МОДНАЯ БЕСЕДА В ОРАНЖЕВОМ ЦВЕТЕ

06 декабря, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 6 декабря-13 декабря 1996г.
Отправить
Отправить

Вечеринка, тусовка, party - под разными названиями это явление прочно вошло в нашу жизнь. Это, говоря п...

Вечеринка, тусовка, party - под разными названиями это явление прочно вошло в нашу жизнь. Это, говоря по-советски, мероприятие, посвященное какому-либо празднику, на котором, как правило, существует программа, обыкновенно состоящая из выступлений певцов и случайных модных показов. А если поводом для вечеринки становится сама вечеринка и мода из неизбежного гарнира превращается в смысл и наполнение праздника? Значит это «Оранжевая вечеринка Олеси Савенко», прошедшая в конце ноября во Львове. Почему оранжевая? Да потому что это цвет веселья и радости, шуток и смеха - да мало ли чего еще! Впрочем, эта вечеринка станет первой в целой серии «цветных». Но в этот раз безраздельно царил оранжевый. Этот цвет был во всем: в нарядах гостей, в мандаринах и апельсинах, в музыке и, самое главное, в настроении, атмосфере праздника (впрочем, тут во многом заслуга напитков фирмы «Тутти-Фрутти» и «Ван Пур» ). И создала это настроение мода. Автор, устроитель и организатор вечеринки модельер Олеся Савенко пригласила на нее лучших нетрадиционно мыслящих дизайнеров: одесситку Ирину Дратву, Виктора Григорьева из Донецка и москвича (впрочем, уже известного в Украине) Владимира Мандрикова. Показы коллекций гостей (и, конечно, хозяйки) задали тон вечеринке.

На следующий день мы вместе с Олесей, Ирой и Володей (Виктор не смог приехать во Львов, на вечеринке была лишь его коллекция) попробовали разобраться: что же это такое - авангардная мода.

- Как вы сами называете то, чем занимаетесь?

И.Д. Прежде всего я не хочу, чтобы то, что я делаю, называли авангардом. Авангард непременно несет в себе некое отрицание, разбивание стереотипов, разрушение канонов - словом, в нем есть пафос. А я просто занимаюсь нескучными вещами. И делаю это принципиально без пафоса.

В.М. Я вообще считаю, что авангардной моды нет, просто существует одежда для разных людей, разных слоев населения. Авангард - это перфомансы, какие-то конструкции - словом, то, что нельзя носить (а следовательно, не мода). А все, что хотя бы отдаленно носить можно, это уже просто мода, тем более что в наше время нет четкого разделения: это вещь haute couture, pret-a-porter или second hand. Я просто одеваю людей.

О.С. В том, что делаю я, по-моему, вообще практически нет никакой моды - ни авангардной, ни какой-либо другой. В отличие от Володи, который людей одевает, я их раздеваю, но, конечно, не в прямом смысле. Я пытаюсь отделить и отбросить все наносное и освободить самое начало, «ядрышко» человека, которое изначально существует, показав его без всяких наслоений, модных и немодных.

- Для моды это как-то слишком серъезно...

О.С. А мне кажется, что ни я, ни Ира - не знаю, как Володя, - модой и не занимаемся, потому что мода - это то, что носят люди, все люди.

И.Д. В общем-то, да, мода - это то, что носит толпа.

В.М. Ну нет, я не согласен! Просто существуют разные слои населения, и то, что один слой считает модой, другой слой так не воспринимает. Все зависит от того, на какой слой модельер работает. Делаю я коллекцию в стиле «техно» - это для клубной молодежи, вечерняя коллекция - для богатых клиентов и т.д. Так происходит везде, даже модельеры haute couture работают на рынок, но рынок рынку рознь. Одно дело штамповать огромное количество одинаковых маечек со строго определенной дырочкой на попе - для всех, а другое дело - работать так, как, скажем, дизайнеры фирмы «Diesel». Это тоже ширпотреб, но высокого уровня и каждая вещь у них интересна.

И.Д. В свое время я тоже поработала на массовый рынок. Я его узнала, просчитала, и мне стало просто скучно этим заниматься. Говоря по-школьному, я это «прошла».

О.С. А я это вообще не «проходила» - мне никогда не было, и, наверное, никогда не будет интересно этим заниматься.

В.М. Я раньше тоже делал авангард, но когда столкнулся с носибельной одеждой, понял, что для меня это делать сложнее, а, значит, интереснее. Хотя иногда мне хочется пошутить: вот недавно сделал несколько смешных моделек - их совершенно нельзя носить, там жуткий крой и так далее... Но до этого я выполнил несколько хороших заказов. Нельзя вдаваться только в производственные темы, но и нельзя полностью уходить в авангард. Должна быть золотая середина.

- Олеся, по-моему ты в жизни не продала ни одной своей вещи, никогда не делала носибельных коллекций и не работала на заказ.

О.С. А мне это и не нужно. Вообще для меня самой оптимальной средой существования был бы театр. То, что я делаю, понятно, мне кажется, любому человеку, к какой бы среде он ни принадлежал, так как заложено в каждом изначально. Но мне нужна не просто любая сцена, а театр юного зрителя, потому что туда приходят дети - еще свободные и незакрепощенные люди. Это мой идеальный зритель. И мне совсем не нужно, чтобы мои вещи покупали и носили. Видели - и хорошо.

- Всех ли устраивает такая модель существования?

И.Д. Мне нужно другое, но что - пока не знаю. Последний год я занимаюсь поиском приемлемой модели существования, и пока такая еще не нашлась. Но я не опускаю руки и вообще считаю, что главное качество модельера - это упрямство. А здесь я бы определила так: Олеся выступает в первую очередь как создатель зрелищ, а Володя реально работает как художник-модельер....

В.М. Мне кажется, что эти понятия нельзя разделять, потому что любому модельеру прежде всего нужно одно: когда его модель появится - неважно, на подиуме или на улице - это должно быть зрелище, шоу. Шоу из одной модели. В любом творчестве принцип остается один и тот же, вопрос лишь в том, что у людей немного разный взгляд на жизнь: человек либо романтик, либо прагматик, либо как-то оправдывает себя...

О.С. Видимо, я постоянно оправдываю себя. Есть певцы, которые поют себя, а есть, которые поют песню. Я когда-то хвастливо сказала, что вот я пою песню. На самом же деле, видимо, ошиблась. Люди у меня становятся не такими, какие они, возможно, есть на самом деле, а такими, какими я сама их хочу видеть. Я не пытаюсь узнать, что в действительности есть внутри человека, а леплю его, как мне нравится и кажется правильным.

И.Д. Но это нормально, ведь у художника должно быть право на высказывание. И оно у него есть хотя бы потому, что он художник.

- Осознаете ли вы, что ваше творчество всегда будет принято только небольшой частью общества?

В.М. и И.Д. (почти в один голос). Вовсе нет, ведь настоящий профессионал может делать все. К примеру, Лагерфельд в свое время одновременно делал свои довольно смелые коллекции и прекрасно работал для Штальмана - на массовую моду.

- Олеся, а ты как считаешь?

- А я не профессионал.

- Это значит, что ты так не можешь?

- Я просто так не хочу.

В.М. Произведения ни одного из дизайнеров никогда не будут носить все. Возьмем, к примеру, Соню Рикель. Она уже очень много лет делает свой трикотаж и известна во всем мире, но в этом году выпустила всего лишь свой 6000-й свитерок.

- Чем вы отличаетесь друг от друга, я уже поняла. А что вас объединяет?

О.С. Мы все хорошие люди - это объединяет. Нет, еще одно: мы все красивые. (Все улыбаются и согласно кивают. - прим. авт.)

И.Д. Вообще все люди, по большому счету, делятся на живых и мертвых. Самое главное быть живым, и все.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК