Комиссия для галочки

17 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 51, 17 декабря-24 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Персональный состав Национальной комиссии регулирования связи (НКРС), определенный указом Президента Украины №1460/2004 от 9 декабря 2004 года, у большинства связистов вызвал, мягко говоря, удивление...

Персональный состав Национальной комиссии регулирования связи (НКРС), определенный указом Президента Украины №1460/2004 от 9 декабря 2004 года, у большинства связистов вызвал, мягко говоря, удивление. До этого еще жива была надежда, что в комиссию придут известные связисты, эксперты, топ-менеджеры ведущих телекоммуникационных операторов, которые имеют авторитет в отрасли и смогут на высоком профессиональном уровне решать стратегические вопросы регулирования наиболее динамично растущего сегмента экономики Украины.

Назначенная Президентом комиссия больше напоминает «театр теней»: большинство ее членов «широко известны в узких кругах» как помощники, доверенные лица и консультанты «серых кардиналов» украинской связи, выражать интересы которых они, очевидно, и будут в НКРС. Профессионализм и авторитет их в отрасли обсуждать не будем, тем более что не они были главными критериями при назначении. Члены НКРС подбирались по хорошо известному в украинской политике принципу личной преданности. Не говоря уж о том, что указ готовился в абсолютно непрозрачном режиме, без какого бы то ни было обсуждения с операторами рынка и другими экспертами.

Чтобы понять, что будет представлять из себя комиссия, достаточно назвать предыдущие места работы ее членов. Согласно Закону Украины «О телекоммуникациях», в составе комиссии восемь человек. Ими стали Сергей Цепенников, Андрей Галяпа, Сергей Глотов, Анатолий Довгий, Валентина Коваль, Николай Лестев, Николай Орленко и Александр Рыков.

Председатель комиссии Сергей Цепенников был назначен еще летом — указом Президента Украины №1020/2004 от 30 августа. Однако до последнего времени продолжал пребывать в своем кабинете заместителя председателя правления ОАО «Укртелеком» по финансовым вопросам. О его трудовой биографии «ЗН» уже писало. Ее можно даже не комментировать. Напомним: большая ее часть прошла на ПО «Южмаш», под началом директора Леонида Кучмы (и недремлющим оком его шурина, тогдашнего куратора предприятия от КГБ Юрия Туманова, который работает сегодня председателем совета директоров ЗАО «Киевстар»). На «Южмаше» Цепенников вырос со старшего экономиста до главного бухгалтера предприятия. В телекоммуникационной отрасли он работает с 2001 года, прийдя на должность финансового директора Днепропетровского филиала компании «Киевстар»; в компании до сих пор работает его сын. В марте 2004-го перешел в «Укртелеком», где проработал всего четыре месяца.

Еще в момент назначения Цепенникова на должность председателя НКРС эксперты отмечали явное нарушение Закона «О телекоммуникациях». Ведь пункт 4 статьи 20 гласит, что председатель НКРС должен, в числе прочего, иметь стаж работы в отрасли связи не менее четырех лет. «Четыре года в отрасли» для Цепенникова исполнится лишь в январе. Впрочем, комиссия-то де-юре начинает работать именно с января, а значит, оспорь кто это назначение, юристы всегда могут доказать, что с формальной точки зрения со стажем все в порядке.

Андрей Галяпа — самый, пожалуй, неожиданный и малоизвестный персонаж. Формально до последнего времени он был руководителем ООО «Атраком». Учредителем этого предприятия является ЗАО «Приоком», создатель и учредитель которого — Григорий Дзекон, вот уже скоро год как и.о. председателя правления ОАО «Укртелеком». Предприятие «Атраком» — молодое, создано лишь в феврале 2004 года. В июле закарпатский губернатор Иван Ризак назвал в числе причин прорыва продуктопровода Ривне—Венгрия и прокладку по заказу «Атракома» линии связи вдоль него. В августе предприятие выпустило 20-процентные пятилетние облигации на сумму, ни много ни мало, 134 млн. грн. Галяпу называют помощником Дзекона. В НКРС он, видимо, попал также в качестве креатуры Туманова. Хотя Галяпа и технарь, но в отрасли связи стаж его работы менее года, он тоже не соответствует требованиям вышеупомянутой 20-й статьи Закона «О телекоммуникациях».

Еще одним выходцем из «Приокома» является Валентина Коваль. Правда, в этой компании она работала недолго. Большая часть ее трудовой деятельности прошла в институте «Гипросвязь», где она занимала должности главного инженера и заместителя генерального директора. Формальным профессиональным требованиям к членам комиссии она вполне соответствует. До этого назначения с ней сталкивались в основном те связисты, кому приходилось разрабатывать или согласовывать проекты в «Гипросвязи».

А вот Анатолий Довгий и Николай Орленко — «хорошо забытые» старые связисты. Оба они с мая 1999-го по август 2001 года занимали должности заместителей председателя Госкомсвязи (коим тогда был Олег Шевчук) и ушли оттуда с приходом еще одного Довгого — Станислава.

Анатолий Довгий (которого из-за вечной путаницы с двумя братьями-депутатами Довгими окрестили в кулуарах «Брат-2») до последнего времени занимал должность помощника председателя комитета ВР по вопросам строительства, транспорта и связи Валерия Пустовойтенко. Член НДП, одно время даже возглавлял Кировоградскую областную организацию этой партии, от которой на выборах 1998 года баллотировался в ВР. Закончил одесскую «поповку», занимал должности от инженера и начальника районного узла связи до гендиректора «Кировоградпочты» и «Кировоградтелекома», в 2001-м был также членом наблюдательного совета «Укртелекома».

Принимал участие в разработке Закона «О телекоммуникациях». Напомним: наиболее активно продвигали этот закон две отраслевые группировки — «киевстаровская» во главе с Игорем Литовченко и «донецкая» во главе с президентом DCC Валерием Степаненко. Так вот, Довгий работал тогда в плотном контакте с последней и курировал все согласования законопроекта с юристами DCC. Возможно, он и в дальнейшем будет представлять в НКРС интересы этой группы.

Николай Орленко в свою бытность заместителем председателя Госкомсвязи курировал технологические вопросы, в частности отмену необходимости получения пользователями мобильных телефонов индивидуальных разрешений на их эксплуатацию. Он также возглавлял рабочую группу Госкомсвязи по урегулированию отношений на рынке IP-телефонии. После ухода из Госкомсвязи Орленко некоторое время работал в аппарате Центральной избирательной комиссии — был советником председателя ЦИК по вопросам информатизации. По некоторым данным, он принимал участие в создании автоматизированной системы подсчета голосов. Той самой, по поводу которой возникло так много вопросов в ходе последних выборов. Правда, с начала 2004 года Орленко фактически вернулся в Госкомсвязи, где работал советником председателя. Эксперты затрудняются определить, чей он протеже в комиссии.

Николай Лестев — также «забытый персонаж». До 2001 года он работал первым заместителем Центра «Укрчастотнадзор» и был уволен после ухода Шевчука из Госкомсвязи. Пытался восстановиться там в судебном порядке, но это у него не получилось. Входит в состав ревизионной комиссии ОАО «Укртелеком». В отношении членства в НКРС его почему-то упорно называют представителем интересов Сергея Левочкина (первого помощника Президента Украины и председателя наблюдательного совета ОАО «Укртелеком»), хотя знаком он и со многими другими известными политиками.

Наиболее одиозной личностью в НКРС можно назвать Сергея Глотова. Не будем приводить здесь многочисленные обвинения в лоббировании интересов отдельных коммерческих структур, которое якобы имело место в бытность его с 2001-го по 2004 год начальником управления радиотехнологий и использования радиочастот Госкомсвязи (см. материал «Эфир: ресурс или кормушка?» на стр. 11). Считается человеком из окружения Туманова, однако, бывало, помогал с частотами и «донецким». С июля 2004-го и до последнего времени Глотов был на больничном. Видимо, пытался переждать реорганизацию Госкомсвязи — больного уволить нельзя. Как это бывало и ранее в периоды его отпусков, процесс рассмотрения заявок на получение частот в его отсутствие заметно оживился.

Сергей Глотов, в числе прочего, является членом наблюдательного совета ОАО «Укртелеком». А согласно п.5 статьи 20 Закона «О телекоммуникациях», члены НКРС не имеют права занимать должности, даже общественные, в операторах телекоммуникаций. Впрочем, это, скорее, опять же повод для будущей юридической казуистики: указ о выводе Глотова из НС «Укртелекома» появится задним числом, как только это станет актуальным.

Ну и, наконец, полковник запаса Александр Рыков. О его «связистской» биографии «ЗН» также писало: выпускник КВВИУС им.Калинина, тридцать лет в Вооруженных силах, работал начальником управления в Департаменте специальных телекоммуникационных систем СБУ. С 1999 года — инженер, начальник отдела, позже — начальник управления в ЗАО «Киевстар». В 2003-м вместе с Дзеконом, с которым тесно сотрудничает, перебрался в «Укртелеком» на должность директора по вопросам взаимодействия с операторами связи. Также член наблюдательного совета «Укртелекома» (см. п.5 ст. 20 Закона «О телекоммуникациях»).

Итого. Два члена комиссии, включая председателя, не имеют необходимого стажа работы в отрасли, не говоря уж о профильном образовании. Пять членов комиссии имеют отношение к интересам «семьи» и Юрия Туманова: три по линии «Киевстара», два по линии Дзекона и «Приокома». Остальные представляют «противовесы» других групп. Судя по составу комиссии, в подготовке указа активное участие принимал Юрий Туманов.

Еще пара интересных моментов. Судя по тому, как быстро «протолкнули» поправку к Закону «О радиочастотном ресурсе», согласно которой полномочия НКРС по регулированию РЧР начинают действовать с 1 января 2005 года, а также по тому, что как минимум четверо членов комиссии имели отношение к радиотехнологиям, «семья» таки осознала перспективность этого сегмента рынка телекоммуникаций. И решила расширить свое влияние на нем с одного оператора до всех, кто будет использовать радиочастоты в своей деятельности. А количество таковых будет в ближайшее время стремительно расти.

В общем, «что выросло, то выросло». Несмотря на то что полномочия комиссии начинаются лишь с 1 января, она уже развила бурную деятельность. Прошло первое совещание (на котором проявились первые противоречия между самими ее членами). Изданы первые документы, например, письмо, предписывающее «Укрчастотнадзору» приостановить деятельность, «связанную с пользованием РЧР», в том числе выдачу разрешений на ввоз радиоэлектронных средств из-за рубежа. Сегодня, напомним, зарубежные телерадиокомпании активно ввозят телевизионное оборудование для освещения третьего тура выборов, и это решение фактически блокирует их деятельность. Судя по жесткому тону документа, подписанного С. Цепенниковым, «с этим бухгалтером мы еще наплачемся»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК