Горе от "зеленого" тарифа

14 июня, 2013, 20:30 Распечатать Выпуск №21, 14 июня-21 июня

Наиболее ценными для крупного и среднего бизнеса стали территории Закарпатья и Карпат. Соблазняют инвесторов большой гидропотенциал горных рек, плотность речной сети и другие факторы. А вот выбор мест для строительства ГЭС, так чтобы нанести минимальный вред природе, их не особо заботит.

В Карпатах вновь встревожились общественность и экологи: приостановленное в прошлом году (чтобы усыпить бдительность неравнодушных?) строительство малых и мини-ГЭС тихо продолжается. А тех, кто выходит протестовать или интересуется этой темой, инвесторы и их лоббисты убеждают в преимуществах гидроэнергетики: мол, получите больше электроэнергии, рабочих мест. О том, насколько безопасны строительство и работа станций для окружающей среды и жизни людей, бизнес говорит неохотно, а чаще всего скрывает такую информацию.

Почему же крупный частный капитал столь падок на доходы "из воды"? С 2009 г. в Украине действует "зеленый" тариф для станций, производящих электроэнергию из альтернативных источников. Под его действие попали малые и мини-ГЭС мощностью менее 10 МВт. "Зеленый" тариф послал сигнал крупному бизнесу: вкладывайте средства в малую гидроэнергетику и получите немалую выгоду. В то время как себестоимость производства одной кВ/ч электроэнергии, произведенной малыми ГЭС, составляет в среднем 50—60 коп., "зеленый" тариф еще недавно был на уровне 84,18 коп., а на апрель—май НКРЭ повысила его до 126,27 коп. Чувствуете выгоду? Другие изменения, внесенные в прошлом году в ноябре в закон "Об электроэнергетике", еще больше способствуют субъектам малой гидроэнергетики: всю электроэнергию, не проданную непосредственно потребителям или облэнерго, обязан покупать у них оптовый рынок. Конечно же, по "зеленому" тарифу. И потому неудивительно, что, несмотря на сложность ведения такого бизнеса, на рынок производства электроэнергии из водных ресурсов приходит все больше частных компаний и предпринимателей. Например, в мае "зеленый" тариф получили более 80 производителей гидроэнергии.

Наиболее ценными для крупного и среднего бизнеса стали территории Закарпатья и Карпат. Соблазняют инвесторов большой гидропотенциал горных рек, плотность речной сети и другие факторы. А вот выбор мест для строительства ГЭС, так чтобы нанести минимальный вред природе, их не особо заботит. По несколько десятков гидроэлектростанций планируют построить во львовских и буковинских Карпатах. В ноябре 2011 г. депутаты Закарпатского облсовета утвердили огромную схему размещения 330 (!) мини-ГЭС. Природоохранные организации забили тревогу. Больше года они защищали право людей на безопасную окружающую среду и жизнь, даже нашли понимание у Министерства экологии и природных ресурсов и добились положительного результата: недавно окружной административный суд признал этот документ незаконным. Скорее всего, закарпатские власти откажутся от планов массового строительства мини-ГЭС, вызывающих протесты общественности, и будут протаскивать строительство станций постепенно, каждую отдельно.

На Прикарпатье у бизнеса были планы поскромнее — восстановить и построить 150 малых ГЭС. В прошлом году местные власти, испугавшись общественного движения против строительства гидроэлектростанций, стали говорить о перспективе всего нескольких ГЭС. В марте 2012 г. глава Ивано-Франковской облгосадминистрации Михаил Вышиванюк своим распоряжением приостановил строительство малых деривационных ГЭС. Была создана рабочая группа, сделавшая негативные для инвестора выводы. Спустя два месяца руководство облгосадминистрации уже иначе сформулировало свою позицию, поставив благородную цель — "эффективное использование гидротехнического потенциала рек области", после чего был создан Координационный совет по строительству объектов малой гидроэнергетики и противопаводковой защиты. А под занавес года руководитель области отменил предыдущий "запретный" документ. Получается, строить малые ГЭС разрешено на высоких уровнях власти. Первый заместитель главы облгосадминистрации Василий Плавьюк во время выездного заседания Всеукраинской экологической лиги в Киеве попытался обнадежить: "Координационный совет разрешил только строить ГЭС "Пробойновская-2" в Верховинском районе и восстановить одну гидроэлектростанцию в Рогатинском районе, а других проектов не рассматривал", — сказал он, но эти слова успокоить никого уже не могут. А председатель Всеукраинской экологической лиги Татьяна Тимочко ставит вопрос остро: "Общественные организации позволят в карпатском регионе построить и восстановить не более 20 ГЭС, с минимальным ущербом для окружающей среды".

Уже восстановлена Яблуницкая ГЭС, построена ГЭС "Пробойновская-1", сдана в эксплуатацию станция "Пробойновская-2". Ряд проектов строительства ждут реализации. Только в Верховинском районе бизнес готов построить малые гидроэлектростанции на реке Черный Черемош в селе Яворник, ее притоках Быстрец и Дземброня (села Быстрец и Дземброня). Отметим, что "Положение о гидрологическом заказнике "Река Черный Черемош с прибрежной полосой" вообще запрещает проведение таких работ. А в селе Голошина на реке Белый Черемош планируют построить до четырех ГЭС — разных, как плотинных, так и деривационных. Для одной из них предусмотрено строительство подводного тоннеля и частичное изменение русла реки, что может привести к подтоплению территории.

В отличие от законодательства стран ЕС в Украине до сих пор не выработаны четкие критерии, в соответствии с которыми должны определяться участки, где можно строить ГЭС, а где запрещено. И поэтому при строительстве объектов гидроэнергетики бизнес получает широкий простор для реализации своих интересов. Он отбирает продуктивные участки с большим перепадом высот и возможностью забирать воду из русел хотя бы двух рек, совершенно не принимая во внимание экологическую составляющую. А государственные службы и органы местного самоуправления согласовывают выбор мест расположения земельных участков — и, как правило, не выявляют нарушений технических условий и ограничений, предусмотренных для проектирования строительства гидроэлектростанций.

Деривационные ГЭС — основная часть всех запроектированных — представляют серьезную угрозу окружающей среде. Этот тип гидроэлектростанций предполагает создание водохранилища, а затем подачу воды через трубный тоннель к турбине. Так называемый деривационный канал протяженностью от 600 м до нескольких километров, производит впечатление хищнического покорения природы. Не менее жуткую картину представляют недостроенные ГЭС: вдоль берегов и на временных складах лежат кучи труб большого диаметра, многие из них ржавые, поскольку демонтированы из других объектов. Пройдет немного времени, и через них пойдет вода из русла реки. Так выглядят "железные" пейзажи Дземброни. Община села с одноименным названием неоднократно собиралась и не разрешала частному предпринимателю Валерию Миронюку продолжать строительство малой ГЭС. Недавно она с помощью общественных организаций обратилась в разные инстанции — в облгосадминистрацию, областную прокуратуру, государственную экологическую инспекцию — с требованием принять меры для демонтажа гидросооружений на реке Дземброне.

А в другой части Верховинского района — на территории Пробойновского сельсовета, где упомянутый инвестор завершил строительство ГЭС "Пробойновская-2", — отдельные общественные обсуждения градостроительной документации в соответствии с требованиями закона "О регулировании градостроительной деятельности" не проводились. Важный вопрос летом прошлого года "привязали" к разным темам встречи с кандидатом в народные депутаты Василием Чудновым. Инвестор и местные власти убеждали жителей нескольких сел не особо переживать за работу действующей и будущей ГЭС, поскольку они получают и в дальнейшем будут получать достойную социальную компенсацию. И многие жители с этим согласились.

Так, инвестор ежегодно платит в местные бюджеты несколько десятков тысяч гривен налога на доходы физлиц и за аренду земельных участков. Порадовала автора этих строк сельский голова Пробойновки Мария Юрнюк: "За счет части средств уплаченного им налога на прибыль отремонтирован клуб в селе Грамитное. Каждый инвестор заключает с нами социальное соглашение. За его средства сделано освещение, построена автобусная остановка в селе Грамитное и выполнено 40 м бетонного берегоукрепления реки Пробойная. В этом году господин Валерий Миронюк должен профинансировать изготовление документации для освещения села Пробойновка, отремонтировать отрезок дороги...".

Но социальную выгоду для общества нельзя сравнить с ущербом, нанесенным действующей ГЭС окружающей среде (не забывайте, что на днях начнет работать еще и ГЭС "Пробойновская-2")... Обезображены живописные природные комплексы реки Пробойная и ее притоки, из русел которых турбины забирают воду для работы, нарушен гидрологический режим этих водных артерий, пути миграции рыб. Стоит прислушаться к мнению специалиста по гидроэнергетике в Карпатах Всемирного фонда природы Анатолия Павелко: "К сожалению, в Украине сегодня не существует законодательно утвержденных и научно обоснованных норм минимального санитарного пропуска воды, который бы позволил беспрепятственно существовать экосистеме — рыбам, насекомым, водорослям и т. п. Кроме того, электростанции — это объекты, которые могут практически мгновенно начать забор воды и остановить его. В результате контрольным органам не под силу обеспечить эффективный контроль объема забора воды из водного объекта. Именно поэтому необходимо рассматривать различные варианты действий, которые бы позволили обезопасить наши реки от уничтожения (например, технические ограничения на забор воды).

Гибель рыб и растений, никто, к сожалению, не учитывает. Но рыба гибнет не только непосредственно в турбинах, но также вследствие изменений среды (реофильные рыбы, такие как хариус, форель ручьевая, дунайский лосось, не могут жить в водохранилищах) и разрушения природных ареалов обитания (например, если лососю перекрыть проход к местам нереста, то он сам не погибнет, но уже никогда не родится следующее поколение, и спустя несколько десятков лет этот вид просто исчезнет). Нередко экологические последствия отсрочены во времени (как это было с днепровскими водохранилищами), но опыт европейских стран, где малые ГЭС вырабатывают электричество многие годы, свидетельствует: тяжелые последствия для окружающей среды вполне реальны".

Аргументы лоббистов гидроэнергетического бизнеса — мол, населенные пункты, расположенные в зоне деятельности малой ГЭС, получат больше электроэнергии — не выдерживают никакой критики. Электроэнергия, произведенная ГЭС, не используется непосредственно для освещения жилищ жителей отдельного села или улицы, как это было в 40—50 годах прошлого века. При наличии централизованного электроснабжения станция отдает произведенные киловатты в общую энергосеть. Апологеты развития малой гидроэнергетики подчеркивают еще ее противопаводковую функцию. Да, плотинные ГЭС все же играют определенную роль в преодолении паводков и наводнений. Но опять-таки, далеко не всегда чаши их водохранилищ в случае стихии могут принять дополнительные объемы воды...

Вследствие необоснованного строительства ГЭС на горных реках теряется другая — не меньшая — выгода. Карпатский регион богат разнообразной флорой и фауной. Немало участков, где сохранились первозданные природные комплексы, и они будут нарушены в результате строительства ГЭС. К тому же большинство станций планируется строить на реках, которые активно используют для сплавов туристы-водники — не только из Украины, но также из Беларуси, Польши, государств Балтии. Установленные вдоль рек трубы деривационных ГЭС значительно усложняют рафтинг, а то и вовсе делают его невозможным. И поэтому проекты строительства объектов малой гидроэнергетики должны обсуждаться общественностью на основе принципиально иного подхода. "Мы требуем от исполнительной и законодательной власти инициировать изменения в законах, чтобы в общественных слушаниях обязательно участвовали не только жители села, но и природоохранные организации, эксперты. Ведь река принадлежит не только жителям одной деревни — это общенациональное богатство. Ее природные комплексы могут использовать и местные жители, и туристы. Поэтому не имеет права одна община ставить точку в вопросе "за" или "против" строительства ГЭС, какой бы социальный пакет ей ни предлагали", — справедливо отмечает активист инициативной группы "Спасти Черемош" Оксана Сусяк.

Европейские государства тоже стимулируют производство энергии из природных источников — солнца, ветра, воды, устанавливая "зеленые" тарифы. Это не украинское ноу-хау. Но в Европе излишки произведенной электроэнергии могут продавать государству по "зеленому" тарифу домашние хозяйства и промышленность.

"В Германии, например, развивается гидроэнергетика естественного стока, то есть не требуется забирать воду из русла реки и сооружать плотину. Это не наносит вред окружающей среде. И там "зеленый", или стимулирующий, тариф может получить рядовой житель, продавший государству электроэнергию из водных ресурсов. А в Украине получилось все наоборот. "Зеленым" тарифом может воспользоваться только кучка крупных бизнесменов, для которых безопасная окружающая среда и жизнь местного населения не имеют существенного значения. Ведь олигархи в Карпатах не живут", — убеждает депутат Верховинского районного совета от ВО "Свобода" Иван Макивничук. И с ним трудно не согласиться. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • UHIMCUCIK UHIMCUCIK 15 червня, 14:08 - в дополнение к...: мини - и микрогєс являются объектами (как минимум) четвертой категории сложности, проекты их строительства должны пройти государственную комплесную экспертизу. В противном случае - это самовольная застройка. Если автору статьи известны примеры такого строительства, необходимо обратить на них внимание органов ГАСК и пркуратуры. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно