Не о цветах

08 марта, 2021, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Только ли женщины страдают от домашнего насилия?

Когда речь идет о домашнем насилии, сразу вспоминаются жуткие истории женщин, систематически избиваемых мужчинами.

В начале февраля в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект, которым предложено усилить ответственность за совершение насилия в семье. Вероятно, вскоре народные избранники проголосуют за эти изменения. Так что лица, прибегающие к насилию, будут трудиться от 120 до 140 часов на общественно полезных работах; наказание настигнет нарушителей в течение 6–25 месяцев; деньги от общественно полезных работ получат пострадавшие; нарушители могут быть арестованы на срок до десяти суток; административные дела о домашнем насилии будут рассматриваться без обязательного присутствия нарушителя.

Но, кроме физического насилия, в украинском законодательстве прописано понятие «психологическое насилие»: «Форма домашнего насилия, которое включает словесные оскорбления, угрозы, в том числе в отношении третьих лиц, унижение, преследование, запугивание, другие действия, направленные на ограничение волеизъявления лица, контроль в репродуктивной сфере, если такие действия или бездействие вызвали у пострадавшего лица чувство тревоги за свою безопасность или безопасность третьих лиц, послужили причиной эмоциональной неуверенности, неспособности защитить себя или нанесли ущерб психическому здоровью лица».

Не все могут адекватно оценить эту угрозу, списывая агрессивное поведение члена своей семьи на особенности характера или плохое настроение. Нередко за закрытыми дверьми на первый взгляд вполне благополучных семей происходят настоящие драмы, способные глубоко травмировать психику человека. Быть домашними тиранами могут и женщины, хотя в украинском обществе об этом не принято говорить.

«Среди всех пострадавших вследствие домашнего насилия в Днепропетровской области мужчины составляют 10–12%. Эта статистика неизменна и в целом по Украине, и по всему миру», — рассказывает инициатор проекта «Пани патронесса» Анна Карпеченкова. Эта инициатива объединяет активные женские организации Днепра по поддержке женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия. За девять месяцев существования в организацию поступило 68 обращений, два из них — от мужчин.

«Первый случай — 18-летний парень, пострадавший от домашнего насилия со стороны отца. Они страдают вместе с матерью. Практически всю жизнь он ощущал физическое и психологическое насилие. Его запрос был таким: защитите маму и меня, помогите мне переехать в общежитие. Парень — студент техникума, но не может получить комнату в общежитии потому что местный. Он хочет найти подработку, жить отдельно от отца, но очень боится за маму. Мы со своей стороны дали ему базовые стратегические знания, как действовать в той или иной ситуации. Они с мамой теперь знают, что в экстренной ситуации могут нам позвонить.

Второе обращение было от 64-летнего мужчины, проживающего в сельской местности Днепропетровской области. Он страдает от домашнего насилия со стороны сожительницы. Там происходит экономическое и психологическое насилие. Она отбирает у него деньги, кричит, ругается. Женщина создала такие условия, что под психологическим давлением он отдает ей свои деньги. Хотя это его дом, и они не женаты. Выгнать ее ему сложно, он чувствует вину, что она может оказаться на улице, поскольку ей некуда идти. Мужчина даже вызывал полицию, но заявление написать не решился. Когда он получил консультацию от нашего психолога, почувствовал себя более уверенно, понял, что не виноват в происходящем. И действия его сожительницы — это правонарушение. После этого обращений от мужчины не было», — поделилась своим опытом Анна Карпеченкова.

Еще один важный юридический аспект. Хотя домашнее насилие и считается одним из видов гендерно обусловленного, это не всегда так. Например, если взять возрастную категорию мужчин, то чаще всего это пожилые люди. Они страдают от действий не только жен, но и детей, внуков, братьев, других родственников. Мужчины преклонного возраста прежде всего страдают от экономического насилия, но бывает насилие и психологическое, и физическое. Например, ограничение передвижений. Закрыли старого человека в комнате и запретили ему оттуда выходить.

Насилие в отношении мужчин не такая уж и редкость, но домашнее насилие — явление слишком стигматизированное. Женщине, учитывая ее биологические особенности, труднее рассчитывать повлиять на мужчину с помощью физического избиения или запугивания, ведь мужчина от природы сильнее (но это не означает, что она не пытается этого делать). Еще учтем и культурную особенность нашей ментальности и жизненных реалий — финансовую зависимость «слабого пола» от мужчины по меньшей мере на период рождения и воспитания маленьких детей. Потому что эта функция, как правило, ложится в основном на женщину, которая в это время не имеет возможности развиваться профессионально, приобретать экспертность в своей отрасли и быть финансово независимой. К счастью, этот стереотип сейчас меняется, потому что все больше мужчин считают важным для себя быть более вовлеченными во взросление своих детей и разделяют многие обязанности с женщинами или вообще оформляют на себя отпуск по уходу за ребенком.

Мужчина может стесняться обращаться за помощью даже после того, как женщина осуществила против него физическое насилие. Она систематически бьет, а он не пытается это остановить и стыдится в этом кому-то признаться из-за тех же стереотипов маскулинности. На мужчин навесили социальный ярлык «ты мужик, ты сильный». Когда он обращается в полицию и говорит дежурному: «Примите у меня заявление, меня побила жена», полицейский просто смеется над ним. Поэтому масштаб этой проблемы сложно оценить.

Неспособность контролировать собственные агрессивные импульсы может быть присуща человеку независимо от пола. Это может быть проявлением эмоциональной неграмотности, элементарным неумением распознавать и выражать свои чувства конструктивно и своевременно, когда они еще не скопились так, чтобы вспыхнуть большим костром от малейшей искры. Это может быть выученное поведение, потому что в окружении, где развивался человек с детства, агрессивные проявления были нормой, и он не знает других средств реагирования, когда происходит нечто отличное от его ожиданий. Это также может быть проявлением смещенной агрессии: активно злиться на объект, который ее вызывает, опасно, и злость изливается на человека, не излучающего угрозу. Либо человек неудовлетворен собой, злится на себя и испытывает вину перед другими до такой степени, что не может удержать это в себе, и тогда, чтобы выдержать, вымещает эту агрессию на тех, кто рядом. И это далеко не все ситуации, когда психике трудно справиться с буквально затапливающей злостью. Такой человек действительно нуждается в профессиональной помощи психолога. Но в первую очередь это понимание, что проявление агрессии к другому человеку нарушает его физические и психологические личностные границы, а значит, является преступлением.

Как понять, что партнер совершает над вами психологическое насилие? Какими могут быть последствия систематического давления и как это предотвратить? На эти вопросы отвечает психотерапевт Центра психического здоровья и травматерапии «Форпост HELP» Олеся Ольховик: «В моей практике физическое насилие со стороны женщины встречалось крайне редко (возможно, из-за тех же стереотипов мужчин: страдать от насилия женщины и стыдиться в этом признаться даже себе, не говоря уж о запросе на помощь). Что происходило в тот момент с женщиной? Вероятно, из-за постоянных попыток подавить в себе ситуативную злость она дошла до некоторого пика (из-за мелочи, ставшей последней каплей), и разворачивается типично женский сценарий агрессии: она берет в руки сковороду (либо другое орудие) и бросается на своего партнера. Или выгоняет его из квартиры, и не важно, кому она принадлежит, кто и сколько в нее вложил, это — эмоциональный порыв обидеть и сделать больно. В таком состоянии женщины уже не могут «экологически» отреагировать на свое эмоциональное напряжение и нуждаются в профессиональной помощи: по меньшей мере в психоэдукации по разворачиванию эмоциональных процессов и реакций, лучше — в психотерапевтической работе, а возможно, и в медикаментозной поддержке.

Чаще всего я сталкивалась с психологическим насилием в отношении партнеров как со стороны мужа, так и со стороны жены. Но тут есть еще один нюанс. Женщины более склонны совершать психологическое насилие опять-таки благодаря особенностям воспитания женского стиля реагирования. Если мальчик кого-то ударит, то его скорее отругают, чем удивятся такому поведению или поддержат, если это действие будет оценено как справедливое. А если девочка так сделает, то ей скажут: «Как так можно, девочки так себя не ведут!». Таким образом девочкам еще с детства накладывается запрет на прямое проявление агрессии. Чтобы себя защищать и отстаивать свои интересы, им приходится учиться манипулировать — обижаться, не разговаривать, «надувать губки». В свою очередь у мальчиков может быть хуже с пониманием и определением своих чувств, потому что им с детства рассказывали, что нечего нюни распускать. Также общей для всех является проблема договоренностей о том, что для кого является важным и может ли партнер это удовлетворить.

Большей частью люди постсоветской эпохи не научены говорить о своих ожиданиях, потребностях и вообще просить о чем-либо без оттенка требования. Все ждут, что партнер или партнерша сами догадаются и сделают. Или не отработан аппарат распознавания своих настоящих потребностей. Например, мужчина может запрещать женщине общаться с другими мужчинами и очень резко реагировать на нарушение запрета.

Договоренность об этом может лежать в другой плоскости. Возможно, мужчина чувствует себя очень уязвимым и боится потерять жену. Здесь договоренность может касаться взаимного доверия. А еще полезно для мужчины разобраться с психологом в том, почему эта тема так мучительна для него и как можно себя поддержать.

Для женщины может быть характерной ситуация: он не помог сумки тяжелые донести, не вымыл посуду, не купил какое-то украшение, и она все это делает сама и испытывает глубокое недовольство. «Мне нужна помощь, давай распределим домашние обязанности», — это о честном договоре. А функция самопожертвования предполагает ожидание отплаты, которая обычно так и не наступает, потому что никто не знает цели и настоящей потребности. Сначала она отработает день, потом пойдет в магазин, притащит, как ломовая лошадь, сумки с продуктами, приготовит ужин на всех. А потом обижается, что ее не ценят. Иногда мужчина предлагает помощь, но женщина отказывается, аргументируя тем, что он сделает хуже. И все равно ожидает особой отплаты. А потом происходят нервные срывы, пассивная и активная агрессия в сторону мужчины. Это же касается и отдельных мужчин-манипуляторов, которые не решатся на физическое насилие, но «затиранят» жену другим способом. Не нужно манипулировать или шантажировать, если можно обо всем договориться. А договариваться надо тоже учиться всем, независимо от пола или возраста. Но для этого нужна смелость обеих сторон. Часто мы (и мужчины, и женщины) не можем вербализировать телесные и эмоциональные «пятна» внутри себя.

Психологическое насилие вызывает сильнейший дискомфорт в теле. Насилие — это всегда о нарушении наших границ, приводящем к неприятным ощущениям в теле, это может быть и боль в груди, например. Это признак насилия в случае, если у человека еще не утрачена связь с ощущениями. Еще одна подсказка — вас всегда считают в чем-то виноватым и культивируют чувство стыда. Это токсичное ощущение, которое очень истощает психику. Прямое психологическое насилие более или менее понятно: это оскорбление, унижение. Если говорить о пассивной агрессии, то это, скорее, о манипуляциях. Их не всегда можно своевременно распознать. Что имеется в виду? Оскорбления, молчание, бойкот, игнорирование. Так бывает, когда мы договариваемся, что делаем что-то вместе с партнером, но он не соблюдает договоренности. В итоге внутри семьи не получается опираться на договоренности, их просто нет.

Какими могут быть последствия психологического насилия? Теряется связь с собой, со своими ощущениями, размывается картина «Я», вера в себя, в свои суждения, в свою оценку ситуации, развивается зависимость.

При постоянном повторении такой ситуации утрачивается способность опираться на собственные ощущения, правила, свою систему ценностей. Не надо забывать, что сильнейшие удары по психике наносит не начальник на работе, а эмоционально значимые люди — родные и близкие. Если каждый день я сталкиваюсь с давлением человека, которого выбрал себе в партнеры, происходит разрушение личности. Это может приводить к сложным депрессивным, тревожным состояниям и другим психическим проблемам, которые уже нужно будет лечить.

Что делать, если вы не хотите разводиться? В идеале — составить брачный контракт, но в наших реалиях это еще не настолько распространенное явление и на это надо решиться. Второй вариант — пойти к семейному психологу, который выступит медиатором в вашем общении. Или каждому обратиться к своему психологу, который поможет решить ваши проблемы, также будет высвобождаться пространство и появится возможность слышать партнера и обсуждать собственные потребности. Третий — выводить в осознаваемую плоскость все недосказанности и обиды. Надо уметь говорить друг другу: «Стоп, что сейчас происходит? Давай обсудим проблему!».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК