КУПЕЙНЫЙ РОМАН

10 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 1, 10 января-17 января 2003г.
Автор
Отправить
Отправить

Говорят, что под Рождество случаются самые невероятные истории. Сбываются желания, находятся клады и рукописи (все, учтите, безвозвратно потерянные), и, что самое интересное, счастья становится ощутимо больше...

Автор

Говорят, что под Рождество случаются самые невероятные истории. Сбываются желания, находятся клады и рукописи (все, учтите, безвозвратно потерянные), и, что самое интересное, счастья становится ощутимо больше. Вот, к примеру, одна рождественская история — впрочем, абсолютно реальная и даже злободневная, поскольку произошла она на фоне новогодне-рождественского билетного кризиса. Я имею в виду кризис с железнодорожными билетами, которые обладают катастрофическим свойством куда-то пропадать во время новогодних праздников, в то время как редкие обилеченные счастливчики тусуются в пустых купе и малонаселенных плацкартных вагонах.

В общем, когда 3 января некая киевлянка с романтическим именем Ксения пришла в железнодорожные кассы, билеты вымерли, как динозавры, и, заметьте, на все направления вплоть до 10 января. Выехать куда бы то ни было не представлялось возможным. Траурной дымкой неосуществленного желания покрылось Рождество у питерских друзей, о котором Ксения мечтала весь тяжелый трудовой декабрь. Попасть в город на Неве через Москву или Минск тоже не удавалось, поскольку билетов не было ну просто никуда. Очевидно, таким образом местные власти подогревали патриотизм и без того сознательных киевлян.

В итоге кроме Рождества в Киеве Ксении ничего не светило — можно было, конечно, взять СВ, но комфортнейшее место в спальном вагоне оказалось нашей героине не по карману, а любимые плацкартные и купейные места вымерли как класс. Напрасно Ксения с трогательными придыханиями в голосе рассказывала сотруднице железнодорожных касс, как ей нужно попасть в Петербург, и даже пыталась просунуть в окошко шоколадку — та была неумолима. Тяжело вздохнув, наша героиня стала медленно отходить от кассы, как вдруг за ее спиной раздался приятный мужской голос.

«Девушка, вам нужен билет на Питер? — спросил невесть откуда взявшийся незнакомец. — У меня как раз есть». «СВ, наверное», — скептически заметила Ксения. «Обижаете, купе», — ответил тот. Едва веря своей удаче, счастливица вырвала билет из рук у так кстати подвернувшегося пассажира, лихорадочно сунула ему деньги и, мимоходом взглянув на минутного собеседника, устремилась к выходу. Кроме билета, ее в данный момент ничего не интересовало.

Когда утром 5 января Ксения с сумкой наперевес вошла в свое купе, у окна вырисовалась знакомая фигура. Это был тот самый «добрый волшебник», который продал ей купейный билет. Молодой человек вполне симпатичной и интеллигентной наружности сидел, тоскливо уставившись в окно и нервно теребя занавеску. «Явно будет болтать всю дорогу», — недовольно подумала Ксения, предпочитавшая панибратским разговорам со случайными попутчиками книгу и сладости. Но молодой человек оказался на редкость молчаливым: он траурно вздохнул, задернул занавеску и за весь отрезок пути до украинско-белорусской границы не сказал ни слова. Впрочем, нет, он представился и оказался Глебом.

Как только поезд выехал за пределы Украины, у непредусмотрительной Ксении, вовремя не позаботившейся о роуминге, сел мобильный телефон. Собственно говоря, мобилкой — атрибутом процветающего класса — наша героиня обзавелась совсем недавно, и то только потому, что в ее съемной однокомнатной квартире не было телефона. Поэтому она и не знала, что за пределами Украины мобильный телефон неконтрактных абонентов не ловит сеть. Напрасно она трясла свой «Nokia», нажимала на разные непонятные кнопки, включала и отключала и даже панически пыталась нащупать в сумке куда-то запропастившуюся подзарядку. «У вас роуминга нет… — внезапно отверз уста мрачный и молчаливый Глеб. — Хотите, звоните из моего». «Попробую», — благодарно отозвалась Ксения.

Разговор развивался с лихорадочной быстротой. От обсуждения свойств мобильных телефонов попутчики перешли к достопримечательностям Петербурга: дворцам, книгам, пиву «Невское» и неподражаемой селедке «Динабург». Оказалось, что все это Глеб знал в совершенстве. В Гомеле он разоткровенничался и рассказал Ксении, что проданный ей билет предназначался для неверной невесты, которая перед самой поездкой сообщила жениху «пренеприятное известие». Оказалось, что ее интересует не Рождество с Глебом в Петербурге, а январский уик-энд на одном из горнолыжных курортов Андорры и, конечно, в другой, более презентабельной компании. «Невскую Пальмиру» беглая невеста считала старьем, а пивом «Невское» просто брезговала. В итоге Глеб все-таки поехал на Рождество в Питер, но не ради приятных впечатлений, а чтобы развеять грусть-тоску. А билет невесты продал Ксении. Такой вот получился у него вояж.

Существует распространенное и в общем-то верное мнение, что поездные попутчики — случайные люди и у купейного флирта нет будущего, как и у курортного романа. Это, конечно, так, но под Рождество приведенное выше «золотое» правило иногда дает сбой и случаются самые необыкновенные вещи. Вот так и произошло с нашими героями. На печальной памяти станции Дно, где Николай II отрекся от престола и которая уже только поэтому не предвещала Ксении ничего хорошего, Глеб предложил собеседнице ряд совместных питерских мероприятий, в том числе и поездку в Царское село. «Поедем в Царское село, свободны, веселы и пьяны!» — тут же процитировала Ксения, уже давно предусмотрительно запасшаяся стихами на все случаи жизни. «Там улыбаются уланы…» — радостно продолжил Глеб.

В Петербург они приехали в самом идиллическом настроении. Купейный флирт превращался в рождественский роман. У питерских друзей Ксения разве что ночевала, а потом и ночевать перестала, аморально поселившись в гостиничном «дабле» Глеба, — благо, пустовало место беглой невесты. Пива было выпито немерено и примерно столько же съедено селедки. Из нежно любимого Ксенией питерского магазина «Книжный дом» исчезла ценнейшая продукция. Театральные билетерши долго еще с умилением и слезами на глазах вспоминали безумную парочку, не вылезавшую из храмов Мельпомены. Были обрысканы все питерские кондитерские — от «Норда» до «Египетских сладостей». Если после отъезда Ксении и Глеба в Северной Пальмире что-то и осталось, то разве только какие-нибудь непристойные диетические блюда — к примеру, морская капуста или там… мюсли. Эти «дары природы» Ксения терпеть не могла.

«Ну что же дальше? Хеппи-энд, свадьба? — скептически заметит какой-нибудь презирающий рождественские истории читатель. — Быть такого не может…». Автор этой статьи, конечно, тертый калач и в «жизнь в розовом» верит с трудом. Но иногда верить в нее приходится. Особенно в Рождество. Ведь именно в рождественские праздники находятся друзья, трепетно любимые домашние животные, а также — мужья и жены. И даже в поездах. Особенно если эти поезда идут в Петербург. А такой поезд у нас в Киеве только один. 53-й. В общем, как пел Остап Бендер, «закройте вашу книжку, допейте вашу чашку, дожуйте ваш последний бутерброд, возьмите и продайте последнюю рубашку и купите билет на пароход». Не на пароход, друзья. На поезд. №53, Киев—Санкт-Петербург...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК