«Схились до мушлі спогадів — і слухай…»

14 января, 2011, 13:50 Распечатать

Михайлины Коцюбинской не стало в Рождество. А в такие дни дорога в рай значительно ближе. Ангелы сразу забирают души праведников в Царство Божие...

Михайлины Коцюбинской не стало в Рождество. А в такие дни дорога в рай значительно ближе. Ангелы сразу забирают души праведников в Царство Божие.

Она — человек-эпоха. Когда такие люди есть, время спокойно следует дальше. Такие люди обладают удивительной способностью держать небо на плечах.

Она была человеком шестидесятнической закалки. Эту любовь к «своему» времени она хотела передать ученикам. В конце концов, это можно было почувствовать и в диссертациях ее аспирантов, а еще больше — во время защиты этих трудов в Институте литературы.

Михайлина Фоминична никогда не была «идеологически ангажированной», она стремилась к интеллектуальному дерзанию и была смелой в суждениях. Не пасовала перед временщиками. Героями ее литературоведческого «романа» стали Васыль Стус и Вячеслав Чорновил. (Как известно, Михайлина Коцюбинская была составителем многотомника произведений Васыля Стуса, в последнее время работала над десятитомником произведений Вячеслава Чорновила.)

Она была удивительным текстологом: педантичным, скрупулезным, изысканным. Работа в отделе рукописей и текстологии помогала ей оставаться в пространстве думанья, сопереживания времени. Не мыслила своей жизни без информации, новых книжных открытий, но также хотела, чтобы эти труды попадали в пространство понимания, были прочитаны другими литературоведами.

Мысль не должна застревать во времени. Книги и рукописи не живут в спецфондах, они существуют только в нашем восприятии. И для Михайлины Фоминичны крайне важно было создать пространство диалога. Хотя, как по мне, она всегда придерживалась в своих литературоведческих поисках важных нравственно-этических основ.

Михайлина Коцюбинская утверждала мнение о том, что литература — прежде всего искусство слова. Припоминаю лекции Михайлины Фоминичны в Киево-Могилянской академии (почетным доктором которой была). Она всегда начинала свое выступление с очерчивания более широкой культурно-исторической ситуации и характеристики перспектив. Ее речи имели нациеутверждающую, державотворческую составляющую. Литература для М.Коцюбинской в нынешних условиях не могла быть просто искусством, только пространством эстетики, хотя мы никогда не должны забывать, что эстетический принцип — во главе угла литературного произведения. Она говорила легко и спокойно, сдержанно, этически взвешенно. Она принадлежала к тому времени, когда этика определяла человеческую деятельность, способ существования во времени.

Шестдесятничество — время экзистенциональных вопросов. Время, когда выжить можно было только группой, только держась друг за друга. И художники понимали какую-то особенную сущность слов «братство», «солидарность». Вот как писала сама Михайлина Фоминична: «Як виживалося в ті часи? Нелегко, звичайно, але допомагала надзвичайна солідарність, згуртованість усіх причетних до нашої «шопти» друзів і однодумців — тих, кому пощастило лишитися на волі (досить умовній), родин заарештованих та їхніх колег. Постійне відчуття ліктя, взаємодопомога моральна й матеріальна, яка надходила подекуди несподівано, від людей, які боялися афішуватися, але співчували…»

Это была эпоха полнейшей поддержки со стороны друзей и отчуждения со стороны власти. Своими духовными наставниками Михайлина Фоминична в 60 — 70-е годы считала переводчика Г.Кочура и писателя Б.Антоненко-Давидовича. Михайлина Коцюбинская понимала, насколько важно поддерживать друг друга, насколько важным может быть слово поддержки более молодому современнику.

…Все имеет свою меру и свой срок. Михайлина Фоминична, метафорически говоря, так и осталась в году 2010, поскольку, по китайскому календарю, новый год еще не начался. Она ощущала, что уходит ее эпоха. Ее время... Лишь память и ощущения этически-морального равновесия принуждали Михайлину Фоминичну работать — в самое трудное время. И этот труд вернул к жизни Васыля Стуса в украинской культуре.

Один из последних итоговых трудов Михайлины Коцюбинской — «Мої обрії», книга воспоминаний, книга наблюдений, книга-история. Коцюбинская прожила жизнь, достойную уважения. Путь взвешенный и спокойный, стоическое держание спины, невозможность согнуться под обстоятельствами, способность выйти из игры, когда жизнь принуждает тебя быть рабом. Вспомнить хотя бы выступление против арестов 1965 г. во время просмотра фильма С.Параджанова «Тіні забутих предків». Рабская психология никогда не была приемлемой для нее. Возможно, иногда этические рамки собственной совести были слишком неприступными, такую высоту мог взять далеко не каждый. Но эта высота — не для себя, из нее должны выйти другие поколения, более молодые голоса, от которых зависит судьба новых горизонтов...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно