлена работа в социальной сфере, по обеспечению условий труда. И эта комиссия рекомендовала распространить опыт работы «Укртатнафти» по всему региону.

Я уже говорил, что еще в августе прошлого года существовала задолженность по заработной плате. Реально она была полностью погашена еще в прошлом году, и мы последовательно работаем над повышением заработной платы. На 20% она была поднята еще в прошлом году. По итогам пяти месяцев, мы посчитали, что возможно дополнительное повышение зарплаты в этом году еще на 10%. — Частные и акционерные компании, как известно, руками и ногами отбиваются от «социалки», стремясь передать относящиеся к ней объекты на баланс муниципальных властей. Как поступила «Укртатнафта» в этой связи?

— Надо отдать должное всем членам правления, в частности г-ну Матыцину, потому что когда все старались отказаться от социальной сферы из-за ее убыточности, здесь ее старались развивать, поддерживать. Так что и теперь все это хозяйство работает нормально. У нас есть свой дворец культуры «Нефтехимик», в котором работает много секций, где занимаются и дети, и взрослые. Есть свой спортивный комплекс, где ведутся различные спортивные секции; 4 плавательных бассейна. У нас очень много команд, которые проводят между собой различные турниры. Есть детский оздоровительный лагерь «Солнечный», пребывание детей в котором нашим сотрудникам обходится в 10% стоимости путевки.

Правда, существует проблема с обеспечением жильем, хотя, она, может быть, не такая острая, как на других предприятиях. У нас всего 187 человек нуждаются в улучшении жилищных условий. Можно было попытаться решить эту проблему таким путем: построить жилье и затем, как сделало большинство предприятий, передать его на баланс города, чтобы не нести расходов на обслуживание и эксплуатацию. Мы же решили, что каждый человек должен сам определиться: некорректно ему навязывать — вот тебе этот дом, эта квартира. Мы пошли по пути предоставления долгосрочных беспроцентных ссуд на улучшение жилищных условий. Ссуда предоставляется на срок до десяти лет, достаточно льготный режим погашения. В 2002 году мы планируем выдать таких ссуд на общую сумму 370 тыс. грн. И эта программа выполняется. Причем, совместно с профсоюзом. Вместе и решаем, кому нужнее на данный момент такая ссуда. Ведь, к сожалению, всем единовременно ее выдать не получается. Можно говорить и о других льготах для наших сотрудников. Например, по направлениям медсанчасти трудящимся предоставляются льготные путевки в профилакторий, где они проходят как и курс лечения, так и общего оздоровления. К слову, наша медсанчасть обслуживает жителей всего города, а не только наших сотрудников. Также стараемся выдавать ссуды для обучения детей и повышения квалификации сотрудников.— Ваши отношения с местной администрацией?

— С местными властями стараемся строить нормальные отношения. Понимая, что у местного бюджета есть проблемы, стараемся по возможности оказать посильную помощь.— Сколько «Укртатнафта» платит в городской и областной бюджеты?

— Все положенные платежи своевременно перечисляем. Помимо этого, есть акция, которую мы проводим по собственной инициативе, — практически полностью содержим детский дом, помогаем детским учреждениям, финансируем ремонты. Оказываем помощь, где это необходимо, например, больницам. Только в этом году отправили около 200 тыс. грн. для ветеранов войны. Так и работаем. — Вы пришли на эту должность, как говорится, без своей команды. Как вам работается и насколько это удается?

— Безусловно, кадры решают все. В компании есть специалисты, которые работали до меня. Это и заместитель председателя правления по производству, и главный инженер. Сейчас нет смысла делить: новая команда и старая. Есть нормальное взаимопонимание и нормальные человеческие взаимоотношения. Я считаю, с такой командой можно решать любые вопросы и задачи, которые могут быть. А их пока достаточно. Еще до моего прихода в «Укртатнафту» акционеры посчитали, что предприятие находится в кризисной ситуации. Был проведен комплексный анализ ситуации с привлечением консультантов, в том числе и российских, и разработана объемная программа антикризисных мер, хотя я бы назвал ее программой финансовой стабилизации. Это был уже полностью сформированный документ, когда я пришел, поэтому участия в его разработке я не принимал.— Но выполнять приходится?

— Выполнять, естественно, приходится. Тем более что он составлен действительно очень грамотно: затрагивает не только сторону финансов, но и полностью упорядочение работы, и документооборот, и учет, и степень ответственности и т. д. То есть, достаточно емкий документ, в котором отражены все аспекты деятельности предприятия. И теперь идет нормальное планомерное динамичное развитие компании. Нет тех проблем, которых нельзя решить.

И в преддверии профессионального праздника работников нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности Украины хочу от имени правления нашей компании сердечно поздравить наш многотысячный коллектив, коллективы родственных предприятий, партнеров по бизнесу и особенно ветеранов нашего предприятия и отрасли и пожелать всем неисчерпаемой энергии и вдохновения.Автор благодарит менеджмент «Укртатнафты» и журнал «Нефтерынок» за предоставленную информацию и иллюстрации к этому материалу.

Транснациональная финансово-промышленная нефтяная компания «Укртатнафта» создана в 1995 году в форме закрытого акционерного общества в соответствии с указами президентов Украины и Республики Татарстан. Учредителями компании являются только юридические лица (их перечень и долевое участие в уставном фонде АО представлено в диаграмме). АО «Укртатнафта» — резидент Украины. Украинские учредители передали в ее уставный фонд целостный имущественный комплекс — АО «Кременчугнефтеоргсинтез», являющийся правопреемником Кременчугского нефтеперерабатывающего завода (Полтавская область). Вклад Республики Татарстан — денежные взносы и акции татарстанских нефтедобывающих компаний.

АО «Укртатнафта» — одно из ведущих предприятий нефтеперерабатывающей промышленности Украины, способное ежегодно перерабатывать 18,6 млн. тонн нефти. Компания производит свыше 100 видов различной продукции, качество которой подтверждено соответствующими сертификатами Госкомитета Украины по стандартизации, метрологии и сертификации.

По результатам 2001 года компанией уплачено 83,985 млн. грн. налогов и обязательных платежей. Это серьезное подспорье для бюджета города Кременчуга и Полтавской области, позволяющее финансировать бюджетные организации и программы. Кроме того, в 2001 году «Укртатнафтой» оказано благотворительной помощи в размере 17,506 млн. грн.

По итогам деятельности нефтеперерабатывающих предприятий Украины в январе-июне 2002 года «Укртатнафта» занимает первое место по объемам поставки и переработки нефтяного сырья. Другими словами, каждая третья тонна бензина, дизельного топлива и мазута в Украине произведена на мощностях АО «Укртатнафта».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК