«ГАЗОВЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК» ЕС—УКРАИНА—РОССИЯ: ЕДИНСТВО И БОРЬБА ИНТЕРЕСОВ

12 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 14, 12 апреля-19 апреля 2002г.
Автор
Отправить
Отправить

Нормальные герои всегда идут в обход. Бармалей (из кинофильма «Айболит-66») Анализ новой энергетиче...

Автор

Нормальные герои всегда идут в обход.

Бармалей (из кинофильма «Айболит-66»)

Анализ новой энергетической стратегии Европейского Союза и России свидетельствует, что в среднесрочной перспективе ЕС будет наращивать импорт российского газа, одновременно стремясь диверсифицировать пути его поступления, что может создать серьезные проблемы для Украины как государства-транзитера.

Учитывая, что одним из главных поставщиков газа в ЕС является Россия, а главным транзитером российского газа — Украина, можно утверждать, что проблемы газообеспечения ЕС касаются, прежде всего, треугольника интересов ЕС—Украина—Россия, где мы как транзитер оказываемся довольно уязвимой стороной.

Эксперты Центра Разумкова в рамках специального проекта, являющегося очередным этапом проекта «Энергетическая безопасность Украины», провели исследование основных тенденций развития евразийского газового рынка, характера перспективных газодобывающих и газотранспортных проектов в зоне интересов Украины, состояния и возможностей украинской газотранспортной системы (ГТС).

Материалы Центра были напечатаны в журнале «Національна безпека і оборона» (№3, 2002) и представлены для обсуждения на «круглом столе» «Газовый треугольник ЕС—Украина—Россия: единство и борьба интересов», состоявшемся 9 апреля при содействии Международного фонда «Возрождение».

Обобщенные материалы тематического выпуска журнала, «круглого стола» и результаты обсуждения этих вопросов на «круглом столе» с участием народных депутатов Украины, представителей администрации Президента, аппарата Совета национальной безопасности и обороны, министерств и ведомств, экспертов, представителей нефтегазовых компаний, неправительственных организаций, иностранных посольств и представительств, журналистов легли в основу этой статьи.

ЕС делает ставку на российский газ... мимо нас

Опережающий рост использования газа характерен как для мирового газового рынка, так и для газового рынка ЕС. При этом увеличение объемов потребления обусловлено следующими факторами: перспективой закрытия атомных электростанций в отдельных странах Евросоюза; потребностью обеспечения газом отдельных регионов ЕС, которые по экономическим причинам до сих пор его не получают; предстоящим расширением Евросоюза. Увеличение доли газа в энергетическом балансе ЕС достаточно динамично. Если в 1960 году она составляла менее 2%, то в 2000-м— более 22%. Планируется, что к 2030 году этот показатель достигнет 29%.

Учитывая эти тенденции, в течение 2000—2001 гг. разработана новая энергетическая стратегия ЕС. Европейская комиссия подготовила пакет материалов по развитию газотранспортных сетей Евросоюза, которые ориентируют страны — члены ЕС на преобладающее по сравнению с другими энергоносителями потребление газа; очерчивают основные меры по обеспечению этого, в частности по диверсификации источников и путей его доставки; определяют главные принципы формирования единого европейского газового рынка, в частности, с целью упрощения транснационального транзита газа; формируют перечни приоритетных проектов и проектов, представляют общий интерес для стран-членов; определяют условия финансирования проектов, признанных приоритетными.

Согласно новой энергетической стратегии ЕС, потребление газа будет расти, что в условиях падения собственной добычи, прежде всего в Северном море, повысит зависимость ЕС от импорта газа. Можно ожидать, что в 2020 году она увеличится, по сравнению с 2000-м, с 39% до 67%, а с учетом расширения ЕС — до 73%.

Главными поставщиками газа в ЕС являются Россия, Алжир и Норвегия; незначительные объемы импортируются также из Ливии, Египта. Сегодня Россия экспортирует газ в шесть стран — членов ЕС, обеспечивая при этом значительную долю их импорта. Кроме того, РФ практически полностью обеспечивает импорт газа пяти из семи стран Центральной и Восточной Европы — кандидатов на вступление в ЕС.

Дальнейшее значительное наращивание поставок из Норвегии и Алжира, других крупных поставщиков газа в ЕС проблематично. Запасы газа в Северном море ограничены, а их добыча — довольно дорога. Алжир имеет значительные залежи газа, но увеличение его поставок сдерживается необходимостью строительства подводных газопроводов, стоимость которых значительно выше, чем на суше.

У России есть возможности для наращивания поставок в ЕС. В то же время эксперты предполагают, что увеличение спроса на газ в ЕС может опередить ее способность этот спрос удовлетворять.

Такая ситуация стимулирует ЕС к увеличению поставок сжиженного природного газа и поиска новых источников, например, из Прикаспийских стран, Ирана (глава комитета Верховной Рады Украины по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности А.Гудыма считает, что США должны прислушаться к европейским партнерам относительно необходимости отмены санкций против Ирана). Стоимость газа из этих стран будет значительно выше, чем из Алжира, вследствие большего расстояния транспортировки, но необходимость диверсификации источников важнее чисто экономической выгоды.

Учитывая это, наиболее перспективным источником увеличения поставок газа, по мнению специалистов ЕС, являются поставки его из России. В то же время, чтобы избежать опасности недополучения необходимых объемов российского газа и с целью диверсификации его источников, Евросоюз планирует строительство газопроводов из Прикаспийских стран в обход территории России и привлечение газа из Ирана и Ирака.

Анализ перспективных газовых проектов ЕС, а также предварительно определенных как приоритетные дает основания для следующих выводов:

ЕС намерен придерживаться принципа диверсификации источников поступления газа, о чем свидетельствует отнесение к приоритетным проекта строительства новой газовой сети Прикаспийские страны—Ближний Восток—ЕС;

роль России как крупного поставщика газа в ЕС будет сохраняться, о чем свидетельствует отнесение к числу приоритетных проекта строительства газовых сетей Германия—Россия;

предполагается повышение роли новых транзиторов российского газа в ЕС (проекты повышения пропускной способности газовых сетей от российских месторождений в ЕС через Беларусь и Польшу);

в приоритетных проектах ЕС участие Украины не предусмотрено, что можно объяснить упомянутым выше соблюдением Евросоюзом принципа диверсификации путей поступления газа. В то же время проект строительства газовой сети из Прикаспийских стран может представлять интерес для Украины, а фактически начальный уровень разработки проекта оставляет для Украины перспективы участия в нем;

в общем перечне насчитывается три проекта с участием Украины, однако на сегодня частично реализуется лишь один из них, остальные являются намерениями;

большинство газовых проектов ЕС не затрагивают непосредственно интересы Украины, но если будут реализовываться проекты строительства газопроводов Россия—ЕС в обход территории нашего государства, а Россия одновременно не будет наращивать объемы добычи газа, то это может иметь для Украины негативные последствия (уменьшение объемов транзита российского газа за счет перераспределения его экспортных потоков на новые газопроводы).

Сотрудничество ЕС—РФ: российские газовые месторождения в ожидании западных средств

ЕС и Россия признали взаимную энергозависимость, которая в газовой сфере в течение ближайших 20 лет будет увеличиваться: ЕС требует кардинального увеличения поставок российского газа, а газовая промышленность России — гигантских финансовых поступлений для освоения новых месторождений, модернизации существующих и строительства новых газопроводов, внедрения новых энергосберегающих технологий. На этой почве между ЕС и Россией развивается довольно активный энергетический диалог. Евросоюз намерен: получить доступ к российским недрам на собственных условиях; войти в реформированные естественные монополии (РАО «ЕЭС» и ОАО «Газпром»); добиться ратификации Россией Договора к Энергетической Хартии (ДЭХ), что позволит другим производителям газа в СНГ выйти на европейский рынок.

Со своей стороны, в России считают, что энергодиалог должен обеспечить российским нефтегазовым компаниям свободный доступ к западным финансовым ресурсам, поскольку сейчас они получают западные кредиты по значительно более высоким, чем европейские ТНК, ставкам.

Энергодиалог ЕС—Россия сосредоточен главным образом вокруг четырех проектов: строительство газопровода-перемычки Польша—Словакия; расширение газопровода Ямал—Европа; строительство Северно-Европейского газопровода (акватория Балтики); разработка Штокмановского месторождения (шельф Баренцева моря).

Переход сотрудничества ЕС—Россия к этапу выполнения совместных добывающих и крупных газопроводных проектов сдерживается рядом экономических факторов, что побуждает обоих партнеров к поиску альтернатив: ЕС — новых источников снабжения газом, Россию — новых рынков сбыта.

Европейский Союз не признает Россию страной с рыночной экономикой; его не устраивает неблагоприятный инвестиционный климат в этой стране и низкие темпы реформирования энергетического сектора. Потому и нет намерений в ближайшей перспективе вкладывать средства в строительство газопроводов на российской территории и финансировать разработку российских газовых месторождений. Кроме того, законодательство Евросоюза ограничивает финансирование стран-нечленов со стороны кредитных институтов ЕС.

Возможной альтернативой увеличению поставок газа из России ЕС считает налаживание его транспортировки из Прикаспийских стран и Ближнего Востока.

Россия не согласна с двумя базовыми условиями процесса либерализации энергетических рынков ЕС: установленным ДЭХ условием обеспечения свободного и конкурентного доступа к транзитным газопроводам, а также ограничением долгосрочных контрактов на поставки газа с переходом на краткосрочные. Разработка российских газовых месторождений требует больших затрат, а их возвращение, по мнению специалистов «Газпрома», может быть гарантировано исключительно долгосрочными контрактами.

Альтернативой расширению поставок газа в ЕС является так называемый «Восточный вектор российского газа» — изменение приоритетной ориентации российского газового экспорта с европейского рынка на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), в частности, на рынок Китая, демонстрирующий сверхвысокие темпы развития. Осуществляются определенные практические шаги в направлении «Восточного вектора»: 17 декабря 2001 года совет директоров «Газпрома» утвердил соответствующую программу.

Несомненно, указанные экономические факторы весомы. В то же время, по мнению многих экспертов, важнейшим препятствием продвижения энергодиалога являются политические соображения. ЕС пока не рискует вкладывать значительные инвестиции в Россию в связи со значительными политическими рисками; с своей стороны, РФ под давлением лозунгов «патриотов» о стремлении Запада захватить национальные богатства не считает возможным широко допускать западные компании к российским ресурсам.

Сотрудничество в энергетической сфере невозможно изъять из общего контекста отношений ЕС—Россия. Реальный прорыв в энергодиалоге произойдет лишь тогда, когда между партнерами начнется полноценное взаимодействие во всех сферах как политики, так и экономики. В то же время, учитывая значительную взаимозависимость ЕС и России в газовой сфере, есть основания рассчитывать на то, что партнеры пойдут на определенные компромиссы и сосредоточат усилия на проектах, связанных с наращиванием поставок российского газа в Европу.

Сотрудничество ЕС—Украина:

энергодиалог набирает обороты

В сфере транзита газа сотрудничество ЕС с Украиной до 2001 года имело довольно ограниченный характер. Это объяснялось, прежде всего, общей установкой энергетической стратегии ЕС на приоритет поддержки производителей по сравнению с транзитерами, и диверсификацию путей энергоснабжения — что означает объективную заинтересованность Евросоюза в ликвидации любой монополии на транзит, в том числе украинской.

На уровень сотрудничества отрицательно влиял некоторый подрыв международного доверия к Украине как партнеру в газотранспортной сфере, обусловленный бывшей практикой несанкционированного отбора транзитного газа, несвоевременными расчетами за потребленное российское «голубое» топливо, непрозрачностью управления и проблемным техническим состоянием украинской газотранспортной системы.

В результате заинтересованность ЕС в конкретном сотрудничестве с Украиной в сфере транзита газа была довольно невысокой. Реальное сотрудничество ограничивалось незначительной финансовой поддержкой отдельных проектов. Исключение составляла разве что программа INOGATE, в рамках которой осуществлялись (и осуществляются) довольно весомые проекты, направленные на модернизацию украинской ГТС.

Внесение в список проектов тех из них, которые касаются наращивания мощности украинской газотранспортной системы, продемонстрировало намерения Евросоюза расширить в перспективе украинское направление транспортирования российского газа в ЕС и соответственно — активизировать сотрудничество с Украиной.

Реальность указанных намерений подтвердило то, что на IV заседании Совета Украина — ЕС было положено начало энергодиалогу Евросоюза с Украиной. На V заседании Совета Украина — ЕС в марте с.г. подчеркивалось, что использование транзитного потенциала Украины в обеспечении ЕС энергоносителями является общим приоритетом.

Присутствие Украины в планах Евросоюза относительно развития трансевропейских газовых сетей и динамичное развертывание энергодиалога дают основания надеяться на положительную перспективу сотрудничества.

Российское направление: газопроводов

будет больше, чем газа

Газовая промышленность России характеризуется высокой экспортной способностью, что обусловлено наличием крупных месторождений газа, развитой инфраструктурой добычи и транспортирования, высококвалифицированным кадровым корпусом. Главным производителем, транспортером и единственным экспортером российского газа за пределы СНГ является ОАО «Газпром».

России принадлежит треть установленных мировых запасов газа объемом 49 трлн. куб. м; почти 80% запасов сосредоточены в Западной Сибири. Наиболее перспективны для разработки месторождения Ямала и шельфы Баренцева и Карского морей.

Однако сейчас происходит ухудшение процессов воспроизведения сырьевой базы. Сокращаются объемы геологоразведочных работ; начались процессы естественного выбытия мощностей, связанных с истощением или полной выработкой разведанных запасов; существующие уровни прироста запасов газа не обеспечивают их простого воспроизведения. В результате уменьшаются объемы производства газа, возрастает его дефицит на внутреннем рынке.

Дефицит инвестиций не способствует развитию отрасли, обеспечивая преимущественно поддержку достигнутого уровня добычи и транспортировки.

К базовым проектам, находящимся сейчас на различной стадии выполнения или разработки, относятся: строительство системы газопроводов Ямал—Европа; газопровод — системная перемычка Польша—Словакия (фактически элемент проекта Ямал—Европа); газопровод «Голубой поток» для поставки газа в Турцию; Северо-Европейский газопровод. Последний практически не затрагивает интересы Украины как транзитера российского газа, тогда как остальные — при неблагоприятных обстоятельствах — могут иметь негативное влияние на объемы транзита по нашей территории.

Проект Ямал—Европа является наиболее отработанным и экономически целесообразным для удовлетворения возрастающих потребностей ЕС в газе. Он охватывает как добывающую часть (разработку месторождений на полуострове Ямал), так и газотранспортную — строительство двухниточного газопровода мощностью 30 млрд. куб. м в год каждая. Соответственно, строительство предусматривало две очереди выполнения. Сейчас продолжается первая — сооружение первой нитки газопровода — в сентябре 1999 года завершено строительство белорусско-польского участка газопровода.

Вместе с тем существует ряд факторов, сдерживающих выполнение проекта в полном объеме на протяжении краткосрочной перспективы: высокая стоимость освоения месторождений и транспортировки делают поставки ямальского газа в Европу относительно низкорентабельными; учитывая это, а также нехватку средств, еще не начата разработка ямальских месторождений. Польша и Германия сейчас не требуют значительных дополнительных объемов газа, вследствие чего задерживается завершение даже первой очереди газопровода Ямал—Европа.

Значительная задержка с разработкой ямальских газовых месторождений приводит к переориентации газотранспортной части проекта Ямал—Европа на газ из уже эксплуатируемых месторождений.

Газопровод — системная перемычка Польша—Словакия (Кобрин—Велке Капушаны). Ввиду отсутствия средств и довольно высокой стоимости добычи газа на Ямале, проект Ямал—Европа трансформировался в проект строительства газопровода — системной перемычки Польша—Словакия для переброски газа, уже добываемого в Ямало-Ненецком АО (а не на собственно полуострове Ямал), с украинских газопроводов на белорусско-польские.

Предусмотренная конфигурация и мощность газопровода-перемычки соответствуют параметрам газопровода Ямал—Европа: две нитки мощностью по 30 млрд. куб. м в год каждая. Как прогнозируется, вывод на полную мощность газопровода-перемычки может произойти в 2007 году (первая нитка — до 2004-го; вторая — до 2007-го).

Проект строительства газопровода — системной перемычки лоббируется «Газпромом», при поддержке ЕС и европейских нефтегазовых ТНК (Gaz de France, Франция; ENI, Италия; Ruhrgas AG, Wintershall AG, Германия). Участниками проекта был подписан Меморандум о взаимопонимании и создан Консорциум по строительству газопровода.

В феврале с.г. отдельные российские СМИ распространили информацию о том, что «Газпром» принял решения не строить газопровод-перемычку, но, по сообщениям из источников Ruhrgas, подготовка ТЭО проекта продолжается. На его базе будет принято окончательное решение о строительстве, его финансировании и, соответственно, владении акциями Консорциума.

Газопровод «Голубой поток» как обходящий для Украины (обходит ее территорию) непосредственно касается ее национальных интересов. Если его вывод на полную мощность не будет сопровождаться соответствующим ростом объемов добычи российского газа (16 млрд. куб м в год), то газовые потоки, транспортировавшиеся по газопроводам Украины, могут быть перераспределены, и мы потеряем этот объем транзита.

Анализ российских проектов в газовой сфере, сопоставление их стоимости с реальными возможностями РФ свидетельствуют, что предусматривается одновременное наращивание газодобывающих и газотранспортных мощностей. Это позволило бы загружать новые газопроводы объемами газа, добытыми на новых месторождениях, и не задевало бы транзитных интересов Украины.

Однако падение добычи газа в России и отсутствие средств на одновременное проведение работ по строительству газопроводов и разработке новых месторождений может привести к попыткам перераспределения потоков газа с уже эксплуатируемых месторождений.

И это создает реальную угрозу потери Украиной значительных транзитных объемов российского газа.

ЕС поддерживает проект строительства газопровода-перемычки, поскольку его выполнение побуждает «Газпром» к разработке запасов Ямала и сделает невозможной переориентацию газового потока на АТР, в частности на Китай. Вместе с тем европейские ТНК получат значительные прибыли от эксплуатации газопровода. Заинтересованность ЕС в проекте может обуславливаться также его желанием способствовать ускорению экономического роста стран — кандидатов на вступление в ЕС, а затем — будущей экономии средств, которые будут расходоваться на выравнивание их экономического развития.

Сотрудничество Россия—Украина. К этому времени Россия и Украина участвуют в выполнении совместного проекта, внесенного в список проектов ЕС в газовой сфере: расширение пропускной способности газопроводов из России в Балканские страны и Турцию. Непосредственно Киева касается и часть совместной работы, связанной с расширением пропускной способности транзитного газопровода Ананьев—Измаил.

Выполнение проекта позволит увеличить пропускную способность газотранспортной системы Украины и обеспечит транзит российского газа в Турцию и страны Балканского региона объемом до 38 млрд. куб. м в год.

На территории Украины предусмотрено строительство газопровода Ананьев—Измаил и компрессорных станций. Проект выполняет ЗАО «Газтранзит». Первая фаза проекта — строительство КС «Тарутино» — уже закончена, это позволяет увеличить экспорт газа на 3,9 млрд. куб. г. Начаты подготовительные роботы ко второму этапу проекта — строительству второй ветки газопровода Ананьев—Тирасполь—Измаил.

Обобщая, можно сделать следующие выводы. Как видно из таблицы, реализация российских проектов обхода трубопроводами территории Украины, при поддержке ЕС, уже к 2010 году может привести к уменьшению объемов транзита газа через Украину более чем на 60 млрд. куб. м в год. Вместе с тем расширение украинской газотранспортной системы по реализуемым проектам может повысить пропускную способность ГТС максимум на 15—20 млрд. куб. м в год.

Учитывая, что прокладка новых газовых трасс в несколько раз дороже расширения или полной загрузки существующих (необходимо проводить дополнительные геодезические, проектные и прочие исследования, землеотвод и т.д.), можно утверждать, что решение России и ЕС обойти украинскую территорию является экономически обременительным для конечных потребителей газа в Евросоюзе, в значительной мере субъективным и лежащим скорее в политической плоскости.

Достижение ЕС стратегических задач в сфере транзита газа, в частности диверсификации его направлений за счет более тесного политического сотрудничества Украины и ЕС, будет свидетельствовать о реальном отношении Евросоюза к своему будущему непосредственному соседу.

Слухи о предсмертном состоянии украинской ГТС несколько преувеличены

По своей пропускной способности, протяженности и сложности сооружений газотранспортная система Украины занимает второе (после российской) место в мире. Ее особенностью является, в частности, наличие мощных подземных хранилищ газа (ПХГ), дающих возможность покрывать сезонные неравномерности в газопотреблении. Стоимость украинской ГТС, по различным оценкам, составляет 15—20 млрд. долл.

На протяжении многих лет ГТС позволяла Украине получать за услуги по транзиту около 30 млрд. куб. м российского газа (что равно годичной потребности в газе населения и коммунально-бытовых предприятий Украины) сумму около 1,5 млрд. долл. Доходы от транзита газа составляют почти 10% общих доходов от экспорта. Внушительную сумму составляют отчисления в государственный бюджет — на 2002 год они определены в размере 2,24 млрд. грн.

От стабильной работы ГТС в значительной мере зависит энергетическая безопасность не только Украины, но и 18 европейских стран — потребителей российского газа. Сегодня основное оборудование ГТС работает без значительных перебоев благодаря постоянной работе украинских предприятий по его обновлению и модернизации.

В течение последних десяти лет построены и введены в эксплуатацию 5100 км магистральных газопроводов, 10 компрессорных цехов. Только в 2001 году было завершено строительство додавливающей компрессорной станции «Солоха» в Полтавской области; введены в эксплуатацию две реконструированные компрессорные станции — «Долинская» и «Ужгородская». Осуществляется реконструкция и модернизация магистральных газопроводов: Новопсков—Аксай—Моздок, Дашава—Минск, Шебелинка—Днепропетровск—Одесса, Долина—Ужгород—Госграница и др.

Национальной программой «Нефть и газ Украины до 2010 года» предусмотрено финансирование реконструкции и модернизации ГТС в объеме 5120 млн. долл., причем почти 40% суммы направляется на развитие ГТС и новое строительство.

Вместе с тем эти процессы сдерживаются как значительным налоговым давлением, так и недостатками государственного регулирования. Да, в сфере газотранспорта, несмотря на ее стратегическую важность для государства, не используются такие методы, как предоставление льготных кредитов на закупку современного оборудования, модернизацию и новое строительство, предоставление гарантий и страхование кредитов, установление льготных сроков амортизации оборудования, предоставление льгот при налогообложении и так далее.

Развитие ГТС не признано приоритетным направлением экономического развития государства, медлят с ее реформированием.

Физическая и моральная устарелость оборудования украинской ГТС не позволяет достичь проектной мощности 170 млрд. куб. м на выходе (представитель Президента в Кабинете министров Украины В.Лановой считает, что «техническое состояние ГТС неудовлетворительное, а экономическая модель ее работы архаичная, невоспроизводимая и убыточная; и уже назрела необходимость реформирования украинского нефтегазового комплекса»).

Систематическое недофинансирование работ по реконструкции и капитальному ремонту объектов транспорта до сих пор не приводило к срывам транзитных поставок, но в дальнейшем их прерывание из-за выхода из строя устаревшего оборудования становится все более вероятным.

Вместе с тем устойчивая динамика работы ГТС, наличие свободных мощностей транспортировки и хранилищ для хранения газа свидетельствуют о возможностях более широкого ее применения, перспективности модернизации.

«Никто не даст нам избавленья...»

В контексте дальнейшего развития сотрудничества между Украиной и ЕС отдельного рассмотрения требует упоминавшийся выше проект строительства газопровода-перемычки Польша—Словакия.

Фактически он является единственным в обход нашей территории, против выполнения которого Украина выступает. И только в одном случае — если строительство не будет сопровождаться наращиванием добычи и транспортировки российского газа. В этом случае Украине грозят убытки и она имеет право защищать свои интересы — как сторона Договора к Европейской Энергетической Хартии.

Как уже отмечалось, Россия и Беларусь не ратифицировали ДЭХ, но сторонами Договора являются другие участники проекта газопровода-перемычки: ЕС, Италия, Германия, Польша, Словакия, Франция. Поэтому Украина может апеллировать к Конференции по Европейской Энергетической Хартии на таких основаниях.

Строительство газопровода-перемычки противоречит принципам сотрудничества сторон, сформулированным в разделе 1 Хартии. В частности — принципу недискриминации и координации энергетической политики. Но ни ЕС, ни другие участники проекта из числа тех, кто ратифицировал Хартию, не координировали с Украиной как политику диверсификации путей транзита вообще, так и вопрос строительства газопровода Польша—Словакия. Это можно рассматривать как нарушение договорных обязательств сторон.

Кроме того, введение в действие указанного газопровода до разработки газовых месторождений на Ямале (а реальная перспектива этого существует) приведет к переориентации части экспортного потока российского газа с украинской ГТС на белорусско-польско-словацкие сети. Это можно рассматривать как дискриминацию интересов Украины.

Статья 2 ДЭХ таким образом формулирует его цель: «Договор устанавливает юридические рамки с целью содействия долгосрочному сотрудничеству в отрасли энергетики на основе взаимодополнения и взаимной выгоды…»... Но, во-первых, с выполнением проекта газопровода-перемычки долгосрочное сотрудничество частично прекращается; во-вторых, выгоду получают все участники проекта, кроме Украины, — ей будет причинен значительный ущерб.

Статья 7 ДЭХ, трактуя нормы транзита, провозглашает: «Каждая Договорная Сторона принимает необходимые меры по упрощению транзита энергетических материалов…» Однако строительство газопровода-перемычки увеличивает длину трассы транспортировки газа и усложняет его поставку в Европу, поскольку требует строительства новой инфраструктуры газотранспорта вместо использования существующей.

Следовательно, обращение Украины к механизмам международного арбитража в рамках ДЭХ было бы обоснованным, является ее правом как Стороны Договора, защищает ее национальные интересы, отвечает правовому режиму ДЭХ и не преследует цель ухудшить отношения с какой-либо страной региона и партнерами по «газовому треугольнику».

Сейчас ЕС переориентирует внимание на диверсификацию источников поставок газа, о чем свидетельствует внесение в перечень приоритетных проектов Евросоюза проекта строительства газовой сети с Ближнего Востока и Прикаспийских стран. Такая позиция отвечает интересам Украины. Расхождения между партнерами могут быть урегулированы их общим участием в приватизации украинской ГТС (по мнению О.Гудымы, Украина должна идти по пути приватизации, как Чехия и Словакия).

С целью приближения деятельности украинской ГТС к европейским стандартам целесообразно определить такие конкретные направления сотрудничества Украина—ЕС в сфере транспортировки газа: реформирование ГТС Украины, реконструкция и модернизация; создание современной единой системы учета газа; внедрение высокоточных средств и систем измерения; оптимизация технологических процессов транспортировки газа; выполнение ТЭО создания новых источников поставок газа в Украину и через ее территорию в ЕС.

Переход Украины и ЕС от энергодиалога к стадии выполнения общих проектов в газотранспортной сфере зависит от нахождения баланса интересов в треугольнике ЕС—Украина—Россия, а также успеха политических и экономических преобразований в нашем государстве.

Любое промедление с развитием реформ в газовом секторе Украины и отсутствие жесткой и четкой позиции в вопросе обходных газопроводов оставят Украину вне общеевропейских процессов развития и либерализации газового рынка.

Стратегия Украины в «треугольнике»

Дальнейшая политика развития многосторонних отношений Украины с ЕС и Россией в сфере транспортировки энергоносителей должна приобрести стратегический и более прагматический характер. Украина заинтересована в развитии этих отношений по таким направлениям:

— поиск баланса политических и экономических интересов в сфере диверсификации газотранспортных путей, недопущение или устранение возможных отрицательных последствий для украинской экономики, которые могут быть причинены процессами расширения ЕС и намерениями ЕС и России строить газопроводы в обход Украины;

— формирование и реализация государственной газотранспортной политики с учетом транспортных стратегий ЕС и РФ;

— государственная координация использования дипломатических механизмов сдерживания темпов введения в действие обходных газопроводов, поддержки российских проектов увеличения добывающего потенциала, с одной стороны, и создание собственных путей транспортировки газа (которые дополняли бы, а не противоречили существующим маршрутам), расширение кооперационного сотрудничества украинских компаний с европейскими и российскими — с другой;

— участие не только в реализации краткосрочных проектов и контрактов в сфере газоснабжения, но и в создании и разработке долгосрочной газотранспортной стратегии в евразийском регионе;

— проведение консультаций и координация позиций сторон на уровне соответствующих структур ЕС, России и Украины по вопросам строительства транснациональных трубопроводов;

— привлечение европейских и российских капиталов к модернизации и расширению украинской газотранспортной сети;

— включение Украины в кооперацию по расширению газовых сетей Европейского Союза за счет поставок оборудования, оказания услуг по проектированию, строительству и тому подобное;

— проведение приватизации газотранспортной системы (при условии сохранения 50%+1 акция за украинской стороной), создание на этой основе консорциума с участием украинской компании (транзитера), российского ОАО «Газпром» (поставщика), западной ТНК (потребителя).

Развитие многосторонних отношений Украины в газовой отрасли должно быть гармонично дополнено углублением двухсторонних отношений ЕС—Украина, переводом их на уровень ассоциированного членства Украины в Европейском Союзе, а также синхронным вхождением Украины в ВТО. Только при таких условиях Украина сможет на равных отстаивать свои интересы, предотвращать и адекватно реагировать на угрозы в энергетической сфере, связанные, в частности, со строительством обходных трубопроводов. Приоритетами Украины должны быть:

— поддержка политики ЕС по как можно более быстрой ратификации Россией и Беларусью ДЭХ с целью содействия конкуренции в экспорте природного газа между странами СНГ, добывающими газ;

— согласование по времени (результатам) и ресурсам процессов приобретения ассоциированного членства в ЕС, присоединение к ВТО и продвижение европейских проектов в энергетической отрасли, а также согласование их с аналогичными процессами в России;

— гармонизация законодательства Украины со стандартами ЕС, создание законодательных предпосылок, гарантированных правил приватизации и функционирования предприятий газовой отрасли (в т.ч. с участием иностранного капитала);

— распространение на Украину программ помощи (PHARE и других), увеличение финансирования украинских проектов по программам TACIS и INOGATE за счет повышения уровня их обоснованности, реалистичности, привлекательности для партнеров; подготовка технико-экономических обоснований под новые проекты, прежде всего по диверсификации источников поставок природного газа;

— включение вопросов транзита энергоносителей в перечень приоритетных направлений взаимодействия между Украиной и ЕС на уровне межпарламентского сотрудничества.

В отношениях с Россией Украина заинтересована не столько в ее отказе от строительства обходных газовых магистралей, сколько в ускоренном наращивании РФ объемов добычи газа для новых трубопроводов при участии Украины. С этой точки зрения наши усилия должны быть направлены на: поддержку на международном уровне российских проектов по освоению месторождений Ямала, шельфа арктических морей; развитие кооперации с «Газпромом» (разработка и поставка газодобывающего и другого оборудования, предоставление услуг по проектированию и тому подобное).

Поскольку ни одна другая подотрасль экономики ЕС, России и Украины так тесно не связана и не зависит от сотрудничества, как транспортировка газа, партнеры должны рассматривать расширение сотрудничества в этой сфере как один из факторов энергетической безопасности всей Европы. Понимая стремление ЕС и России к поиску других путей транспортировки газа, Украина ожидает от партнеров, что новые варианты транзита газа будут формироваться исходя из экономической целесообразности и эффективности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК