А есть ли рынок?

25 октября, 2019, 17:25 Распечатать Выпуск №40, 26 октября-1 ноября

Завершился юбилейный Пятый Украинский газовый форум. Что имеем в сухом остатке?

© Pixabay

1. У Европейской комиссии (ЕК) и украинской стороны есть согласованный план действий на переговорах по транзиту российского газа через газотранспортную систему (ГТС) Украины после завершения 1 января 2020 г. существующего контракта между "Нафтогазом" и "Газпромом".

2. Наконец-то Кабинет министров и "Нафтогаз Украины" согласовали подход к процедуре анбандлинга и определили конкретные шаги по его реализации.

3. В связи с недостатком финансирования нарастает тревожная ситуация у операторов газораспределительных систем (отток кадров, увеличение протяженности аварийных газопроводов).

4. У нашей ГТС, кроме транзита, есть целый ряд других проектов загрузки системы, а именно: получение газа из Польши, реверсом из Трансбалканского газопровода (из Турции в Украину) и др.

5. "Нафтогаз", "забывая", что он является государственной компанией, продолжает настаивать на новой стратегии газодобычи, когда во главу угла ставится вопрос получения прибыли, а не увеличения объемов добычи.

6. Так и не сделан (возможно, не опубликован) анализ того, почему провалилась правительственная программа увеличения газодобычи 20/20 и на что потрачены немалые деньги.

7. Не может быть полноценного конкурентного рынка, когда государство определяет цену около 75% всех продаваемых объемов газа, вводя спецобязательства.

8. Пришло время от геополитики переходить к геоэкономике.

Перейдем к подробностям панелей Форума.

Анбандлинг

Конечно, хотелось бы, чтобы министр энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель более предметно рассказал о процессе анбандлинга: когда и в какие сроки он будет осуществлен, и как министерство (Кабмин) будет контролировать этот процесс. Но, к сожалению, недостаток времени не позволил это сделать.

Что не мешает рассмотреть процедуру более детально.

Анбандлинг, то есть отделение оператора ГТС от "Нафтогаза", произойдет по модели ISO (Independent System Operator). В отличие от модели OU (Ownership Unbundling), когда именно оператору полностью передаются все активы, по модели ISO оператор будет управлять ГТС на основе договора концессии (как сказал Андрей Герус, "на правах полного хозяйственного ведения"). Кстати, в ВР уже принят в первом чтении закон №2239-1 об анбандлинге. Предполагается, что активы, собственником которых является "Нафтогаз" (это не касается активов, принадлежащих государству), будут продаваться новому оператору с рассрочкой платежей на срок до 15 лет.

Единственное, что хочу отметить: 15-летний период платежей за активы и концессионные платежи могут опять привести к ситуации, когда значительная часть всех платежей за транзит будет направляться в "Нафтогаз", а у оператора ГТС, как и сейчас, будет оставаться только весьма скромная их часть.

Глава "Нафтогаза" Андрей Коболев честно сказал, что для "Нафтогаза" главным является не выбор модели — OU или ISO, а получение финансового возмещения.

Акциями нового оператора будет владеть созданная ранее компания "Магистральные газопроводы Украины" (МГУ). Многим, особенно представителям иностранных компаний, не понятна роль МГУ. Если она заключается только во владении акциями нового оператора, то, как представляется, дальнейшее существование МГУ будет достаточно проблематичным.

Поэтому на Форуме довольно остро обсуждалась и проблема финансовой состоятельности нового оператора. Хотя это прежде всего проблема долгов. Пока — перед группой "Нафтогаз", но некоторые долги могут перейти к новому оператору. Основа этих долгов — неплатежи предприятий теплоэнергетики (ТКЭ). Согласен с предложением Андрея Коболева, что местные бюджеты должны быть "гарантами" оплаты предприятиями ТКЭ за потребленный природный газ.

Формирование запасов и энергетическое законодательство ЕС

К вопросу финансовой эффективности "Нафтогаза" после завершения анбандлинга относится ситуация с созданием запасов газа в наших подземных хранилищах (ПХГ). Ведь непосредственно группе "Нафтогаз" такие объемы газа в ПХГ не нужны. Особенно это актуально при высоких ценах на газ. Это необходимо для обеспечения энергетической безопасности страны. Нам необходим закон о стратегических резервах природного газа с отдельным механизмом финансирования его создания.

Несколько слов о "полном переходе" на европейское энергетическое законодательство. На этом начала настаивать Российская Федерация, но и мы с этим согласны. При этом следует помнить, что европейские регламенты разрешают только годовое резервирование мощности ГТС (да, в целом на 15 лет, но каждый год отдельно). Нас это не устраивает, нам нужно сразу на 5–10 лет.

Для решения этого вопроса, по совету ряда наших коллег из европейских компаний-операторов ГТС, можно использовать альтернативные возможности, которые дает регламент Европейского Союза (CAM NC), например, условие модернизации газопроводов, отдельное решение Секретариата Энергетического сообщества и др. Но этим надо заниматься не только новому оператору, но и регулятору. Желательно, чтобы эти решения (обоснования) были готовы не позднее 27 октября 2019-го.

Транзит

Из выступления заместителя генерального директора Энергетического департамента ЕК Клауса-Дитера Борхардта (ключевой доклад) может сложиться мнение, что Европейская комиссия "почти не сомневается" в успешном завершении строительства и "Северного потока-2", и второй нитки "Турецкого потока", так что Украине предлагается искать свой интерес в рамках этих обстоятельств, правда, при поддержке ЕК.

Два основных момента, затронутых паном Борхардтом:

— фиксация в долгосрочном контракте базового уровня транзита, который должен обеспечить экономическую эффективность работы нашей газотранспортной системы;

— конкурентность предлагаемых тарифов. Эти тарифы должны быть сопоставимы и конкурентны по сравнению с альтернативными для украинской ГТС маршрутами, анализируя все затраты от российской границы до Баумгартена (украинский маршрут, через "Северный поток-2" и через "Турецкий поток-2").

Достаточно жестко выступил директор Секретариата Энергетического сообщества Янез Копач. Как представляется, сертификация нашего нового оператора ГТС в Секретариате Энергетического сообщества не будет легкой процедурой. Отмечу еще один тезис Янеза Копача: регулятор обязательно должен быть независимым, без подчинения Кабинету министров, причем учитывая реалии реализуемой модели оператора ISО, полномочия НКРЭКУ по контролю за работой оператора должны быть законодательно усилены. Это совершенно правильно.

На панели рассматривались не только вопросы транзита (и анбандлинга). Обсуждалась также диверсификация маршрутов поставки природного газа из Европы, например, по польскому направлению. Предлагалась альтернатива новому интерконнектору — существующий газопровод Комарно—Дроздовичи. Следует отметить, что он был построен в 1960-е годы, внутритрубная диагностика на трубе 700 мм проводилась только в 2006–2008 гг., так что есть вопросы к его надежности.

Отдельно был затронут вопрос о включении подземных хранилищ газа в состав оператора ГТС. Конечно, это отдельный бизнес. Возможен, правда, и компромисс, например, наличие 1–2 ПХГ у трейдера, который будет отвечать за стратегические резервы природного газа, 1–2 ПХГ — у оператора ГТС при условии наличия долгосрочного контракта на транзит. Отмечу, что в последнее время интерес к ПХГ в Европе возрастает. Это связано с новыми возможностями использования ПХГ как универсальных хранилищ энергии (природный газ плюс водород, синтез-газ и др.).

Есть еще одно обстоятельство, которое не обсуждалось на Форуме, но в реальной жизни очень скоро станет одним из определяющих. Это ужесточающиеся требования к экологическим параметрам работы ГТС. Пока этому вопросу уделяется недостаточное внимание.

Хотелось бы еще отметить выступление главы "Региональной газовой компании". Проблемы недофинансирования операторов газораспределительных систем (ГРС) стали уже притчей во языцех. Правда, глава НКРЭКУ Оксана Кривенко заверила всех, отвечая на аналогичный вопрос, что эта проблема близка к разрешению.

Добыча и энергоэффективность

Сначала об энергоэффективности. На третьем Форуме был представлен очень интересный доклад Игоря Черкашина об энергоэффективности "Сможет ли цена на газ стать катализатором энергоэффективности?". В этом году — доклад Виталия Щербенко. Тема очень важная, особенно с учетом начала работы Фонда энергоэффективности.

Представляется целесообразным на следующем Форуме организовать по этому направлению отдельную панель.

Теперь о газодобыче. Конечно, главный вопрос, который должен был бы обсуждаться на этой панели: почему провалилась программа 20/20 и что нужно делать дальше? К сожалению, внятного системного анализа, что и почему произошло, мы не услышали. Андрей Фаворов, правда, рассказал о новой стратегии "Нафтогаза" в добыче. Рассказал убедительно, с хорошим анализом. Я бы с ним согласился, если бы он был топ-менеджером частной компании, но ведь "Укргаздобыча" — государственная компания, и в ее уставе, как и в уставе "Нафтогаза", кроме тезисов о максимизации прибыли, должны быть положения о роли компании в энергетической безопасности государства, то есть о ее роли в создании и обеспечении ресурсной базы, о социальной составляющей ее деятельности.

Нужно отдать должное Андрею Фаворову, ведь именно при нем прекратилась практика, по сути, приписок к добытым объемам газа. Делалось это на основе принятых завышенных норм на производственно-технологические затраты природного газа. Но если это делалось без соответствующего научного и производственного обоснования, то тут есть вопрос ответственности, по крайней мере для тех, кто эти нормы утверждал.

В то же время справедливости ради хочу отметить, что в 2011-м мы выполнили исследование, которое показало, что при существовавшем в 2011-м уровне цен на газ и налоговом режиме уровень добычи упадет с 14,9 млрд кубометров вгод до ориентировочно 8,36 млрд в 2020 г.

Завершающая часть панели была посвящена юридическим вопросам, связанным с газодобычей. Наиболее острый из них — так называемые спящие лицензии. Решение этого вопроса позволит, с одной стороны, привлечь к газодобыче дополнительное количество заинтересованных лиц, а, с другой — ускорить разработку месторождений.

Не менее актуальным и практически очень востребованным был доклад, посвященный нюансам заключения договоров по соглашениям о разделе продукции (СРП). В октябре проекты этих договоров по уже проведенному тендеру на девять участков на суше будут направлены для подписания в Минэкоэнерго.

Был обстоятельный доклад директора Ассоциации газодобывающих компаний Украины Романа Опимаха. Мы услышали системное видение проблем газовой отрасли.

Хотелось бы еще отметить доклад Игоря Стефанишина. По сути, это был крик души невостребованного в полной мере буровика. Он подверг резкой критике деятельность "Укргаздобычи", высказав наряду с логичными и ряд спорных мнений. Удивительно, что и в зале, и на подиуме присутствовали представители "Укргаздобычи", но никто из них Игорю Стефанишину аргументировано так и не возразил.

Инфраструктурные проекты

Наконец мы подошли к рассмотрению реальной ситуации с инфраструктурными проектами. За окном, правда, уже 18.00 (и о чем справедливо говорили участники форума), в зале остались только действительно заинтересованные лица. На мой взгляд, это также была одна из самых интересных панелей форума: Общая оценка ситуации на украинском и соседних рынках природного газа, оценка последствий для Европы прерывания транзита через украинскую ГТС, оценка ситуации в Украине представителем нашего наиболее значимого (в плане объемов) европейского партнера — оператора компании Еustream и, наконец, взгляды на дальнейшее развитие ситуации представителей основных игроков анбандлинга — компании МГУ и "оператора ГТС".

Мне запомнилось следующее. Постепенное "угасание" потоков газа по Трансбалканским газопроводам с севера на юг (из Украины в Турцию). Причем даже без связи с возможностями "турецких потоков", и вследствие этого возрастание возможности подачи газа по этой системе в обратном направлении — с юга на север. Оценка потерь "Газпрома" от возможного прерывания транзита через Украину на три месяца в 500 млн евро, уверенность главы наблюдательного совета МГУ Вальтера Болтца, что платежи "Нафтогазу" за переданные (купленные) активы (возможно, концессионные платежи) не будут изыматься из тарифа за транспорт газа (хотя бы до погашения всех операционных и капитальных затрат). Хотелось бы верить в это.

Интересным было сравнение спредов хабов Gaspool и Баумгартена, сделанное представительницей компании Orlen, а также утверждение, что при условии развития польской ГТС в направлении Украины транспортные тарифы снизятся на 20%. Это еще раз подтверждает вывод о перспективности для нас именно польского направления.

В развитие темы инфраструктурных проектов и использования украинской ГТС хотел бы остановиться еще на одном проекте. Он не был представлен на Форуме, но презентационные материалы о нем были розданы участникам. Это проект Pipeline Cargo Ukraine, то есть использование высвобождающихся мощностей украинской ГТС для транспортировки мусора на мусороперерабатывающие заводы, контейнерного (зерно, топливо, иные материалы) транспорта. Как мне представляется, за этим проектом — будущее.

Кстати, хочу отметить, что, если не ошибаюсь, еще в 1976–1978 гг. под руководством профессора А.Клименко нами рассматривались возможности пневмоконтейнерного транспорта с использованием существующих газотранспортных систем. Был даже построен полигон в г. Раменское (РФ).

Украинский рынок природного газа

Второй день Форума начался с выступления главы профильного комитета Верховной Рады Андрея Геруса, который, кстати, был модератором одной из панелей на Третьем Украинском газовом форуме.

Что очень важно, Андрей Герус подчеркнул важнейший приоритет энергетической безопасности страны — увеличение газодобычи. Это в известной степени вступило в противоречие с новой стратегией "Укргаздобычи". Да, деньги надо считать, но потери от прерываний в газоснабжении, как правило, намного превышают затраты на добычу природного газа. Безусловно, если повышение добычи природного газа является государственной задачей, то именно госкомпания должна ощущать поддержку правительства. Это и преимущественное право получения лицензий, и, если надо, финансовая поддержка.

На пятой панели почти все выступающие констатировали растущее доверие трейдеров к украинскому рынку. Хранение более 6,7 млрд кубометров природного газа, в том числе 2,3 млрд частных компаний, в украинских ПХГ в режиме "таможенного склада" говорит само за себя. Теперь очень важно "не спугнуть" это доверие. Дать возможность владельцам забрать этот газ из ПХГ и продать (отправить в Европу), когда они захотят.

Важными вопросами, пока не решенными, являются: унификация договорной документации (типовые договоры EFET) и определение ценовых индикаторов. Продажа хотя бы 10% всего газа "Укргаздобычи" на бирже позволит иметь четкие ценовые индикаторы для всего рынка.

Группа "Нафтогаз" уже начала делать это, но "очень осторожно". Возможно, необходимо создать отдельного оператора рынка, по аналогии с операторами европейских хабов.

На Форуме состоялась дискуссия о монополизме на рынке (доля "Укргаздобычи" составляет более 70%). Отмечу, что существует два взаимоисключающих подхода в этом вопросе:

— сохранить единую мощную компанию ("Укргаздобыча") с возможностью работать на мировых рынках, конкурируя с крупными, в том числе международными, компаниями;

— обеспечить работу на украинском рынке нескольких компаний с максимальной долей на рынке каждой из них не более 30% (т.е. разделение "Укргаздобычи"), что должно создать условия для конкурентного рынка в Украине.

Склоняюсь ко второму варианту. Обоснование следующее: даже в ЕС нет единого конкурентного рынка природного газа. Еще очень долго украинский рынок будет вотчиной в основном украинских газодобытчиков. Кроме того, на примере США мы видим, что наибольший прирост добычи нетрадиционного газа дали как раз малые и средние компании.

Обсуждение вопросов газового рынка завершилось выступлениями представителя Всемирного банка Бахера Эль-Хифнави и представителя ЕБРР Марины Петров. Главный вывод, который можно сделать из их выступлений, — правительство должно определять цели и стратегии работы государственных компаний, особенно компаний-монополистов. С этим я совершенно согласен. Не группа "Нафтогаз", при всем уважении к ней, а Кабинет министров и Минэкоэнерго как орган, отвечающий за энергетическую политику, должны формулировать цели и ставить задачи для всех подобных компаний, и это обязательно должно быть отражено в уставах этих компаний. К сожалению, пока этого нет.

В своем выступлении Марина Петров еще раз обратила внимание на важность вопроса энергоэффективности, что подчеркнуло необходимость уделить данному вопросу больше внимания уже на следующем Форуме.

Сегмент поставки газа населению

Можно соглашаться или не соглашаться со стратегией компании "Нафтогаз" по этому вопросу, изложенной ее сотрудником Максимом Рабиновичем, однако это цельная продуманная программа работы на этом сегменте рынка. Здесь хотелось бы еще раз обратиться к европейскому опыту. По состоянию на 2019 г., 4,6 млн (в 2017-м — 5,4 млн) бытовых потребителей во Франции, например, платят по регулируемым ценам на газ. В 2017-м, по инициативе лоббиста частных поставщиков энергии ANODE, Высший административный суд Франции установил, что регулируемая цена на газ, установленная Французской комиссией по регулированию энергетики (CRE), угрожает конкуренции и противоречит регламентам ЕС, именно поэтому ожидается, что регулируемые цены на газ будут отменены, но только в 2023 г. То есть мы хотим опередить в этом вопросе Францию?

Возможно, не стоит так торопиться? По крайней мере, первые (по сути) два месяца отопительного сезона (ноябрь-декабрь 2019 г.) многое должны показать.

Уже упоминал об этом, но хотел бы повториться: правительству необходимо внести изменения в устав "Нафтогаза", четко определив в нем социальную функцию государственной компании, однако взять и на себя ответственность, причем финансовую, за свои принятые решения.

Кадры

"Кадры решают все" — эта фраза актуальна у нас, как никогда, причем на всех уровнях управления. По итогам докладов участников панели хотелось бы сделать вот какой вывод: и на следующем нашем мероприятии стоит непременно затронуть кадровые вопросы, но рассматривать в первую очередь вопросы поощрения, карьерного роста сотрудников, внедрения прогрессивных методов оценки работы управленческого и инженерно-технического персонала.

Геополитика и геоэкономика

Один из модераторов панели Александр Чалый сформулировал два основных геополитических вопроса в газовом бизнесе для Украины, которые хотелось бы рассмотреть на панели. Первый — будущее украинской ГТС, в том числе вопрос транзита и позиция в этом вопросе зарубежных стран — США, наших европейских партнеров. А также второй вопрос — нужно ли Украине закупать газ напрямую из России?

Сразу отмечу, что, к сожалению, ответа на второй вопрос мы так и не получили, зато первый вопрос вызвал оживленную дискуссию и обсуждение между участниками панели и аудиторией.

Дискуссия показала, что продолжается, а может, и увеличивается различие в подходах США и ведущих стран ЕС к энергетической безопасности в европейском регионе. В конечном итоге те или иные решения будут приняты, основываясь на экономических оценках, ведь все чаще геополитика уступает свое место в табели о рангах геоэкономике. Хотел бы особо отметить и высказывание одного из спикеров Митхата Ренде о готовности Турции поставлять газ в Украину по реверсу через Трансбалканский газопровод.

Напоследок — сугубо организационные вопросы.

Начиная с 2017-го численность участников форумов постоянно увеличивалась. 2017 г. — 240 человек (спонсоры, приглашенные докладчики, участники), 2018-й — 260 человек и, наконец, 2019-й — более 330 участников. И это только те, кто прошел через регистрацию. То есть в этом году мы даже превзошли максимально возможную вместимость зала в гостинице "Интерконтиненталь" при используемой схеме размещения (23 стола и 75 стульев).

Немного статистики по Пятому Украинскому газовому форуму.

В Форуме участвовали представители 35 иностранных компаний (в 2018 г. — 25), 28 партнеров и спонсоров (18), 63 украинские компании (61), 9 посольств (6). С докладами и сообщениями выступили 55 спикеров, в том числе 25 иностранных. Наверное, все же это действительно многовато. Чувствовалось, особенно в первый день, что программа перенасыщена.

И в завершение ответ на вопрос: "А есть ли рынок?".

Суммируя многочисленные высказывания участников Форума по этому поводу, можно сделать следующий вывод.

Мы находимся в преддверии наконец-то реальных рыночных преобразований. Мы часто делали шаг вперед и два назад. Хочется надеяться, что и ВР, и КМУ, и регулятор смогут согласованно принять необходимые продуманные решения. Верю, что состоявшийся Форум нам всем помог в этом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно