Неравный "брак" без государственного расчета

21 августа, 2014, 19:35 Распечатать Выпуск №29, 21 августа-29 августа

О роли агрокорпораций в достижении целей развития сельского хозяйства

Правительство заявляет о стремлении сделать Украину "аграрной сверхдержавой мирового уровня" в надежде, что агросектор будет приносить все больше валютных поступлений и станет "локомотивом развития национальной экономики". Крупный агробизнес с готовностью откликнулся на эти призывы. Но надежды на корпоративный сектор в сельском хозяйстве обманчивы, поскольку при этом останутся незадействованными его ключевые возможности для достижения целей общественного развития. Наступление капитала на сельское хозяйство, с соответствующими негативными последствиями, переживали другие национальные экономики в течение ХХ века, что подтолкнуло их к переходу к аграрным политикам, базирующимся на привлечении сельского населения к получению выгод от укрепления позиций страны на внешнем и внутреннем агропродовольственных рынках.

Реализация возможностей отечественного сельского хозяйства как двигателя экономического роста нуждается в коренном изменении в отношении к нему как к отрасли с исключительно экспортоориентированным, производственно-коммерческим предназначением. Необходимо признать многофункциональную природу этого сектора, целью которого является не только производство продовольствия и сырья, но и создание незаменимых общественных благ. Главнейшие из них — продовольственное самообеспечение страны, предоставление возможностей и средств для существования сельского населения, поддержание экологического равновесия, воспроизведение плодородия почвы и сохранение агроландшафтов.

Истоки современной системы хозяйствования в селе берут свое начало с 90-х годов прошлого века, когда началось становление рыночных отношений в аграрном секторе после отказа от централизованной плановой экономики. При отсутствии опыта, знаний и политической воли эти процессы проходили в условиях нестабильности, неопределенности, перманентных экономических кризисов и политического противостояния. В ретроспективе выделяют два этапа аграрных трансформаций в Украине: первый — 1991–1999 гг.; второй — после 2000 г.

Во время первого этапа были созданы предпосылки для разгосударствления и приватизации земли и другого имущества коллективных и государственных сельскохозяйственных предприятий и их реорганизации. Колхозы и совхозы реформировались в коллективные сельскохозяйственные предприятия (КСП), которые распаевывали принадлежащую им землю и имущество между своими членами, получившими право выйти из КСП для самостоятельного ведения хозяйства. Медленно менялся хозяйственный механизм функционирования аграрного сектора, что усложнялось постоянной инфляцией и даже гиперинфляцией в 1992–1993 гг. В этот период произошел беспрецедентный рост ценового диспаритета, что практически парализовало производственный процесс в сельском хозяйстве. В 1999 г. объем валовой сельскохозяйственной продукции во всех категориях хозяйств составлял 49% от уровня 1990 г., в том числе в сельскохозяйственных предприятиях — 28%. В хозяйствах населения объемы производства сохранились почти на уровне 1990 г. (98%). Практически полностью перестали поддерживаться меры социального развития села.

Начало второму этапу аграрных трансформаций был положено декабрьским 1999 г. указом президента Украины "О неотложных мерах по ускорению реформирования аграрного сектора экономики", согласно которому земельные паи трансформировались в частные земельные участки, с выделением их в натуре. Коллективные предприятия ликвидировались. Их производственные мощности и частные земельные участки крестьян использовались для создания новых формирований: хозяйственных обществ и индивидуальных хозяев. Таким образом, были созданы предпосылки для формирования дуальной структуры сельского хозяйства, в которой различали два типа производителей — корпоративный (сельскохозяйственные предприятия) и индивидуальный (фермерские хозяйства и хозяйства населения).

Организационные изменения в производстве сопровождались либерализацией сельскохозяйственной торговли, сокращением государственного вмешательства в организацию поставок ресурсов, рынков сбыта и позитивными изменениями в диспаритете цен. Меры государственной политики ориентировались на возрождение крупного товарного производства в корпоративном секторе. Это принесло ощутимые производственные и финансовые результаты. Государственная поддержка индивидуального сектора, а также социального развития села откладывалась на "более благоприятный период".

С 2004 г. усилились процессы поляризации производственной структуры, что очень быстро вызвало значительные структурные перекосы в агропродовольственной системе. Эти процессы характеризуют третий этап трансформаций, сопровождавшийся интенсификацией аграрного производства, сверхконцентрацией сельскохозяйственной земли, обезземеливанием крестьян, их отлучением от имущества бывших КСП и сужением их доступа к средствам для существования в сельской местности. После мирового финансового кризиса (2008 г.) произошло поглощение внутри корпоративного сектора, что привело к формированию аграрных мегакорпораций с "земельным банком" 300–500 тыс. га и больше.

На начало 2014 г. количество агрокорпораций по типу агрохолдингов приближалось к
140, они полностью контролируют деятельность свыше 6 тыс. сельскохозяйственных предприятий (около 40% от их общего количества) и почти 8 млн га сельскохозяйственных угодий (около 40% площадей, обрабатываемых сельхозпредприятиями). Агрохолдингами производится и реализуется (преимущественно на экспорт) приблизительно половина объемов озимой пшеницы, свыше половины кукурузы на зерно и рапса, треть подсолнечника, а также свыше 80% мяса птицы от общего объема производства в сельскохозяйственных предприятиях всех форм собственности.

Незавершенность институционных трансформаций открыла возможность формирования теневого рынка земли, создания условий для изъятия сверхприбылей с аграрного сектора. Это создало для корпоративного сектора чрезвычайно благоприятные условия для привлечения инвестиций, в том числе иностранных. При этом наблюдается обратная зависимость между ростом инвестиций и количеством занятых в корпоративном секторе (см. рис.). Динамика сокращения занятости на сельскохозяйственных предприятиях имеет постоянную тенденцию, и за период с 2005-го по 2012 г. количество работающих здесь снизилось более чем вдвое. При этом капитальные инвестиции выросли за этот же период почти в четыре раза.

Экономическая деятельность агрокорпораций ориентирована на получение не только прибыли, но и ренты, которая является формой сверхприбыли, возникающей вследствие монопольного использования ими ограниченных ресурсов. Постоянно растет их капитализация. Процесс капитализации происходит не только в результате превращения части прибыли в дополнительный капитал, но и путем привлечения средств внешних инвесторов через эмиссию акций и размещение их на фондовых биржах ведущих стран мира. Кроме того, они имеют доступ к дешевым финансовым ресурсам международных финансовых учреждений — Всемирного банка (в частности, Международной финансовой корпорации (МФК), которая входит в группу Всемирного банка), Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

С 2001-го по 2010 г. МФК инвестировала 665 млн долл. в 30 проектов по развитию животноводства (табл. 1). За этот период по объемам привлеченных от МФК инвестиций Украина заняла второе место — 173 млн долл. (26% от общих объемов). После 2010 г. МФК предоставила украинскому аграрному бизнесу уже значительно больше финансовых средств
(282 млн долл.). Из инвестированных ЕБРР за 2002–2012 гг. 218 млн евро, с 2002-го по 2011 г. Украина получила больше всего — 74,5 млн евро (или 35%, см. табл. 2). Международные экспортно-кредитные агентства предоставляют широкий набор услуг агрокорпорациям, к которым относятся кредитование внешнеторговых сделок, предоставление гарантий по экспортным кредитам, страхование экспортных кредитов и соглашений от политических и других видов рисков. С 2003-го по 2011 г. Датское экспортно-кредитное агентство застраховало экспорт для 67 проектов по животноводству, покрывая общую сумму в 294,5 млн евро, из них больше всего — для Украины (25 проектов на сумму 154 млн евро). Австрийское экспортно-кредитное агентство из всех операций больше всего финансировало Украину — 1,31 млн евро (с 2009-го по 2012 г.).

Таким образом, корпоративные структуры по сравнению с другими сельхозпроизводителями имеют свободный доступ к финансовым ресурсам, значительно лучше обеспечены основными и оборотными средствами; их технологические решения базируются на использовании индустриальных технологий, что способствует высвобождению рабочей силы из сельскохозяйственного производства, а отсутствие экологических обязательств позволяет им безнаказанно эксплуатировать природные ресурсы. В результате значительной концентрации земли, экспортоориентированного характера производства, монополизации цепочек добавленной стоимости, минимизации арендной платы и наращивания рыночной стоимости агрокорпорации используют местные ресурсы сельских общин для формирования, присвоения и аккумулирования сверхприбылей и усиления
своей рыночной и политической власти в стране.

Об уникальных возможностях сельского хозяйства как двигателя экономического роста было заявлено Всемирным банком в соответствующем докладе еще в 2008 г. При этом подчеркивалось, что общественные выгоды от аграрного развития могут быть получены, если правительства, кроме прочего, откажутся от инвестиций, искажающих результат, и направят их на продуцирование общественных благ. Это существенное замечание непосредственно касается Украины, где последствиями государственной и частной инвестиционной политики в аграрном секторе стали многочисленные структурные деформации, в частности:

— техническое переоснащение хозяйств корпоративного сектора, повышение производительности труда и высвобождение работников сопровождаются монокультуризацией производства, ростом техногенной нагрузки на экосистемы и вытеснением крестьян в низкодоходный неформальный сектор экономики, что, кроме негативного влияния на состояние угодий, приводит к консервации сельской бедности и деградации человеческого капитала села;

— наращивание объемов экспортоориентированных видов продукции привело к искажению отраслевой и продуктовой структуры производства, последствием чего является низкий уровень потребления отечественных продуктов питания, несбалансированность рациона и употребление в пищу импортированных продовольственных товаров нередко сомнительного качества, усиление продовольственной зависимости страны;

— чрезмерная концентрация землепользования провоцирует рост социальной напряженности в обществе из-за обезземеливания крестьян и реальных фермеров, распространение обезлюдения определенных территорий и создает угрозы осуществлению общественного контроля над ними;

— монополизация прав аренды земли крупными землепользователями удерживает арендную плату (а следовательно, и рыночную цену на землю) на низком уровне и суживает доступ небольших сельскохозяйственных предприятий, фермерских и личных крестьянских хозяйств к рынку земли и ее аренде.

Обобщающим проявлением указанных и других деформаций и негативных тенденций является разновекторная динамика аграрного развития: сельскохозяйственное производство в целом растет, а отдельные его отрасли, село и сельские общины — приходят в упадок. В сельской местности сохраняются высокий уровень депопуляции, масштабная реальная и скрытая безработица, что обусловливает трудовую миграцию населения, его обеднение; ухудшается доступ к общественным благам и услугам, усиливаются деградация сельской инфраструктуры и обезлюдение сел. Вместе с ухудшением состояния сельскохозяйственных угодий и окружающей среды это свидетельствует о ресурсоистощающем характере аграрного роста, наличии в нем скрытых тенденций саморазрушения.

Курс на быстрое реформирование отечественной аграрной отрасли предполагает предоставление равных возможностей разным по величине и организационно-правовой форме хозяйствующим в ней субъектам. С этой целью прежде всего необходимо ограничить экономическую власть агропромышленных корпораций путем введения специального режима регулирования их коммерческой деятельности и изъятия сверхприбылей. Создать условия для эффективного развития различных форм семейных хозяйств путем коренного изменения ситуации, что обусловливает отторжение их у разных составляющих системы функционирования аграрного рынка. Внедрить политику поощрения к модернизации и развитию товарного производства той части крестьянских хозяйств, которая проявляет к этому способность и заинтересованность, перерастания их в крепкие семейные товарные (крестьянские или фермерские) хозяйства, экономическое поведение которых формируется не только рынком, но и совокупностью социальных отношений и экологических ограничений.

Ведь сельское хозяйство, в отличие от индустрии, связано с живой природой и человеком; хозяйственную деятельность в селе нельзя рассматривать вне общей системы его социальных связей и экологических возможностей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно