Карпаты: для всех или для малой энергетики?

25 мая, 2012, 14:47 Распечатать Выпуск №19, 25 мая-1 июня

Не исключено, в будущем Карпаты могут стать еще одним объектом бесхозяйственности и человеческой жадности.

© 1zoom.ru

Хочешь получать электроэнергию — дыши выбросами ТЭЦ. Производишь сельхозпродукты — завались отходами. Но ведь издавна в Украине у рачительного хозяина каждая щепка-соломинка использовалась если не для обогрева, то как удобрение. И сегодня указанные энергетические и экологические проблемы можно решить благодаря альтернативной энергетике.

Справедливости ради следует сказать, что в 2011 году ситуация значительно улучшилась. Принятие закона о «зеленых» тарифах на электрическую энергию, производимую из возобновляемых источников энергии, сделало свое дело. Инвесторы рьяно взялись за выгодные проекты. Крупнейшая в Европе солнечная электростанция работает в Крыму, в Донецкой и Николаевской областях запущены промышленные ветроэлектростанции (Ново-Азовская и Очаковская) с современными европейскими ветротурбинами, выдающими в объединенную энергосистему Украины миллионы киловатт-часов экологически чистой электроэнергии.

Солнце, ветер и вода — наши лучшие друзья...

Но если в южных и восточных регионах Украины подобные объекты не вызывают протестов среди населения, то в западных областях, где ставка делается на строительство больших ветровых и гидроэлектростанций в карпатской части региона, такая идея вызывает шок. Особенно экологов и жителей региона пугают масштабы и методы строительства. В СМИ уже прозвучала информация о строительстве... 550 малых ГЭС!

Большинство предложенных проектов предполагают строительство в Карпатах малых ГЭС деривационного типа. В этих ГЭС вода забирается в трубу, транспортируется вниз на определенное расстояние (как правило, несколько километров), а потом сбрасывается на турбину для производства энергии, после чего возвращается в речку. Зрелище и в самом деле не из привлекательных. Река Белый Черемош — символ украинских Карпат, и в металлической трубе?

Единственная ныне действующая на Львовщине Яворская гидроэлектростанция в селе Явора Турковского района  построена в начале 1960-х годов на р. Стрый, долгое время она питала энергией окружающие сельскохозяйственные объекты, а в 1982 году была разрушена наводнением. Вторую жизнь ей дала компания «Энергоинвест» (Винница), которая в 2006-м вложила в восстановление и модернизацию объекта свыше 5 млн. грн. И вот уже два года значительную часть произведенной  электроэнергии эта компания продает в электросеть «Львовоблэнерго». За первое полугодие 2011 года объем реализованной продукции составил 647,9 тыс. грн.

Президент ассоциации «Топливно-энергетический комплекс» Ярослав Шпак (Львов) горные реки считает особенно привлекательными для малой энергетики. На Львовщине их потенциал оценивают в 500 млн. кВт∙ч в год. Это свыше 10% от всего потребления электроэнергии областью. Основная гидроэнергия приходится на горные реки Днестр, Стрый, Опир и их притоки. ГЭС планируется построить в с. Новошичи Дрогобычского района (0,25 МВт), пгт Добротвор Камянко-Бугского района  (1 МВт), с. Долгое Дрогобычского района (4 МВт), пгт Верхнее и Нижнее Синевидное Сколовского района (по  1,5 МВт каждая).

И хотя львовская фирма «Эко-Оптима» только в акватории реки Стрый и ее притоке — реке Опир выявила 14 мест, пригодных для строительства гидроэлектростанций общей мощностью не менее 20 МВт, возводить их на горных реках не так просто. 

По мнению Я.Шпака, реализацию проектов тормозит недостаточный тариф для малых гидроэлектростанций: киловатт-час «зеленой» энергетики оценен всего в 84 коп. К тому же тариф одинаковый как для 10-мегаваттных станций, так и для совсем небольших объектов мощностью до 100 кВт. Кроме того, за последние годы значительно выросла плата за пользование водой.

Но вопреки этому, инвесторы считают наиболее выгодной для западных регионов именно энергию воды. Малые ГЭС имеют реальный срок службы более полувека при сравнительно небольших эксплуатационных расходах, а их нагрузка более стабильна и гарантирована. К тому же, в отличие от ветровой и солнечной, гидроэнергетика не нуждается в дополнительных регулирующих мощностях.

В отношении малых ГЭС позиция управления угольной промышленности и топливно-энергетического комплекса Львовской ОГА следующая: рассматривать их строительство в комплексе с противопаводковыми мероприятиями. Для этого управление предлагает привлечь институт «Львовводхоз», который объединил бы энергетическое и противопаводковое направления и определил перспективные места для строительства малых ГЭС. Ряд ученых не уверены в целесообразности такого симбиоза. Подобные объекты будут нуждаться в миллиардных капиталовложениях из государственного бюджета. А главное — будут малорентабельными.

Горные районы Карпатского региона перспективны также для развития еще одного направления возобновляемой энергетики — ветровой. Первый проект в ветроэнергетике, который законно прошел все этапы согласований, — ветровая станция возле Старого Самбора. Там планируется смонтировать пять ветроагрегатов мощностью 2,5 МВт каждый. Стоимость строительства — около 20 млн. евро. Кроме того, сегодня в области работают над проектами еще пяти ветроэлектростанций. Это, в частности, две ВЭС возле г. Старый Самбор (12,5 МВт и 25 МВт), а также Сколовская (37,5 МВт), Николаевская (до 30 МВт) и Дрогобычская ВЭС (23 МВт).

Чтобы было понятно, насколько это сложные процедуры, скажу, что только силу ветра измеряли там в течение двух лет. И вряд ли большинство из тех, кто настроен заработать на альтернативной энергетике, согласятся ждать так долго. Ведь чем дальше откладывать запуск объектов, то меньше они заработают.

Едва ли не больше всех ветроэнергетикой на Львовщине интересуются польские инвесторы. Обязательным условием при реализации подобных проектов они выдвигают право собственности на землю под объектом. Их интерес к проектам возобновляемой энергетики в Украине можно понять. Польский рынок возобновляемой энергетики достаточно насыщен. Кроме того, вся земля там находится в частной собственности, поэтому стоит дорого. Большое сопротивление таким проектам оказывают польские экологи. Другое дело — земля в Украине. По предварительным подсчетам, 49-летняя аренда 2,5 га земли вблизи Старого Самбора обойдется арендатору в 50—60 тыс. грн. В дальнейшем каждый год за аренду придется платить около 17 тыс. грн. Это в 30 раз дешевле, чем выкупить землю!

Сейчас инициативу украинских и иностранных инвесторов относительно развития ВЭС в Карпатах сдерживают маломощные линии электропередачи.

Слабым местом ветроэнергетики в Карпатах является нестабильность ветров и, как результат, необходимость в мобильных резервных источниках. Какими они должны быть, какую часть мощностей ВЭС надо резервировать, где должны быть расположены резервные мощности — проблема, решение которой требует серьезных исследований.

Прежде чем садиться за стол переговоров с потенциальными инвесторами, считает начальник управления угольной промышленности и топливно-энергетического комплекса Львовской ОГА Земомислав Новикевич, в этом направлении необходимо провести серьезную подготовительную работу. Наиболее важны, по его мнению, следующие вопросы: квалифицированные замеры параметров ветра, оценка ветропотенциала площадок, которые можно использовать для строительства ВЭС; наличие земель несельскохозяйственного назначения, желательно со статусом резервного соответствующего сельского или городского совета; решение режимных вопросов, связанных с передачей значительных мощностей в энергетические центры.

«Инвесторы не считаются с природой...»

Как видим, вопросы экологии, на которых акцентируют внимание экологи, чиновников не очень интересуют. На первом, втором, десятом месте стоит ее величество выгода.

«Имеет ли право на жизнь малая гидроэнергетика? Наверняка имеет, — говорит представитель туристического клуба «Манівці» Тарас Билошицкий. — Но каждый проект должен быть обсужден и согласован с экологами и местными жителями. Сегодня их буквально ставят перед фактом. Общественные слушания — сплошная профанация. И чем больше бизнес приводит аргументов в пользу мини-ГЭС в Карпатском регионе, тем жестче жители горных регионов противятся их строительству».

Подтверждением сказанного может быть презентация проекта строительства мини-ГЭС в Верховинском районе Прикарпатья, едва не закончившаяся потасовкой крестьян с предпринимателями. Тревогу селян вызывают негативные последствия, например, ситуация на реке Белый Черемош. До недавнего времени эта река была очень популярна среди туристов-водников. На майские праздники на Черемош приезжало около 20 тыс. туристов со всей Украины, а также из Беларуси, России, стран Балтии. Даже начинающие имели возможность заниматься сплавом и получать от этого удовольствие. Но в прошлом году ее не посетила ни одна туристическая группа. Это связано не столько с построенной и работающей электростанцией, сколько с тем, что во время строительства дороги привели в такое состояние, что без специальной техники попасть туда стало практически невозможно. На упреки, что все разрушено и вырезано много леса, у строителей один ответ: «Это временное явление. Вот приезжайте лет через двадцать, все зарастет».

«До сих пор я думал, что малые ГЭС — это хорошо. Так меня учили в школе. Но ознакомившись с проблемой глубже, начинаю понимать: на 90% строительство малых ГЭС вредит окружающей среде», — убежден Т.Билошицкий.

Такого же мнения и председатель ОО «Бюро экологических расследований» Дмитрий Скрильников: «Прошло совсем немного времени и наше отношение к подобным объектам изменилось на противоположное — от полнейшего восприятия до желания объявить мораторий на их появление в Карпатском регионе. Мы начинаем осознавать, какой вред это может наносить природе. Сегодня инвесторов не интересуют результаты научных исследований водных, биологических ресурсов, ландшафтного многообразия. Главное для них — начать и закончить строительство как можно скорее. Видим, как по всей Украине скупаются разные трубы для деривационных каналов. Из некоторых из них еще вытекает масло, потому что трубы были демонтированы со старых сооружений. То, что сейчас происходит в Карпатах, дискредитирует «зеленую» энергетику».

Вспоминается анекдот советского периода, в котором грузин — торговец мандаринами ради собственной выгоды разворачивает самолет в другом направлении, потому что мандарины портятся. Не имело значения, что это было не по пути с остальными пассажирами. Здесь что-то подобное.

Ради собственной выгоды инвесторы не считаются с природой. В современных проектах не оценивается стоимость потерянного ресурса, то есть ландшафтная, краеведческая, пейзажная стоимость территории. Иногда это делается разве что частично. Утрачивается туристическая привлекательность региона. Говорили, что можно построить ГЭС на запруде, но такой проект мини-ГЭС будет экономически невыгоден ни инвестору, ни банку. А вот туризм от этого может потерять много. В качестве примера отечественные туристические фирмы приводят Турцию. Благодаря туристам, ее государственный бюджет на 37% состоит из доходов от туризма. Их привлекает, во-первых, море, во-вторых,  отели, а в-третьих, рафтинг!

На защите Карпат стоит и украинское законодательство. Это, в частности, Карпатская, Бернская, частично Боннская и Орхусская и другие конвенции. Ими четко предусмотрены обязательства Украины по охране экосистемы, ландшафтов и т.п. Но чиновники не заглядывают в эти документы, потому что те их «не греют».

В конфликтах с экологами не заинтересованы и банки, выступающие кредиторами возведения различных ГЭС, ВЭС и т.п. Но здесь есть слабые места. Дело в том, что банки отвечают за проект на стадии внедрения, но не отвечают за последствия запуска объекта. Можно привести примеры стран, начавших внедрять альтернативную энергетику еще в 90-х годах прошлого столетия, а потом пришедших к выводу, что лучше бы они вообще не трогали экосистемы. Экономическая выгода отдельных представителей бизнеса обернулась для общества рядом экологических проблем, исчезновением многих видов животных, ухудшением качества воды. Всего этого за деньги не купить.

Украина может наступить на те же грабли. Львовские экологи не возражают против строительства всех ГЭС, но при одном условии: они будут построены в правильных местах и не будут вредить природе. К тому же не в таком количестве.

Были ли инвесторы в Карпатах?

Можно было бы привести еще множество аргументов «за» и «против» индустриализации Карпатского региона. Но пока никто из специалистов не берется провести ту тонкую грань, за которой «зеленая» энергетика в Карпатах может стать разрушительной для природы. В ежедневной жизни ее хорошо понимают местные жители, которым природа дает жизнь. Ее могли бы понять и инвесторы, которые собираются зарабатывать здесь миллионы «зеленых». Но проблема в том, что практически все они видели эти реки и горные долины разве что с вертолетов и на визуализации проектов. Многие из них не живут в Украине. При таком подходе, не исключено, в будущем Карпаты могут стать еще одним объектом бесхозяйственности и человеческой жадности. Наподобие уже бывших наших заводов и фабрик.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно