«Северный поток», «Южный поток» и другие подвиги «Газпрома»

16 декабря, 2011, 15:38 Распечатать Выпуск № 46, 16 декабря-23 декабря 2011г.
Автор
Отправить
Отправить

В российско-украинских газовых переговорах в последнее время проекты обходных газопроводов являются, по мнению российской стороны, главными аргументами давления на Украину.

Автор

В российско-украинских газовых переговорах в последнее время проекты обходных газопроводов - «Северного потока» и, в первую очередь, «Южного потока» - являются, по мнению российской стороны, главными аргументами давления на Украину. Основной смысл угрозы прост: мол, запуск этих двух газопроводов на полную мощность с пропускной способностью, примерно равной докризисным объемам транзита российского газа через Украину (55+63=118 млрд. кубометров в год), оставит Украину практически без транзита. Поэтому Украина должна отдать за снижение цены на газ (либо продать за символическую сумму) всю или основную часть своей газотранспортной системы.

Проанализируем, насколько сильными являются аргументы россиян при детальном рассмотрении даже на фоне пуска первой очереди «Северного потока», окончательной продажи Беларусью своей ГТС российскому «Газпрому» и позиции Евросоюза в отношении «Южного потока» и газотранзитной ситуации в целом.

Главную угрозу транзиту через Украину представляет именно «Южный поток». Его же судьба зависит, в свою очередь, от твердости позиции в контроле над соблюдением собственного законодательства Европейской Комиссией, которая находится под прессингом как отдельных лидеров ведущих государств Евросоюза, так и транснациональных энергетических концернов и, конечно же, России.

«Северный поток»: первая очередь прошла мимо?

Помпезный пуск первой нитки «Северного потока» ничуть не напугал Украину. Большинство украинцев проигнорировали столь далекий от них газопровод. Однако эксперты быстро вычленили из новостных лент цифру - 22 млрд. кубометров для вновь заключенных контрактов «Газ­про­ма». Простым вычитанием этого объема из максимальной пропускной способности трубопровода в 27,5 млрд. кубометров получаем 5,5 млрд. кубометров - это теоретически возможный объем газа, на который может быть уменьшен украинский транзит.

Это вовсе не 20 млрд. кубометров (как говорил В.Путин). И далеко не факт, что пуск даже второй нитки «Северного потока» лишит Украину этих транзитных объемов. Хотя с учетом того, что вторая нитка «Северного потока» строится (уже готово 70%), угроза для украинского транзита более чем реальна. На ее масштабы повлияет множест­во факторов.

Снижать угрозу будут следующие факторы: углубление кризиса в еврозоне; рост цен на нефть, а значит, и на газ; увеличение объемов импорта сжиженного газа; начало промышленной добычи сланцевого газа в Европе; подписание дополнительных контрактов и др.

На усиление угрозы будут играть: уступчивость «Газпрома» в ценах на газ для европейских потребителей; строительство работающих на газе электростанций вместо выводимых из эксплуатации АЭС и пр.

Вместе с тем в направлении на север Европы со стороны России будет создан избыток (профицит) транспортных мощностей (пропускная способность «Белтрансгаза», газомагистрали Ямал-Европа и «Северного потока» превысит 100 млрд. кубометров), которые не в полной мере обеспечены отводами и развязками. Более того, для переброски объемов газа с украинской территории необходимо переписать большинство контрактов по всей Европе, в т.ч. и с Украиной, что не так просто сделать.

В целом выхода «Северного потока» на полную мощность можно ожидать в 2015 году. И только тогда можно будет оценить масштабы переформатирования газоснабжения Европы.

«Северный поток» разделил Европу, поскольку реализуется вопреки воле Польши и стран Балтии, интересы которых не были учтены. И только благодаря весу Германии в Евросоюзе удалось «продавить» в 2000-м решение Еврокомиссии о включении этого проекта в список Трансъевропейских сетей ЕС.

Немаловажную роль сыграли и сложившиеся межличностные отношения тогдашних канцлера ФРГ Г.Шредера и президента РФ В.Путина.

Безусловно, не обошлось и без Франции. Газовая ось Париж-Берлин-Москва существует и сегодня, и свидетельство этого - строительство «политического» газопровода «Северный поток» и попытка «продавить» «Южный поток».

«Интеграционная» скидка для Беларуси: «Хто там думкою багатіє»?..

25 ноября 2011 года в Москве в присутствии президентов и премьер-министров России и Бела­руси «Газпром» и «Бел­трансгаз» подписали контракты на поставку газа в Республику Бела­русь (РБ) и его транспортировку через территорию республики в 2012-2014 годах. Кроме того, «Газ­пром» и Госкомитет по имуществу РБ подписали договор купли-продажи оставшихся 50% акций «Бел­трансгаза» за ту же сумму, что и предыдущие 50% (проданные в 2007 году) - за 2,5 млрд. долл.

Согласно подписанному контракту цена газа для РБ в 2012-м зафиксирована на уровне 165,5 долл. за 1000 кубометров.

В 2013-2014 годах цена газа для Беларуси будет рассчитываться по формуле. Она включает в себя: цену газа для потребителей Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО), которая устанавливается Федераль­ной службой по тарифам РФ; стоимость транспортировки газа из ЯНАО до границы РФ-РБ; стоимость хранения газа в российских подземных хранилищах; расходы «Газпрома» на реализацию газа; также предусмотрена индексация составляющих формулы цены на величину инфляции. Это ценообразование на газ до белорусской границы.

Уже в самой Беларуси с 1 января 2012-го будет действовать «газпромовская» наценка в 19,95 долл. за 1000 кубометров для обеспечения компенсации затрат и инвестиций монополиста. В дальнейшем эту наценку будет определять сама РБ, но она не должна быть ниже 11,09 долл. за 1000 кубометров.

Кроме того, продавать газ в Беларуси будет «Белтопгаз», который также будет брать деньги за свои услуги.

Можно говорить о том, что для получения 100% белорусской ГТС Москва пошла на существенные (хотя, понятно, что временные) экономические уступки. Минск получит в следующем году достаточно низкую цену на газ - почти в полтора раза ниже, чем в текущем (и примерно в два раза ниже, чем в Европе).

Вместе с тем нельзя сказать, что Минск получил такую же цену, что и потребители в российских регионах. В 2013-2014 годах в формулу ценообразования включена наименьшая цена газа в России - в ЯНАО. (Сейчас для промышленных потребителей она составляет около 70 долл. за 1000 кубометров, а для населения - около 65 долл.; в Москве, соответственно, 130 и 88 долл.)

Однако цена газа для Минска в этот период увеличится на сумму затрат: на транспортировку (около 90 долл. при тарифе 2,7 долл. за транзит 1000 кубометров газа на 100 км, расстояние - 3262 км), хранение (6,2 долл. за 1000 кубометров) и реализацию газа (1-2 долл. за 1000 кубометров).

В результате газ в Беларуси будет стоить более 200 долл. за 1000 кубометров (с учетом ежегодного увеличения цен на газ в РФ), что примерно вдвое выше по сравнению со средней ценой газа для потребителей в России.

Приведенный порядок расчета цены для Республики Бела­русь будет действовать лишь до 1 января 2015 года - до момента, когда Россия собирается поднять внутренние цены до уровня равнодоходности с экспортными ценами на «газпромовский» газ.

Если такой переход состоится, то цена газа для Минска станет «также равнодоходной», заявил 28 ноября российский премьер В.Путин.

На заседании Высшего совета Союзного государства России и Белоруссии 25 ноября 2011 года Минск получил еще несколько «пряников». Во-первых, долги за потребленный российский газ будут реструктуризированы. Во-вторых, Москва выделяет кредит в сумме 10 млрд. долл. на строительство первой в Беларуси АЭС. В.Путин, участвовавший в заседании Высшего совета, назвал белорусскую цену на газ «интеграционной скидкой».

Так кто же выиграл? Видимо, никто - сухая ничья. Много­летнее газовое противостояние РФ-РБ закончено. Нельзя говорить, что белорусская ГТС была символом независимости респуб­лики. Во-первых, Беларусь как член союзного государства независима номинально. Во-вторых, половина ГТС уже и так принадлежала «Газпрому». РБ получила низкие цены на газ, но только до 2015 года, что поможет смягчить кризисные явления в экономике. Вместе с тем белорусские ожидания низкой цены оправдались не полностью, если не сказать - совсем не оправдались.

Российская Федерация пошла на существенные экономические уступки - около 2,5 млрд. долл. в год (фактически «сбросив» с цены лишь примерно 100 долл. на 1000 кубометров), получив в собственность вожделенную белорусскую ГТС.

В условиях реализации «Се­вер­ного потока» стратегическая ценность белорусской ГТС явно девальвировалась, превратившись в фетиш, и «Газпром» - при транспортировке газа на север Европы - будет конкурировать сам с собой.

Ценность нового приобретения для России сейчас состоит лишь в реализации части устаревшего плана В.Путина по избавлению от стран-«паразитов» (т.е. транзитеров) и «наглядности» примера для Украины.

Понятно, что Украина - не Беларусь (и тем более не союзная РФ Белоруссия), и таких скидок, как Минск, Киев не получит. Очевидно, что даже за скидку в цене газа в «сотку баксов» на три года нет никакого смысла отдавать даже часть украинской ГТС. Даже на «интеграционный пряник» это не похоже. Зачем же на это «покупаться»?

Что и кому несет «Южный поток»?

По сравнению с газопроводом «Северный поток», который частично обеспечен сырьевой базой (Южно-Русское месторождение), «Южный поток» предполагает переброску с украинского направления 63 млрд. кубометров газа. Именно этот проект напрямую угрожает Украине потерей более 50% объемов транзита.

В настоящее время «победное шествие» этого проекта по Европе формально приостановлено. И тому множество причин.

Первая причина: на сегодняшний день нет четко определенного маршрута газопровода (существует несколько вариантов его прокладки через Болга­рию и Румынию), а значит, нет и окончательного технико-экономичес­кого обоснования проекта.

Вторая: Турция не дает добро на прокладку газопровода в своей морской экономической зоне.

Третья: Еврокомиссия начала осуществлять практические решения по реализации приоритетного для ЕС газопроводного проекта «Набукко» - конкурента «Южного потока». В долгосрочной перспективе будет построен только один газопровод в этом регионе. Ожидается, что в ближайшее время начнутся переговоры Евросоюза с Туркмени­станом и Азербайджаном о подписании обязательных к исполнению документов по реализации проекта «Набукко».

Четвертая: «Газпром» не идет на серьезные уступки в цене газа для европейских энергетических концернов, которые несут огромные убытки, вынужденно покупая согласно контрактным обязательствам дорогой российский газ, а не сравнительно дешевый сжиженный.

Пятая: 24 октября 2011 года ЕК отклонила предложение «Газпрома» включить газопровод «Южный поток» в Трансъевро­пейскую сеть газопроводов. Такой статус позволил бы этому проекту обойти законодательные инициативы Третьего энергетического пакета (ТЭП) ЕС.

Понятно, что этим решением ЕК не поддержала целенаправленно Украину, а дала России понять, что выступает за свой проект газо­провода - «Набукко». После многих лет «спячки» ЕС начинает выстраивать и реализовывать собственную энергетическую политику, несмотря на противодействие не только извне, но и изнутри.

Шестая - и главная - причина: принятие Евросоюзом Третьего энергопакета не только усложняет, но и фактически запрещает реализовывать «Южный поток» в запланированном «Газпромом» и его европейскими партнерами виде.

На сегодняшний день основные претензии к проекту - обеспечение доступа третьих сторон к мощностям трубопроводов и отделение транспортировки от продажи газа для «Газпрома». Участники проекта полностью распределили между собой объемы поставок газа, а значит, и пропускную способность газопровода. Это не позволяет получить доступ «к трубе» (часть пропускной способности) любой другой компании, не являющейся участником проекта.

Свободный доступ «к трубе» является одним из важнейших элементов как ТЭП, так и обеспечения конкуренции в целом. Исключение делается только для важнейших проектов ЕС, включенных в Трансъевропейские сети, в чем «Газпрому» было отказано.

Таким образом, на первый взгляд получается, что проект «Южный поток» фактически заблокирован. Однако не все так просто. «Газпром» и политические руководители Российской Федерации ищут любые лазейки в законодательстве ЕС, а также с помощью своих партнеров - некоторых национальных правительств и транснациональных энергетических компаний - пытаются оказывать давление на еврочиновников.

С другой стороны, постепенно имплементируются элементы директив Третьего энергопакета и совершенствуется законодательство ЕС - в сторону развития конкуренции и ограничения монополизма вертикально интегрированных компаний.

Третий энергопакет. А Россия против…

В «Южный поток» Россия сегодня втянула едва ли не всю Европу (более десяти государств) как путем подписания межправительственных соглашений, так и заключая соглашения с национальными и транснациональными компаниями.

«Газпром», исходя из предыдущей многолетней практики, привык рассматривать газовый рынок ЕС как отдельные национальные рынки, на которых работают дружественные ему энергоконцерны. Правила и порядки в этих сегментах рынка определяются контрактами между поставщиком («Газпромом») и импортерами (транс- или национальными энергокомпаниями) отдельных стран. Причем эти контракты, как правило, имеют эксклюзивный и закрытый характер. Режим практически полной секретности «поясняют» коммерческой тайной.

Так, 7 сентября 2011-го Евро­комиссия предприняла попытку как минимум приподнять завесу секретности в этой сфере. Был принят документ об усилении координирующей роли ЕС в энергетических отношениях стран-членов с внешними партнерами. Предусмотренные мероприятия будут обязывать каждую страну информировать о ведении переговоров перед подписанием энергетических контрактов.

Это только первый шаг в этом направлении, поэтому говорить о контроле над процессом формирования контрактов для их удержания в правовом поле ЕС еще слишком рано. Если, например, в странах СНГ правительства «вертят, как цыган солнцем», своими (государственными) энергетическими компаниями, то в ЕС ситуация другая. Как правило, частные транснациональные компании, зарабатывающие десятки миллиардов евро прибыли, «подсказывают» национальным правительствам, какое из решений одобрить, а какое - нет. Также не на руку ЕК играет и на сегодняшний день существующий диктат производителя (владельца) энергоресурсов.

Как известно, Еврокомиссия ведет долгую и достаточно жесткую борьбу с транснациональными компаниями, работающими на территории стран - членов ЕС. Достаточно сложно принимались директивы как Второго, так и Третьего энергетических пакетов, хотя ЕК и пыталась максимально учесть все замечания.

Россия не хочет принимать правила игры Еврокомиссии на ее же газовом рынке (в первую очередь, она против разделения «Газпрома» по видам деятельности). К сожалению, переговорный процесс ЕС-Россия по Третьему энергопакету зашел в тупик. Все российские предложения, направленные в основном на создание исключений для «Газпрома», на протяжении шести раундов переговоров ЕК отбросила.

Еврокомиссия выжидает, хотя могла бы подать судебные иски против «Газпрома» и некоторых его партнеров в Европе за отказ выполнять правила внутреннего рынка газа в ЕС. Есть претензии в части обеспечения свободного доступа к газотранспортным сетям и прозрачности работы, нарушения антимонопольного законодательства и завышения цен. Основания для таких исков получены в результате как недавних одновременных обысков офисов 20 газовых компаний в десяти странах - членах ЕС, так и других проверок. Обыски прошли в большинстве дочерних предприятий «Газ­прома» в Европе, а также в ряде транснациональных компаний.

Масштабы проверок впечатляют, однако будут ли поданы иски - а это фактическое объявление войны «Газпрому» - вопрос политической воли чиновников Еврокомиссии.

2013-й - год охоты Еврокомиссии на «Газпром»?

«Газпром» сможет подготовить начало реализации проекта «Южный поток» с учетом решения технических проблем только после 2013 года. К тому времени (с 3 марта 2013-го) вступит в силу ст. 11 Третьей газовой директивы ЕС «Сертификация по отношению к третьим странам». С этого момента невыполнение «Газпромом» положений этой директивы угрожает ему штрафом в размере «до 10% годового оборота вертикально интегрированного предприятия». Подчерк­нем, что речь идет не о какой-либо дочерней структуре «Газ­прома», а о нем самом - это десятки миллиардов долларов.

С учетом того, что существует угроза огромных штрафов (в первую очередь это касается «Газпрома», а потом уже его парт­неров), инвесторы, а это главным образом западные банки, могут побояться профинансировать «Южный поток». А практика финансирования крупнейших энергетических проектов такова: 30% стоимости проекта оплачивают энергетические компании, остальное - заемные средства.

Формальным поводом к расследованию и подаче судебного иска против «Газпрома» в части реализации «Южного потока» может стать введение в эксплуатацию в Сербии 21 ноября 2011 года российской компанией и «Сербия­газом» первого объекта «Южного потока» - подземного хранилища газа. Несмотря на относительно небольшое значение для Европы этого ПХГ, его ввод можно считать началом реализации проекта «Южный поток». Посколь­ку Сербия не является членом ЕС, то иск может быть подан против любой западной энергетической компании - участницы «Южного потока», работающей в одной из стран - членов ЕС.

Это только гипотетический вариант, поскольку Еврокомис­сия на любом этапе может остановить реализацию проекта «Юж­ный поток» как не отвечающего законодательству Евро­союза.

Украина: между ЕС и Россией

Сегодня Украина стала уже не мостом между ЕС и Россией, а скорее паромом, который никак не причалит к какому-то берегу. Европа не дает денег на модернизацию украинской ГТС, поскольку Украина не завершила ни реформы в газовом секторе, ни переговоры с Россией в этой же сфере. В свою очередь, реформы не закончены, поскольку не выработан экономический механизм сотрудничества с РФ и ЕС на основе той же ГТС. С другой стороны, украинский бюджет пуст не в последнюю очередь из-за низких цен на газ внутри Украины (население, бюджетники, теплокоммунэнерго). Цены на газ не повышают из-за предстоящих парламентских выборов. МВФ не дает денег Украине из-за неповышения цен на газ. И так далее - замкнутый круг.

Будущее транзита газа через украинскую территорию, да и в целом структура газового сектора Украины в значительной мере зависят от поддержки Европейс­кого Союза. Если будут применяться двойные стандарты и исключения по отношению к «Газ­прому», то последний может превратить газовый треугольник ЕС-Украина-Россия в прямую линию, похожую на российскую трубу.

Переговорный процесс Украи­на-РФ уже превратился в диктат российской стороны, в т.ч. и из-за отсутствия поддержки ЕС в вопросах как модернизации ГТС, так и замораживания «Южного потока». В результате ни одному украинскому президенту так и не удалось «размотать клубок» газовых проблем. Идеи по выходу из «газового застоя» предлагают все, но главный мессидж все же дает старый анекдот: «Идея, идея! И де я нахожусь?». Другими словами, Украине сначала необходимо четко определиться (географически): Украина - это Европа или Азия. А для решения газовых проблем рецепты давно написаны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК