Цена ракет

14 января, 2011, 12:37 Распечатать

Дорога из Нью-Йорка на Монреаль идет через Платтсбург, городок близ канадской границы — в начале 60-х здесь в лесах располагались шахты «Атласов», нацеленных на Украину...

Дорога из Нью-Йорка на Монреаль идет через Платтсбург, городок близ канадской границы — в начале 60-х здесь в лесах располагались шахты «Атласов», нацеленных на Украину. Будь во время Карибского кризиса президентом не Кеннеди, а Трумэн или Рейган — вряд ли я писал бы эти строки, а вы читали газету…

Это миф, что до высадки американцев на Луну СССР лидировал в ракетной технике. Первым на боевое дежурство встал «Атлас Д» на базе Вандерберг 31 октября 1959 г., а две Р-7 Королева — 15 декабря 1959 г. (по другим данным, ракетная часть под командованием полковника Г.Михеева заступила на боевое дежурство в Плесецке 1 января 1960 года). Но ракета была «сырой», ее испытательные пуски на Байконуре шли до июля, и лишь 12 сентября 1960 г. комплекс Р-7А приняли на вооружение.

В итоге осенью 1962 г. в ответ на советские ракеты среднего радиуса на Кубе США привели в боевую готовность тысячи стратегических бомбардировщиков и около 180 МБР «Атлас» и «Титан». Плюс 105 БРСД: в Англии 60 «Торов», а в Италии и в Турции соответственно 30 и 15 «Юпитеров» (дальность 2400 км, подлетное время 5—10 минут, боеголовки в 1,5 мегатонны). С базы в турецком Измире «Юпитеры» накрывали Москву, Ленинград и Куйбышев. Плюс 144 «Полариса» на подлодках. И до сотни оперативно-тактических «Редстоунов» в Германии.

Позиции ракет на Кубе уничтожались одной бомбой. Это было лишь вопросом решительности президента. После чего у СССР оставалось два полка янгелевских Р-16 (два с лишним десятка ракет) и столько же королевских Р-7 с открытыми стартами, расположение которых американцы великолепно знали. Согласитесь, неожиданно. Как же, первый спутник, второй спутник, Стрелка-Белка, первый человек в космосе, лучшие в мире ракеты!

Американцы занялись ракетами, лишь получив сведения о русских испытаниях. Только в 1955 г. Эйзенхауэр дал им высший приоритет. С большим скрипом разрешили делать свою ракету не только ВВС, но и армии. В феврале 1956 г. было создано армейское агентство баллистических ракет. Именно 2 февраля Р-5М Королева (подарок ХХ съезду КПСС…) доставила ядерный заряд в Приаральские Каракумы... Через год, в марте 1957-го,
на первые испытания вывезли Р-7, ракету под 300 тонн массы! Тем не менее на дежурство американские МБР заступили раньше — были они лучше и было их больше…

Сказались два фактора. Во-первых, как боевая ракета «семерка» была никудышней. Она требовала огромного старта — на Байконуре объем земляных и бетонных работ на «единичке» составил миллион кубов! В глухой степи. Для развернутых ракет нужен был кислородный завод. Ракета не могла долго стоять заправленной, зато долго готовилась к пуску и совершенно не годилась для массового развертывания, но других ракет пока не было. К 1961 г. смогли построить всего четыре старта. Нацеливали «семерки» на Нью-Йорк, Вашингтон, Чикаго и Лос-Анджелес, правда, на боевом дежурстве они стояли недолго.

Однако главным фактором было превосходство американской промышленности, позволившее в сжатые сроки опередить СССР (затем это повторилось и в космосе). Осенью 1962-го США могли гарантированно уничтожить опасный и непредсказуемый Советский Союз, понеся относительно небольшие по советским меркам потери. Вместо этого они с 1962-го по 1966 год построили более тысячи шахтных пусковых установок для МБР (ШПУ), а это мера вообще-то оборонительная, рассчитанная на ответный удар по агрессору…

И СССР, спровоцировав гонку ракетных вооружений, втянулся в новый ее виток. Кстати, пишут, что размещение ракет на Кубе было вынужденной мерой в ответ на размещение американских ракет в Европе. Но советские бригады с ракетами средней дальности первыми заступили на боевое дежурство! Причем два дивизиона 72-й инженерной бригады РВГК были размещены в декабре 1958 года близ Фюрстенберга, в 80 километрах от Берлина! Четыре ракеты были нацелены на Англию — не на «Торы» (первую ракету ВВС Великобритании получили лишь в сентябре того года), восемь на Париж, остальные — на Брюссель, Бонн и Рурскую промышленную область.

В начале 70-х в СССР насчитывалось более тысячи ШПУ. И здесь стоит коснуться второго мифа — о дешевизне нашего оружия. Так ли это? Деньги, если это не звонкий металл, есть некая договорная единица меры стоимости, всеобщий универсальный эквивалент. И трижды условны они были при советском строе принудительного труда, нищеты, карточек и разнарядок. Их вообще хотели отменить, пока не осознали важную роль в учете и контроле, без чего социализм не построишь (см. соответствующий постулат Ильича).

Да, стоимость труда, выраженная в советских дензнаках, могла быть невысокой. В колхозах, к примеру, работу в трудоднях, а не в рублях мерили. Рабам деньги не нужны. Увы, обратной стороной медали стала известная неэффективность рабского труда. Абсолютно все невыгодно было производить в СССР! Даже хлеб покупали у заклятого врага. Так почему же оружие должно быть исключением?

Энный объем работ требует энного количества труда, и неважно, строите вы автомобили или ракеты. Но труд труду рознь. У американцев расходы на зарплату порой превышают 50% себестоимости, а в СССР обычно и 10% не достигали. Да и в РФ, согласно официальной информации Федеральной службы по тарифам, в структуре цены ракеты «Тополь-М» фонд заработной платы не превышает 7%. Однако низкая зарплата практически эквивалентна низкому уровню технологий, а значит, малой производительности, высоким трудозатратам, энергозатратам, расходу материалов и времени. А также низкому качеству продукции…

Можно рыть котлован лопатами и тачками, а можно экскаваторами и самосвалами. Можно загнать конструкторов в тюремные шараги, а можно платить им приличные деньги. Второй способ приводит к цели быстрее и дешевле, дает лучшую продукцию, да и людей надо меньше, народ не так напрягает силы. Понятно, что во времена холодной войны, когда «продукция» шла большими сериями, разрыв был меньшим, но все же многократным, и на постройку ракет нам требовалось куда больше рабочих рук.

Ракетчики оправдываются, мол, США потратили на лунный проект 25 млрд. долл., если бы нам дали столько, то... То ничего не вышло бы. Всему есть предел, в том числе и возможностям страны и народа. Ну, были бы деньги, и что с ними делать, когда уже не хватало рабочих, ученых, специалистов? Американцев нанимать, что ли, если свои уже все заняты? У нас даже уборщиц не хватало.

И это еще не все. Странно, но в США централизованное руководство в этой сфере имелось (НАСА лучший тому пример), а у нас силы и средства распылялись. На стапелях стояло сразу несколько типов кораблей одного класса, проектов подлодок было во много раз больше, чем у американцев, то же самое касалось ракет. В итоге на красный космос работало 800000 человек, тогда как в США, в разгар лунной гонки, когда осуществлялся грандиозный проект «Аполлон», — вдвое меньше. Число занятых на постройке наших ШПУ достигало 650 тысяч, а всего в «оборонке», то есть в чисто военных отраслях промышленности работало 8 млн. гражданских специалистов и 130 тыс. военпредов. По разным оценкам, военный бюджет составлял от 40 до 60% бюджета огромной страны! Так ведь и «мирные» министерства наполовину работали на военные заказы.

Если искаженная советская система ценообразования вкупе с невозможностью объективно рассчитать реальный курс рубля к доллару создавала видимость невысоких затрат на производство военной техники, то на самом деле по напряжению экономической системы они были куда выше западных. Нет, не было и быть не могло дешевого оружия в СССР!

Да, содержание армии обходилось недорого, она была весьма непритязательной. ХБ, шинелька, кирзачи, перловка — и три рубля в месяц денежного довольствия рядовому составу. Офицеры получали не больше инженеров, зарплата которых была притчей во языцех и предметом насмешек всей страны. Но оружие!? Те же ШПУ мы строили на раздолбанной технике, с огромными усилиями и страшными затратами сил и средств. Каждую зиму в нашу центральную часть под Москву свозили на ремонт эшелоны разбитых машин — со всей необозримой страны. В нормальной экономике дешевле было бы сдать этот хлам в металлолом и купить новые машины. Но наша экономика не была нормальной.

Почему били машины? Американцы ставили ракеты группами, в позиционных районах, в благоприятных для земляных работ условиях южной страны. Мы же разбросали старты от Беларуси до Якутии и от Мурманска до Украины. В непролазной тайге, среди болот и сопок, вдали от дорог. У американцев строили фирмы с классным оборудованием и профессиональными рабочими, у нас 18-летние военные строители, едва научившиеся азам и без всякой заинтересованности в производительности и качестве труда, в бережном отношении к технике и материалам (которые еще и разворовывали).

Так в какую цену встал нам ракетный паритет с Америкой!? Я даже не о деньгах. А если о них, то шахта для МБР обходилась США в 10 млн. долл., а СССР якобы в 4 млн. руб. Причем не для огромных янгелевских Р-36, которые стали на дежурство в Хакасии, в глухой тайге, с колоссальными затратами, а для легких челомеевских «соток». Но стоимость самих 8К84 составляла в среднем 5 млн. руб. (как два 75-квартирных дома), да головная часть стоила не меньше самой ракеты. И как сравнить миллионы рублей и долларов? Задача трудная. Слишком разный строй. В Америке деньги решают все, а в СССР порой не значили ничего, и за ящиком водки жаждущие могли проехаться на вездеходе, а то и слетать на вертолете за сотни километров! Так сколько стоила бутылка!?

По советскому курсу доллар равнялся 61 копейке, но это не значит, что американская ШПУ стоила 6 млн. руб., в полтора раза дороже нашей. Что, впрочем, было бы вполне естественно, учитывая разный уровень условий обитания и комфорта этих шахт. Американский солдат привык к удобствам, знаете ли. Но рубль не был конвертируемой валютой, официальный курс являлся чистой условностью, данью идеологии, подтверждающей преимущества нашего строя, так что от этого сравнения мы откажемся. К чему же привязаться?

Возьмем автомобили. Американские в начале 70-х стоили около 5 тыс. долл., а «Жигули» 5,5 тыс. руб., и одна их ШПУ была эквивалентна 2000 штук «Шевроле-Корветт», к примеру, а наша приблизительно 750-ти
ВАЗ-2101. Их ШПУ как будто дороже, они эквивалентны втрое большему числу машин! Но себестоимость «Шевроле» составляла как минимум две трети цены, то есть эта цена была экономически обоснованной, для американцев машина — средство передвижения. А себестоимость «Жигуля» едва превышала тысячу рублей, и его цена была не экономической, а социальной. Автомобиль у нас был предметом роскоши. И теперь уже наша ШПУ дороже.

А если взять зарплату? Хорошим окладом инженера-офицера считались 150 рублей, и на покупку «Жигуля» ушла бы зарплата за три года. А на постройку ШПУ в огороде — заработок за 2250 лет. У американцев инженер или офицер имели тогда 1250 в месяц. Правда, до сорока процентов уходило в налоги (подоходный налог граждан — основа федерального бюджета!), а затем до половины съедала аренда жилья, но это уже не наши проблемы. При такой зарплате свой «Шевроле Корветт» американец купит за четыре месяца, а ШПУ на бэкъярде обойдется ему в 666 лет труда. В три с половиной раза дешевле, чем советскому человеку. Так ведь у них еще и миллионеры были! Поэтому таких сравнений в СССР избегали. Как ни расписывай преимущества нашего строя, а большая американская зарплата смущала умы...

Обратимся к бюджету. Оказывается, американские шахты напрягали его меньше! Потому что он был больше. В проекте федерального бюджета на 1970 г. военные расходы составляли около 81 млрд. долл. (более 47% всех расходов). В советском — около 14 млрд. руб., чуть больше 11%. Это соответственно 8000 и 3500 ШПУ. Вы скажете, что США богатая страна, и ничего удивительного в этом нет. Я с вами соглашусь. Причем она еще богаче, чем следует из этих цифр. Дело в том, что, кроме федерального бюджета, есть еще бюджет штатов, графств и органов местного самоуправления — размером с половину федерального. С другой стороны, СССР был еще более бедным, чем следует из бюджета. Официальные цифры не составляют и четверти реальных расходов. Остальное проводили по министерствам — Минобщемаш, Минсредмаш и пр.

Так что на самом деле паритет вооружений требовал и паритета расходов — около половины бюджета. Но ведь тогда, скажете вы, мы закапывали в землю больше денег, чем признавались, то есть могли построить не три с половиной, а все пятнадцать тысяч шахт по 4 млн. каждая! И они в таком случае как будто бы дешевле американских. Тут я с вами не соглашусь. Надо сравнивать не бюджеты, а ВВП или объем промышленного производства. Сейчас военные расходы США составляют более 600 млрд. долл., тогда как ВВП около 14 триллионов, а объем промпроизводства — за 3 триллиона. И совсем иное дело СССР, там свободных средств у населения и предприятий было немного, практически все изымалось в бюджет и затем распределялось централизованно, а промпроизводство составляло большую долю ВВП. Иными словами, из страны и народа выжимали практически все, и больше на оборону они дать просто не могли. Разве что в случае полной милитаризации, но на это идут лишь во время войны, и долго такого перенапряжения не выдержит никакая экономика. Она и так не выдержала. Так что на самом деле декларируемые военные расходы в 11% бюджета при реальной их доле в 50% оного означали всего лишь то, что истинная цена ШПУ была не 4 млн., а в четыре-пять раз выше!

Не верю я в 4 млн. и по иным причинам. За четыре года с 1966-го по 1969-й 650 тыс. человек построили и начинили около 1100 ШПУ. Пусть они получали по 100 рублей в месяц, или 1200 в год, тогда только на зарплату ушло 3,12 млрд. Делим на 1100 шахт и получаем 2,83 млн. То есть на саму шахту остается менее двух миллионов. Но такого просто не может быть! Доля зарплаты в себестоимости советской продукции составляла не более 10%, а шахта — большое и сложное военно-техническое сооружение, это десятки тысяч тонн бетона и стали, сотни километров кабеля, тонны и тонны электроники и автоматики. Видимо, в цифре 4 млн. потерян нолик…

И шахты, и ракеты обходились нам дороже, чем янки. Как и все остальное. Это в полной мере проявилось в России, когда деньги освободились от оков идеологии. Те же заводы, те же еще в основном работавшие в советское время люди (средний возраст рабочих перевалил за 50, а разработчиков за 60), те же практически «изделия» с тем же и даже худшим качеством, те же материалы и даже зарплаты по-прежнему далеко уступают западным, в этом плане мало что изменилось. Но цены!

Момент истины наступил сразу же, как только перешли на принятые в нормальном мире экономические отношения, нормальную бухгалтерию и ценообразование (коррупцию не будем учитывать). Так, флагман российского флота большой ракетный атомный крейсер «Петр Великий» заложили и наполовину построили еще в СССР, но достраивали уже в новой России. И хотя в первой половине 90-х зарплаты и цены на материалы были просто смешными, корабль обошелся в миллиард долларов! Вчетверо больший и куда более сложный авианосец класса «Нимиц» обходился тогда Америке в 3 млрд. долл. Так у кого оружие было дешевле?

Поэтому Россия и приобрела «Мистрали» во Франции. Но и тут проявился вечный русский эффект: два года назад стоимость вертолетоносца заявлялась в 400 млн. евро, но теперь пара их обойдется в 1,37 млрд.
Почему? Догадайтесь сами. И еще примеры с ракетами. На «Булаву» для подлодок уже ушел, по меньшей мере, миллиард долларов. В СССР разработка ракеты такого класса обходилась приблизительно в 300 млн. долл. На доработку многострадальной «Ангары» (новый универсальный носитель) требуют еще 65 млрд. рублей (около 2 млрд. долл.), иначе ее не выкатят на космодром раньше 2015 года. И так далее. Так что забудьте сказки о дешевом советском оружии, оно обошлось нам очень дорого. Ценой страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно