МИХАИЛ ТИВОДАР: «ДОКАЗЫВАТЬ, ЧТО ЗАКАРПАТЬЕ — УКРАИНСКОЕ ПО ДУХУ, НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ»

05 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 13, 5 апреля-12 апреля 2002г.
Отправить
Отправить

Прошло десять лет после самой горячей политической осени на Закарпатье. Осени, приведшей к первой ...

Михаил Тиводар
Михаил Тиводар
Михаил Тиводар

Прошло десять лет после самой горячей политической осени на Закарпатье. Осени, приведшей к первой и единственной отставке руководства области, осени, которая сделала такими привычными для нашего уха термины «сепаратизм», «русинизм», «автономия».

За эти десять лет мы стали другими. По-другому воспринимаются и проблемы, выводившие людей на баррикады в 1991 году. Некоторые из них утратили остроту, другие отмерли сами по себе. Одним словом, время само расставило все по своим местам. К разговору о нелегких процессах последнего десятилетия мы пригласили доктора исторических наук, профессора УжНУ Михаила Тиводара. Он — известный специалист по этническим вопросам на Закарпатье, автор единственного в Украине учебника «Этнология».

— Господин Тиводар, хочу поговорить с вами о явлении, уже более десяти лет существующем в нашем краевом политикуме. Многие называют его политическим русинством, кто-то — русинизмом, еще кто-то — русинским движением. При этом суть его не меняется: отрицание единства с украинством, претендование на роль четвертого восточнославянского народа и тому подобное. Где корни этого движения? Почему возникла эта проблема?

— Говорить об этом можно долго. Ответы на эти вопросы найдем в сложной и нелегкой истории Закарпатья. Закарпатские украинцы, которые были политически оторваны от основного украинского этнического массива, выжили, потому что сохранили свое этническое сознание как русское (русские люди, русский язык, русская вера и т.д.), то есть, используя современную терминологию, — украинское сознание.

Что это одно и то же, подтверждено в договоре 1649 года между Польшей и Казацким государством Богдана Хмельницкого, в котором тогдашняя Украина и украинцы назывались как «земля Русская», «народ Русский», «обычаи Русские». Производное от слова Русь самоназвание «русины» (сравним «Литва» — «литвины») сохранялось в Западной Украине до начала ХХ столетия, а на Закарпатье начало уступать самоназванию «украинцы» только в 20—30-х годах.

— Кто первым поднял на щит лозунг «отдельного народа»?

— Первым идеологом русинизма была венгерская власть, усматривавшая в контактах Закарпатья с остальными украинскими землями, особенно с Галицией, угрозу единству Венгрии. Именно поэтому политики и чиновники этого государства прикладывали невероятные усилия для мадьяризации закарпатских украинцев и создания из них отдельного угрорусского народа.

Включение Закарпатья в состав Чехословакии мало что изменило в этом вопросе. Хотя в 1919 году руководство республики признавало, что «русины на юг от Карпат — это один и тот же народ, что и русины Восточной Галиции», интересы государственной целостности заставляли правительственные круги и различные политические силы противопоставлять закарпатскому украинству местное московофильство и карпаторусинизм.

Третьей силой, поддерживавшей «карпаторусскость» как «общерусскость», была Российская империя с ее имперской идеологией и политикой «общеславянского единства». Кроме того, Россия повсеместно противостояла украинским национально-культурным и политическим движениям, так как видела в них угрозу самой империи.

Итак, и Венгрия, и Россия, и Чехословакия в существовании сознательного украинства усматривали угрозу своей целостности, а потому поддерживали московофильство, «общерусскость», угро-русинизм, карпаторусинизм, карпаторусскую народность как альтернативу пробуждению украинского национального сознания.

— Одним словом, все наши заклятые «друзья».

— Да, но был еще четвертый источник современного русинства — эмиграция из Закарпатья в Америку. На протяжении 1890—1914 годов эмигрировали около 225 тысяч русинов нашего края. Пол Магочи насчитал 700 тысяч американцев, имеющих хотя бы одного закарпатского предка. Потомки этих эмигрантов ориентировались на русинство своих отцов, но в течение четырех—пяти поколений утратили ощущение своей этнической обособленности. После Первой мировой войны американские русины приложили немало усилий, чтобы добиться лучшей судьбы для своей исторической родины.

Но если закарпатцы в течение конца ХIХ столетия — 30-х годов ХХ столетия двигались к украинскому национальному сознанию, их американские родственники оставались на уровне этнического сознания своих отцов-эмигрантов. Поэтому они не восприняли провозглашение независимости Карпатской Украины и не протестовали против ее оккупации Венгрией. Более того, отец Олас в 1940 году в письме из США к «Культурно-просветительному обществу Духновича» писал, что епископы Черняк и Виталий твердо стоят за венгерскую святостефановскую идею.

Вторая мировая война и послевоенные годы надломили этническое самосознание американских русинов настолько, что они во втором—третьем поколении забыли свой язык и упрямо отрицали, что являются украинцами. С 70-х годов у потомков закарпатских эмигрантов пробудился интерес к определению своих этнических корней. В 1978 году был основан Карпаторусский исследовательский центр США с целью распространения нового «русинского возрождения». Усилиями американских русинов и президента — основателя центра Пола Магочи эти идеи пришли в Украину, Словакию, Польшу, Югославию.

Основными инициаторами и вдохновителями новейшего русинства выступили американские организации. Стремясь установить свою этническую идентификацию и связать ее с историческими землями своих предков, они организовали ряд конференций, конгрессов, фестивалей. Развал системы тоталитаризма и демократизация стран Центрально-Восточной Европы создали благоприятные предпосылки для пропаганды неорусинизма.

Распад Югославии, Советского Союза создали у политиков некоторых соседних с нами стран иллюзию, что Закарпатье удастся присоединить к их территориям. Лидеры венгерских правых партий заговорили о возрождении святостефановского государства, начали широко пропагандировать русинизм. Такую кампанию проводили и чехословацкие политики и пресса, которые писали о незаконности воссоединения Закарпатья с Украиной, пропагандировали чехословакизм и политическое русинство. Венгерские и чехословацкие политики приезжали в наш край, выступали с антиукраинскими речами, расхваливали жизнь закарпатцев в составе их государств.

Особенно старались словацкие политические круги, главной целью которых была ликвидация украинского меньшинства в Словакии путем его переориентации на русинизм. У идеологов русинизма всех мастей появилась иллюзия, что удастся этнически переориентировать и значительное количество украинцев Закарпатья. На это надеялись и обрусевшие закарпатские маргиналы, враждебно относившиеся к возрождению украинского независимого государства. С 1990 года участились приезды в наш край заокеанских, венгерских, чехословацких, российских агитаторов карпаторусинизма, угро-русинства, промосковской «русскости» и прочехословацкого русинства.

— Тут ситуацией решили воспользоваться и местные политические круги.

— Конечно! Вдохновителями русинского движения в Украине выступили коммунисты, которые, теряя власть и стремясь предотвратить распад Советского Союза, создавали контролируемые ими организации. Это подтверждается публикациями коммунистической прессы, материалами сессий облсовета, организованными обкомом и райкомами пропагандистскими акциями. Уже в независимой Украине многие бывшие работники обкома КПСС, обкома комсомола и областного совета поддержали русинизм и автономию Закарпатья.

— Был ли широким круг приверженцев политического русинства?

— Широкой народной поддержки «Общество карпатских русинов», да и все русинское движение не имели. Они насобирали около сотни приверженцев из старых русофилов, местных и приезжих маргиналов, о которых венгерская народная традиция говорит «феле модьор, феле товт» (полумадьяр, полусловак), то есть из «угроязычных» и «русскоязычных русинов». Именно они преобладали на учредительной конференции «Общества», из них были избраны первый председатель и секретарь.

— Скоро исполнится 12 лет с начала официальной деятельности политического русинства на Закарпатье. Какую эволюцию вы прослеживаете за этот период?

— Русинство эволюционировало в зависимости от ориентации его лидеров на финансовую поддержку Будапешта, Праги, Братиславы или Москвы. Если же финансовая поддержка ослабевала или прекращалась, ориентация на одну из столиц считалась малоперспективной. За это время оно прошло путь от общественно-культурной организации до общественно-политической и далее — до откровенно политического движения.

Эволюционировала и ориентация «Общества»: от американо-венгерского вектора Пола Магочи до чехословакизма, а от него — до ориентации на современную Москву. В последние полтора-два года начал брать верх карпаторусинизм автохтонного направления.

— Вы часто вспоминаете имя Пола Магочи. Почему именно он стал генератором этой давно забытой идеи?

— Магочи — типичный этнический маргинал, которому сложно идентифицировать свою национальную принадлежность. Его отец — венгр, мать — украинка (русинка).

Научные исследования Магочи начинал как украинист, потом он столкнулся с угрорусинством в составе венгерского святостефановского государства. Разрабатывая теорию американских переселенцев из Закарпатья, Магочи поставил себе цель возродить русинство на исторической родине.

Выступления на различных форумах убеждают, что его амбиции простираются далеко. Я полностью согласен с нашим земляком профессором Чикагского университета В.Маркусем, который писал: «Базу украинской кафедры Магочи использовал уже с самого начала для развития личных амбиций не только «ученого», но и псевдополитика... Он кому-то говорил, что будет тем для «русинов», кем стал Грушевский для украинцев».

На определенные раздумья наталкивает и то, что фамилия Магочи засветилась в списке агентов чехословацкой службы безопасности. Определенные подозрения вызывают и его визиты на Закарпатье в коммунистические времена и выступления на партийных активах в сопровождении работников КГБ.

— Какими научными аргументами оперируют приверженцы русинизма?

— А никакими! Несколько характерных примеров. В 1996 году в интервью «Новинам Закарпаття» Магочи заявил: «Есть и такие, которые говорят: «Мы — русины, отдельный народ». Кому это вредит? Почему бы не предоставить им такие же права, которые имеют в Украине поляки, россияне, татары?» Корреспондент Я.Ядловский отмечал, что никогда не было «русинского» языка. Был «русский», то есть украинский. На это Магочи ответил: «Не было, а теперь есть, потому что есть люди, которые хотят именно так называть свой язык».

Нет необходимости дискутировать с такими «научными» доказательствами. Чтобы читатель убедился в их абсурдности, приведу хорошо известный этнологам факт. В условиях начала распада Югославии была проведена перепись. При этом, протестуя против этнического раздора, около 15 тысяч граждан под влиянием агитации интеллигенции записали себя марсианами. Пользуясь «доказательствами» Магочи, почему бы их язык не признать «марсианским», а родину — планетой Марс?

— Какие аргументы противников политического русинства?

— Их великое множество! Но основной — вся традиционная культура украинцев (русинов) Закарпатья. Доказывать, что она украинская по содержанию, форме, эмоционально-психологической направленности и этнонациональному духу, не нужно. Отрицают это только наши этнические маргиналы, политически и культурно ориентированные на соседние государства, и политики тех стран, которые надеются на раздел Украины.

— Почему рядовые закарпатцы равнодушны к политическому русинству?

— Причин несколько. Главная из них: украинцы Закарпатья впервые в своей истории почувствовали себя принадлежащими к государствообразующему этносу. Реабилитация и увековечение событий Карпатской Украины лишний раз подчеркивает нашу причастность к процессу создания Украинского государства. У закарпатцев высокий уровень национального сознания, исторически сформировавшегося на основе системы общеукраинской традиционной культуры и потребностей национального освобождения.

Во-вторых, возникло большое подозрение, что поддерживаемое иностранцами политическое русинство стремится отделить Закарпатье от Украины. Наученные историческим опытом, украинцы Закарпатья помнят, что в составе чужих государств были лишь «быдлом», «вонючими русинами», «бандеровцами» и тому подобное. Кроме того, лидеры русинизма не выдвинули ни одной концепции развития Закарпатья. Это горстка политиканов, занимающихся саморекламой и поисками собственной финансовой поддержки.

— О чем свидетельствуют социологические опросы по указанным проблемам?

— Их проводилось не так много. Эти исследования легли в основу кандидатской диссертации молодого научного сотрудника Михаила Зана, дающего им обстоятельную характеристику. Вот данные опроса среди студентов Ужгородского университета в марте—мае 2001 года. Были опрошены 315 студентов исторического, филологического, инженерно-технического и физического факультетов. На вопрос об этнической самоидентификации 88,27% назвали себя украинцами, 4,77% — русскими, 4,14% — венграми, 1,27% — русинами, 1,55% — чехами, словаками, румынами, а один провозгласил себя космополитом (гражданином мира).

— Вы глубоко изучаете этнические процессы на Закарпатье. Можно ли выделить какие-то основные черты закарпатской ментальности?

— Видимо, стоит уточнить именно понятие «ментальность». Его толкований немало. Менталитет — это мировосприятие и мироощущение, психический состав и мировоззрение, оценки и самооценки, взгляды и представления отдельных людей, социальных, профессиональных, территориальных, государственных, этнографических и этнических сообществ.

Говорить о сборной ментальности, присущей всем мозаичным составляющим украинцев Закарпатья (гуцулам, бойкам, долинянам и лемкам), довольно сложно. Приверженцы политического русинства, не находя доказательств обособленности, заговорили о «национальной и социальной психологии закарпатцев», «центральноевропейском культурно-психологическом менталитете», «дунайском менталитете», «автономистском менталитете закарпатцев» и тому подобное.

Говоря о лояльности к политической власти и автономистских стремлениях, по сути они ничего нового не придумали. Только повторили определение угроруса О.Бонкала, усматривавшего в 1940 году в ментальности украинцев Закарпатья лишь верность венгерской родине. Дескать, закарпатцы всегда считали себя венграми и протестовали, если о них говорили как об отдельной нации.

Я назову только те ментальные черты закарпатских украинцев, которые считали основными О.Духнович, О.Бонкало, Ф.Потушняк и Й.Шелепец. Это архаично-сентиментальный характер, мечтательность, наивная честность, склонность поддерживать тех, кто лучше сыграет на его чувствах, богобоязнь, гордость за свое этническое «я» и свою культуру, смирение, трудолюбие, законопослушность, уважение к власти.

Эти общие черты по-разному проявляются у гуцулов, бойков, лемков и долинян. Указанные исследователи отмечают такое отличие: гуцулы — аристократы гор, активные, предприимчивые, настойчивые, трудолюбивые, непритязательные, любят свой край и своих родных, смелые, не боятся смерти, индивидуалисты, наивны и доверчивы. Тогда как бойки — доброжелательны, надежны, услужливы. Скромные, демократичные, вспыльчивые и склонные к дракам, способные ко всякой ручной работе, трудолюбивые, но не перетруждаются. По характеру они пассивнее гуцулов, легко смиряются со своей судьбой.

У лемков холодный жесткий взгляд, вялая и неуверенная походка, они самолюбивы, не такие услужливые, как бойки, трудолюбивы, быстро полонизируются и словакизируются. Долиняне — нерешительны, потому что еще не пришли к окончательной мысли о своей принадлежности к венграм, переняли от мадьяр многое из материальной и духовной культуры, с готовностью приспосабливаются к венгерской культуре, религиозные, трудолюбивые, законопослушные, относятся к венграм, как к панам.

Расхождения в ментальности этих групп украинцев Закарпатья очень заметны, поэтому их общая ментальность размыта. В общих чертах она хорошо вписывается в общеукраинскую. Пропагандируемый лидерами русинизма «врожденный центральноевропейский менталитет» украинцами Закарпатья воспринимается как венгерский. А по материалам Федора Потушняка, мадьяры — паны, телесно более слабые, чем украинцы, вспыльчивые, склонные к гулянкам и дракам, не придерживаются постов, не уважают Бога, сквернословят, поэтому во многих украинских селах безбожного человека называют «мадьяром». Сравнив приведенные черты, едва ли стоит говорить о «врожденном центральноевропейском менталитете» закарпатцев.

— Мы говорили об этнических маргиналах из смешанных семей. Но встречаются люди, которые не любят свою нацию, хотя и имеют однонациональное происхождение. Что говорит об этом этнология?

— Такие лица называются культурными маргиналами. Как правило, они воспитаны не на традициях этнической культуры, а на стыке культур и не имеют глубокого национального чувства. Народное творчество, песни, фольклор на психологическом уровне они не воспринимают. Да, история Закарпатья знает такое явление, когда представители интеллигенции еще не чувствовали себя мадьярами, но уже не хотели быть русинами, потому что воспитывались на венгерской культуре.

Маргинальна по сути американская культура. Ее самое уязвимое место — отсутствие традиций. Поэтому американцам присуща поверхностность, внешние эффекты, неустойчивость к влияниям изменений среды. Если сравнить психологию американцев и немцев, то мы увидим большое различие. Так же сильно будем контрастировать и мы.

К сожалению, при коммунистическом режиме на Закарпатье продуманно уничтожалась традиционная культура, насаждалась новая, советская, маргинальная по сути. Вспомните шлягер «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес — Советский Союз». Для культурного маргинала не имеет значения, что праздновать: христианскую Пасху, еврейский Песах или коммунистический День Октябрьской революции. Для него важно не содержание, характер, символика праздника или обряда, а практическая потребность в психологической разрядке — погулять.

Большую роль в маргинализации играют современное украинское телевидение и радио. Они формируют культурных маргиналов, со временем становящихся этническими.

— Сегодня часто говорят о многонациональном Закарпатье. Действительно ли можно так говорить, исходя из мировой практики? Ведь в таком случае однонациональным не будет ни один город или регион на планете?

— Нельзя говорить о Закарпатье как о многонациональном крае, если украинцы в нем составляют почти 80%. Нужно говорить об украинском Закарпатье, в котором наряду с украинцами проживают национальные меньшинства венгров, румын, словаков, немцев и представителей других этнических групп.

— Почему среди нацменьшинств вы не назвали русских?

— Потому что это мигрантская группа, пока не укоренившаяся в Закарпатье. Часто эти новые переселенцы не считают наш край своей родиной, политически и культурно ориентируются на Россию, не хотят интегрироваться в украинское общество, с легкостью переезжают в новые регионы или даже страны. Вот уже их правнуки, надеюсь, интегрируются и будут чувствовать себя как дома. Так, как, скажем, закарпатские румыны, которым здесь хорошо и выезжать куда-либо они не собираются. Они интегрированы в украинское общество, хотя и сохраняют свое национальное самосознание и традиционную культуру.

Полностью одноэтнических государств в Центральной Европе нет, за исключением Польши, в которой 98% населения — поляки. По международным стандартам, все европейские страны, в которых государствообразующий этнос составляет 75%, считаются однонациональными. И Украина в целом, и Закарпатье в частности полностью подпадают под статус однонациональных. Проблему многонационального состава Закарпатья нагнетают политики определенной политической ориентации и поддерживают соседние государства в своих интересах.

До абсурда доходил тезис о ста национальностях, проживающих в нашем крае. Перепись 1989 года проводилась тогда, когда на Закарпатье служили десятки тысяч военных из всего Советского Союза. Поэтому там можно было встретить, например, несколько бурятов, чукчу или эвенка, которых причисляли к «многонациональному» составу Закарпатья.

— И в завершение нашего разговора: какова перспектива политического русинства на Закарпатье?

— Русинское движение как этнографическое и политическое не имеет какой-либо перспективы. Наличие Украинского государства будет способствовать дальнейшей интеграции украинской нации не только политически, но и культурно. Культурно-бытовые отличия между регионами Украины, субэтносами и этнографическими группами украинцев будут и должны быть, потому что их наличие делает этнос самодостаточным во внутрикультурном диалоге. Пример этого — как казацкая песня распространилась на Закарпатье, а закарпатская стала общеукраинской. Это ликвидирует потребность нации в маргинальных культурных заимствованиях извне.

На уровне политиканства русинизм будет подпитываться до тех пор, пока те или иные политические силы будут видеть в нем пользу для себя. А во-вторых, почему у нас так много партий, движений, организаций? Потому что они позволяют отдельным личностям, стремящимся к признанию, стать лидерами этих партий и удовлетворить свои амбиции. Часто это нужно оценивать именно так. Почему русинские общества раскололись на десятки? Потому что все хотят быть вождями!

Человек — существо эмоциональное и в более чем 90% своих поступков руководствуется эмоциями. Так будьте интеллектуалами, прислушивающимися к разуму.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК