НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ

18 сентября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 18 сентября-25 сентября 1998г.
Отправить
Отправить

За последние полгода презентацией украинского варианта транспортировки прикаспийской нефти чаще других занимался первый заместитель председателя Госнефтегазпрома Валерий Шулико...

За последние полгода презентацией украинского варианта транспортировки прикаспийской нефти чаще других занимался первый заместитель председателя Госнефтегазпрома Валерий Шулико. И это понятно - по роду службы положено. Только во время Бакинской международной конференции эту обязанность взял на себя глава Украинского государства. Тем более интересно было узнать, как господин Шулико «видел» этот проект со стороны и как на это смотрели другие, а также кое-какие подробности этой затеи. Особенно с учетом того, что на днях в Киеве снова заговорили об украинско-польском «коллекторе» - нефтепроводе Одесса-Броды-Адамова Застава - Гданьск.

- Господин Шулико, как координатор проекта украинского варианта транзита прикаспийской нефти, вы не однажды представляли этот вариант потенциальным его участникам и инвесторам. Но, пожалуй, самый ответственный момент для идеологов украинского варианта был в ходе недавней Бакинской международной конференции. Вы были в составе украинской делегации и, возможно, сможете теперь оценить: как воспринимается украинский нефтетранзитный вариант «нефтяными королями»?

- Прежде всего мне хотелось бы отметить, что среди вопросов, обсуждавшихся в ходе конференции, в первую очередь были вопросы транспортных маршрутов - железнодорожных, автомобильных, паромных переправ. Но представители нескольких стран, которые интегрально связаны именно с проектом транспортировки нефтяных энергоносителей, в своих выступлениях акцентировали внимание на этой теме. Все страны были представлены в алфавитном порядке. Украина - с учетом латинской версии - была представлена в конце этого списка, т.е. наш Президент выступал уже после того, как выступил и президент Румынии, который целенаправленно касался этой темы, и президент Турции, который также говорил об этом целенаправленно.

Мне понравилось в выступлении Президента Л.Кучмы то, как хорошо был выбран тон: повествовательно, но в такой свободной форме, и при этом были показаны основные преимущества украинского варианта. Причем члены делегации Украины никогда не говорили, что тот или иной вариант плох. Мы принципиально не критикуем ни один из вариантов. Зачем? Это специалисты отработают на своем уровне. Л.Кучма упоминал украинский вариант как основной после турецкого, как «один из»... Но если сравнить с традиционным - через Босфор, то украинский вариант удешевит доставку каждой тонны нефти на 8-10 долларов. Принципиально, что украинский маршрут предусматривает сохранение качества каспийской нефти. Это очень важно, потому что сейчас азербайджанская ранняя нефть смешивается с так называемой уральской - URAL (российской экспортной смесью) и теряет свое качество.

Было отмечено также, что украинский маршрут проходит по сейсмически безопасному и политически стабильному региону и что дальнейшим продолжением нашей работы будет создание международного консорциума (по строительству и эксплуатации трубопровода и терминала), в который приглашаются компании, владеющие реальными нефтяными запасами в Прикаспийском регионе, а также компании, которые контролируют рынки потребления в Европе. Вот эти моменты были очень лаконично отражены в выступлении Президента. И мне понравилось, когда он сказал, что в момент его выступления в Одессе идет строительство, а также на трассе нефтепровода Одесса-Броды. Это один из реально строящихся проектов.

- Кто сейчас финансирует это строительство?

- Сегодня заказчиком является, как и полгода назад, одесское предприятие «Эксимнефтепродукт». Основной инвестор - предприятие «Приднепровские магистральные нефтепроводы». А строительство нефтепровода Одесса-Броды выполняется силами украинского предприятия магистральных нефтепроводов «Дружба», т.е. инвестор тоже украинский. И на сегодняшний день ничего не изменилось.

- Ничего не изменилось? Однако вы упомянули о создании консорциума...

- Сегодня формируется не консорциум, а правила и условия, которые мы сможем предложить участникам консорциума. Есть принципиальные вещи. Если мы будем иметь в этом консорциуме компании, владеющие нефтью, и компании, контролирующие рынок, то вероятность того, что этот маршрут будет наполнен нефтью, значительно возрастает. По-моему, это очевидно. Если владельцы нефти начнут вкладывать деньги в развитие других маршрутов, естественно, туда и будут направлены нефтяные ресурсы.

- В консорциуме, который намереваются создать, какой процент акций должна иметь Украина?

- Я утверждаю, что Украина не может позволить себе иметь совсем мало, например меньше 10% акций. Как минимум, речь должна идти о 25% плюс одна акция - т.е. о блокирующем пакете. Однако если мы будем претендовать на 51% акций в консорциуме (т.е. на контрольный пакет) - инвестор на такие условия не пойдет.

- Одно из часто упоминаемых предложений - закрытый тендер по созданию консорциума. Однако закрытые тендеры с принципами Евроэнергохартии вряд ли совместимы...

- Когда мы говорим о закрытом тендере, мы имеем в виду, что часть компаний будут приглашены нами. Но обязательно должен быть и элемент открытого конкурса, чтобы мог прийти любой желающий. Высказывались мнения, что в консорциум, кроме транспортирующих предприятий, пригласим только компании нефтяные. Я категорически против таких планов. Почему не может прийти украинский инвестор? Почему не может прийти компания, которая непосредственно нефтью не занимается, или банк? Банк тоже должен иметь такую возможность.

Обязательно в этом консорциуме должны быть представлены регионы. Условно говоря - представители Львовской, Одесской областей и т.д. И население региона должно знать, что у них есть своя доля в этом консорциуме, в этом проекте. То есть о полностью закрытом тендере речь не идет. Пока обсуждаются варианты.

- После всех последних уточнений вы можете сказать конкретно: во сколько обойдется строительство терминала в Одессе?

- Сейчас заканчивается определение объектов, которые войдут в пусковой комплекс. От этого будет зависеть стоимость строительства терминала. Но то, что терминал не будет стоить 300 млн. долларов - это однозначно. Если мы будем выдвигать условия разумные, например 180 млн., а еще лучше (мы видим такую возможность) 150 млн. долл. - это совсем другая цифра. И для тех, кто кредитует из-за рубежа, и для отечественных инвесторов.

- Будет ли расторгнуто соглашение (или это был уже контракт?), подписанное с победителем первого тендера на строительство морской части НПК?

- О каком-либо заключенном контракте речь не идет. Там же очень много было объектов, которые не связаны с производством. В первом пусковом комплексе должны быть только те объекты, которые связаны с производством, с передовой технологией и с защитой окружающей среды. А остальное может подождать.

- То есть выполнения условий первого тендера вы уже не требуете? Сейчас это уже не нужно?

- Дело в том, что сейчас мы изучаем два варианта размещения терминала: либо одноточечный причал в море, либо все-таки использовать возможность берегового причала. Сегодня эта работа еще ведется, и завершиться она должна в сентябре.

- Пару лет назад вроде бы было создано украинско-турецкое СП для строительства нефтегазовой инфраструктуры на территории Турции. Тогда говорили и о планах создания терминала в Самсуне, и о соединительном, даже реверсном нефтепроводе Самсун-Джейхан. Только сначала, насколько я помню, все это упоминалось в контексте создания экспортного пути для иракской нефти. Эти объекты и сегодня присутствуют в лексике причастных к проектам нефтетранзита лиц. Отсутствует только упоминание об украинском участии. Причем именно украинская сторона тогда обещалась привлечь инвестиции в этот проект. Так куда же «испарилось» то СП? Не считаете ли вы, что подобные акции-прожекты только вредят и без того не блестящему инвестиционно-обязательному имиджу Украины?

- Я не хотел бы комментировать эту проблему. Скажу так - я не в материале. Знаю, что такое СП создавалось, но я не видел своими глазами учредительных документов. Не могу точно ответить на вопрос: было такое СП или не было, в каком состоянии находится сегодня? Мне это неизвестно, как неизвестны и детали всей той ситуации.

Могу сказать, что у нас намечено, как мы будем работать с Турцией, выработаны подходы. И думаю, что для того у человека шейные позвонки так устроены, чтобы он мог оглянуться назад, учесть ошибки и в дальнейшем постарался их не повторять.

- Будем считать, что с НПК в Южном так и поступают сейчас. Но могли бы вы уточнить объемы нефти, на которые вы рассчитываете в первые годы эксплуатации этой пока теоретической нефтетранзитной системы?

- Первая очередь терминала рассчитана на перевалку 12 млн. тонн нефти в год.

- Однако звучала и другая цифра -

9 млн. тонн...

- Из первой очереди, рассчитанной на перевалку в 12 млн. тонн, мы намерены выделить объекты пускового комплекса - это и есть 9 млн. тонн.

- А если к пусковому комплексу подключится еще и существующая нефтегавань в Одессе, тогда как?

- Через нефтегавань может идти нефть для нужд Одесского нефтеперерабатывающего завода, его потребность - 4 млн. тонн. То есть уже сегодня не надо ждать строительства терминала, можно уже сейчас принимать нефть в существующей нефтегавани.

- Президент на саммите в Баку употребил такой термин: рассредоточенные рынки. О чем речь?

- И из Баку многое видится иначе. Рынок ведь в Европе не один. Вполне возможна диверсификация поставок: нефть по украинскому маршруту пойдет на один рынок, по румынскому - на другой, по турецкому - на третий. Имеются ввиду поставки именно азербайджанской нефти.

- Пока цены на нефть в Европе одинаковы на всех рынках...

- Я думаю, азербайджанская нефть рано или поздно будет котироваться на Лондонской бирже и будет таким образом определена базовая цена. А остальная часть цены будет определяться по затратам на доставку. Именно поэтому так важно удешевить транспортировку нефти.

- Вы хотите сказать, что на Лондонской бирже также будет представлена та нефть, которая, возможно, пойдет через Украину?

- Естественно. Это будет отдельная строчка в котировках. Сейчас определяют цену на нефть Дубаи, иранскую тяжелую, иранскую легкую, российскую экспортную смесь URAL. Точно так же будут определяться котировки на азербайджанскую нефть.

- Почему при любой демонстрации схем нефтетранспортного коридора конечная западная точка его упирается в нефтеперерабатывающий завод Лейне в Германии?

- Мы просто взяли самую дальнюю точку. Это пока абстрактно и необходимо лишь для того, чтобы возможно было проводить корректные сравнения экономической целесообразности того или иного варианта. Кстати, часть акций этого завода принадлежит тому же российскому «ЛУКойлу», который принимает участие в разработках азербайджанской нефти. И этот НПЗ, и Германия в целом, я думаю, будут рассматривать возможные варианты альтернативной поставки нефти. Так что, с одной стороны - это абстрактная точка, а с другой - мы «привязывались» к конкретному заводу, куда может поставляться прикаспийская нефть.

(К слову. Именно российский

«ЛУКойл» претендует и на солидный пакет акций Одесского НПЗ, суля за него 200 млн. долл. инвестиций. И, как сообщают региональные корреспонденты «ЗН», власти Одесской области весьма активно откликаются на предложение «ЛУКойла». Впрочем, это тема отдельной статьи.)

- То есть главная цель - проложить такие маршруты, чтобы нигде каспийская нефть не смешивалась ни с одной другой и не было никаких врезок в существующие нефтепроводы?

- Естественно, нужно сохранить качество нефти. Это очень важно.

От авторов. О многом другом, не менее важном, чем сохранение качества нефти, мы еще продолжим разговор с Валерием Шулико. Например, тогда, когда будет определено конкретно: что и за какие средства строится в порту Южном.

Презентуя украинский вариант транспортировки прикаспийской нефти в Европу 15 сентября членам парламентского комитета по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности, В.Шулико уточнил, что нефтепровод Одесса-Броды будет реверсным. То есть нефть можно будет качать через Украину как в Европу, так и из нее или через нее.

Депутаты внимательно слушали, во многом соглашались с оратором, и кое-кто уже вдыхал мнимые пары теоретических нефтепотоков, буквально захлестывающих Украину, опять же - теоретически или - пока теоретически... Но в конце презентации проекта один из них просто спросил: «А что от нас-то требуется?»

И тогда депутатам популярно объяснили, что требуется самая малость - включить в бюджет 1999 года даже не строкой, а «малюсенькой, но отдельной строчечкой» ... затраты на строительство нефтеперевалочного комплекса. Причем, В.Шулико подчеркнул, что нужно, мол, это не денег ради, а имиджа проекта ради...

Депутаты (кто насупился, а кто и улыбнулся) в ответ попросили Госнефтегазпром сформулировать свое предложение на бумаге...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК