Шульгины: история оживает...

17 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 17 февраля-24 февраля 2006г.
Отправить
Отправить

В нашем городе — тогдашнем Елисаветграде проживало семейство Шульгиных, давшее украинской революции начала прошлого века двух выдающихся деятелей — Александра и Владимира...

В нашем городе — тогдашнем Елисаветграде проживало семейство Шульгиных, давшее украинской революции начала прошлого века двух выдающихся деятелей — Александра и Владимира. Первый — министр иностранных дел УНР, второй — один из организаторов киевских студентов и гимназистов в защиту УНР от большевиков в начале 1918 года. Владимир, к тому же, родился в нашем городе. И хотя этот факт, благодаря исследовательской деятельности краеведа Владимира Босько, известен уже не первый год, более-менее активно используют его разве что общественные организации «Пласт», «Просвіта»; однако городские власти, озабоченные политическими разборками, не считают нужным достойно почтить земляка — героя Крут.

Опанас Михалевич, єлисаветградський приятель родини Шульгиних
Опанас Михалевич, єлисаветградський приятель родини Шульгиних
Опанас Михалевич, єлисаветградський приятель родини Шульгиних

Кто настоящий автор истории Елисаветграда?

Яков Шульгин работал контролером Государственного банка. Для него, историка и филолога, эта работа была вынужденной — нужно было кормить семью. Да и само прибытие в Елисаветград коренного киевлянина было вызвано тем, что, вернувшись из ссылки за участие в старой «Громаде», он не имел возможности работать по специальности. Хотя, как отмечает Владимир Босько, выбор этот не был случайным: тут жили его родственники, также давний знакомый, организатор местной ячейки «Громады» Афанасий Михалевич. Одним из председателей городской думы был Василий Шульга, со временем он же, но уже как Шульгин, упоминается в ипостаси члена строительной комиссии, занимавшейся возведением здания Общественного собрания. Гласным уездного земского собрания был Константин Шульгин, у которого, предполагает Владимир Босько, и жил Яков Николаевич с семьей, поскольку служебной квартирой, на которую имел право, он не пользовался, что зафиксировано в архивных документах.

О неравнодушии к общественной жизни и украинофильстве свидетельствует принадлежность Я.Шульгина к Елисаветградскому благотворительному обществу распространения грамотности и ремесел, в которое входили известные в то время в городе деятели образования и просвещения Николай Федорковский, Наталья Бракер, Павел Рябков, Александр Тарковский (отец знаменитого поэта и дед не менее знаменитого режиссера), архитектор Лишневский, один из владельцев машиностроительного завода Роберт Эльворти. Вместе с Афанасием Михалевичем они стояли у истоков «Товариства українських поступовців» (ТУП).

Яков Шульгин — историк по специальности, автор трудов, отдельные из которых до сих пор ценятся историками («Павло Полуботок, полковник чернігівський», «Нарис Коліївщини»), иногда подписывался «Я.Ш.» или «Л.Ч.». Последний вариант расшифровывается как «Любчин чоловік». Его жена — Любовь Николаевна Устимович, представительница одного из известных украинских родов, была женщиной просвещенной и обладала неоспоримым влиянием на своих четверых детей, двое из которых — Владимир и Николай — родились в Елисаветграде. По иронии судьбы именно в нашем городе длительное время находилась известная картина Василия Волкова «Петр I посещает в тюрьме наказного гетмана Павла Полуботка в 1724 г.», которую в свое время у автора приобрел Эльворти. После 1944 года ее следы затерялись, но этюд к ней, видимо, приобретенный вместе с картиной, до сих пор находится у одного из местных коллекционеров.

— Бесспорно, история семейства Шульгиных, столько сделавших для Украины, — подчеркивает Владимир Босько, первооткрыватель архивного материала, — заслуживает монографического исследования. Тот факт, что до сих пор его нет, видимо, объясняется тем, что многие документы (аттестат об окончании Киевского университета, выданный Якову Шульгину 13 сентября 1875 года, аттестат о службе его отца, Николая Шульгина, указ о подтверждении дворянства рода Шульгиных, формулярный список о службе Якова Шульгина, его свидетельство о рождении) находятся в Кировоградском областном государственном архиве и столичным исследователям неизвестны.

Хотя семья Шульгиных прожила в Елисаветграде всего шесть лет, Яков Николаевич, очевидно, оставил тут бесценный след. Как предполагает все тот же Владимир Босько, он, ученик Владимира Антоновича и Михаила Драгоманова, мог быть настоящим автором «Исторических очерков г. Елисаветграда», возвратившихся к потомкам под именем долголетнего городского головы Александра Пашутина. Свое предположение краевед основывает на том, что исторические очерки написаны весьма профессионально, а практика, заключающаяся в том, что образованные люди ради заработка готовят некие тексты, которые будут подписаны совершенно другими именами (она бытует и ныне), вполне могла существовать и в конце ХІХ века.

Шульгины возвратились в Киев в 1899-м, и только спустя четыре года Яков Николаевич получил разрешение преподавать русский язык и литературу в знаменитой Первой киевской гимназии. Его учениками были Михаил Булгаков, Константин Паустовский, Александр Вертинский, Игорь Сикорский...

Где похоронен Владимир Шульгин?

На этот вопрос любой, хоть немного интересующийся украинской историей, сразу ответит: на Аскольдовой могиле. Да, Владимир Шульгин был среди тридцати студентов, похороненных там. Это о них знаменитое стихотворение Павла Тычины, это на их могиле держал речь Михаил Грушевский, именно Владимиру посвятили свои воспоминания Людмила Старицкая-Черняховская и Сергей Ефремов.

Но в одном из прошлогодних номеров газеты Конгресса украинских националистов «Шлях перемоги» появилось сенсационное сообщение. Вместе с прахом Владимира родственники тайно перезахоронили на Лукьяновском кладбище в Киеве и прах его друга Науменко (кстати, вполне возможно, сына директора гимназии, в которой учился младший Шульгин). Они умерли, обнявшись, так и были похоронены, еще перед разрушением Аскольдовой могилы. Эта версия подтвердилась — в последнюю годовщину боя под Крутами состоялось перезахоронение. Теперь эта могила — одна из немногих с прахом погибших за Украинское государство в 1917—1921 годах.

* * *

Александр Шульгин, пребывая в эмиграции, незадолго до смерти написал воспоминания, в которых о нашем городе отзывался следующим образом: «Не всегда Елисаветград был пустынен в украинском отношении, не был он таковым и во времена пребывания там моих родителей. А в 80-х годах это был своеобразный, хоть и конспирированный, центр воспитания украинцев». Если мы будем уважать свою историю, сможем подтвердить эту характеристику и сегодня.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК