Как и зачем работодатели используют шахтеров

24 апреля, 2015, 22:00 Распечатать Выпуск №15, 24 апреля-15 мая

Как и зачем работодатели используют шахтеров

 

 

У шахтеров — особая гордость. В их понимании. Я выросла в шахтерском городке. Не в Донбассе — на Днепропетровщине, и не в шахтерской семье. Но живя с ними рядом в одном маленьком городе, кое-что успела понять. В частности, что такое шахта. (Как журналисту, впоследствии мне пришлось повидать разные забои и шахты.) Это вам не современные пресс-туры в образцово-показательную шахту и на максимально безопасный уровень забоя, где разве что бахилы не выдают. Я прочувствовала шахту, когда еще подростком с баяном, который весил почти столько же, как и я тогда, по колени в воде пробиралась с такими же, как и я, "подшефными" местного ГОКа, чтобы именно на их рабочем месте устроить им концерт — как благодарность за их шефскую помощь.

В чем состояло их шефство над нами и всем городом, я осознала много позже, когда ГОК был приватизирован, шахты стали закрывать, шахтеры — спиваться от безнадеги, а некогда процветающий шахтерский городок (не только в Донецке цвели розы!) уверенно и очень быстро шагнул за черту — депрессивный. Даже нынешние вынужденные переселенцы с Донбасса не хотят в нем задерживаться.

От шахтеров (и такие там были) на следующий день после их 3-го съезда в Киеве, где был освистан ненавистный им (по собственным умозаключениям или все же по воле работодателя?) министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин, довелось услышать разное. Но лейтмотив — нам держава должна! Почему держава — это Кабмин и президент, администрацию которого вдохновенно-мотивированные то ли шахтеры, то ли уже бойцы штурмовали?

К президенту, премьеру и главе Минэнергоугольпрома у меня как гражданки Украины и как журналиста еще больше претензий и вопросов, чем у всех шахтеров, вместе взятых. 

Но как-то не по-настоящему выглядел "шахтерский штурм". Не потому, Боже упаси, что мало жертв. Как по мне, так студенты, устроившие в начале 90-х забастовку, которую помнят ровесники и их родители и в результате которой тогдашнего премьера Масола "ушли" в отставку, изначально имели большие шансы на успех. За всех не скажу, но большинство тех студентов были мотивированы не деньгами или посулами работодателя. Это могут подтвердить и некоторые старожилы Верховной Рады, даже ее последнего 8-го созыва. О последующих протестах и особенно о Небесной сотне — не в этом случае и не в этом контексте.

В данном случае шахтеры (ну не умеют они притворяться настолько, ни за какие коврижки) — орудие в руках работодателя Рината Ахметова. Депутат Мустафа Найем об этом заявил однозначно, поведав о плане "Крепость" — плане удержания монопольного положения ДТЭК Рината Ахметова на энергорынке страны.

Депутат подчеркивает, что ДТЭК — абсолютный монополист на рынке угля, необходимого для генерации электроэнергии. Но компаниям Ахметова удавалось избегать этого определения "назначением на ключевые должности лояльных менеджеров", в частности, главы Антимонопольного комитета и НКРЭ. Пользуясь монопольным положением, Ахметов "может диктовать практически любую цену на свою продукцию, влияя на конечную стоимость электроэнергии". В 2014-м ДТЭК выставляла цену для своего угля в 1100 грн/т, в этом году заявили 1500 грн/т.

При этом, согласно отчетам компании, львиная доля прироста цены — затраты на покрытие разницы курса валют при переоценке кредитов и на проценты по кредитам.

"Фактически, ДТЭК требует у государства учитывать свой уголь по завышенной цене, чтобы иметь средства для выплаты процентов по своим долларовым кредитам и компенсации роста курса доллара. Чтобы было понятнее: кредитный портфель ДТЭК составляет 3 млрд долл., — заявил Найем. — Иными словами, Ахметов вынуждает налогоплательщиков разделить с ним потери ДТЭК из-за повышения курса валют и помочь выплатить проценты по кредиту. А чтобы "просьба" о помощи выглядела убедительней, в Киеве появляются шахтеры, бастующие против невыплаты зарплат и банкротства отрасли".

При этом компания не заложила на повышение зарплат шахтерам ни копейки. С первого квартала 2014 г. до первого квартала 2015 г. ДТЭК увеличила себестоимость угля на 86%, а зарплата шахтеров не менялась, отмечает депутат.

Найем опубликовал план "Крепость", указав фамилии и должности лиц, причастных к его разработке. Правоохранительным органам необходимо проверить эту информацию и принять надлежащие меры.

Но менеджмент ДТЭК уже заявил, что все это, мягко говоря, выдумки.

Что тут выдумывать? ZN.UA 22 апреля сообщало, что госпредприятие "Энергорынок" вынуждено было влезть в миллиардный кредит, за который заплатит, как сообщают "Наші гроші", 238 млн грн. Зачем ГП брать кредит? Чтобы… заплатить шахтерам Ахметова. Так как Ринат Леонидович в суде добился отсрочки миллиардного долга… "Энергорынку". И не на год, а на полтора. Что ему стоило вывести разгневанных шахтеров, которым внятно разъяснили, "кто виноват", под Кабмин и администрацию президента? Всего лишь пообещать, что оплатит эти "рабочие дни"…

Где же ваша гордость, шахтеры? Или сегодня, по убедительной просьбе работодателя, она такая? Что вы будете делать, если у вас появится другой работодатель или стараниями прежнего вообще останетесь без работы? Под чьим офисом будете стучать и кто зачтет вам это в трудодень (смену)?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • miscellaner miscellaner 26 квітня, 17:52 Щось я ніяк в толк не візьму: зарплату шахтарям платить роботодавець -- Ахметов. При чому тут Кабмін? Якщо в нього на це немає грошей, значить він банкрут. Значить шахти в нього треба забрати і продати іншому інвестору, а він хай котиться під три чорти. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно