ПЕЧАЛЬНЫЕ РАДОСТИ

14 мая, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 14 мая-21 мая

Лишь несколько часов радовался скульптор Иван Чумак решению суда от 19 марта 2004 года, обязавшего Луганский городской совет выплатить ему гонорар за работу над памятником Тарасу Шевченко...

Лишь несколько часов радовался скульптор Иван Чумак решению суда от 19 марта 2004 года, обязавшего Луганский городской совет выплатить ему гонорар за работу над памятником Тарасу Шевченко. Вечером того же дня, на семьдесят восьмом году жизни, народный художник Украины скончался.

В апреле прошлого года «ЗН» рассказывало о непростой ситуации, в которой оказался Иван Михайлович, создавая памятник Кобзарю. В 1997 году, будучи уже пожилым человеком, он работал на сквозняках в Киевском художественно-производственном комбинате и простудил ноги. А после сооружения памятника в 1998-м никак не мог получить деньги за свой труд: Луганский городской совет не мог найти юридических оснований для легальной выплаты гонорара.

Теперь в квартире скульптора живут одни женщины — супруга Чумака Ирина Осиповна, их дочь и внучка, студенка луганского медицинского университета. В середине 90-х умерли их сын и муж дочери, а после смерти мужа главой семьи стала Ирина Осиповна. Она говорит, что сейчас, после решения суда, признавшего договор Ивана Михайловича с горсоветом состоявшимся, ей отдадут наконец деньги, заработанные покойным мужем. «В долгах — по самые уши, — рассказывает она. — Надеялись, что с нами рассчитаются». Муж, по ее словам, долго не хотел судиться, боялся, что о нем подумают как о стяжателе. Рассчитывал, что вопрос решится полюбовно. «А какая уж тут наглость? Мы жили последнее время на 150 гривен пенсии». В прошлом году, правда, ему как народному художнику Украины стали выплачивать дополнительные деньги — 200 гривен. А после перерасчета в январе этого года новая пенсия выросла в несколько раз, однако получить он ее успел всего дважды.

Лишь спустя несколько недель после смерти мужа Ирина Осиповна смогла без слез рассказывать о его страданиях: «Заработал он свои болячки, когда лепил памятник в бетонном бункере художественного комбината в Киеве. После этого лежал в разных больницах, но становилось только хуже. Иногда ему казалось, что теряет память. Это из-за уколов сильного болеутоляющего — боль испытывал адскую. Врачи определили, что у него якобы рак. Но нигде ничего не нашли, хотя проверили все внутренние органы. Говорят, такое в медицине бывает. Он ослаб, стал хуже есть, на улицу не выходил, только сидел дома у открытого окна. Перенес несколько инсультов». К ним домой, продолжает она, приходили представители горисполкома, говорили, что помогут собрать все необходимые документы и передадут их городскому голове. «Мы собрали все бумаги, — говорит Ирина Осиповна, — отдали их в горисполком, но больше года не было никакого ответа». В марте 2004 года, во время празднования дня рождения Тараса Шевченко, журналисты одного из луганских телеканалов задали главе облгосадминистрации вопрос о долге Чумаку, и тот возмутился, узнав, что городская власть до сих пор не решила этот вопрос. Если город не сможет выплатить скульптору деньги, сказал Александр Ефремов, то это сделает областная власть.

В начале 2004-го Иван Чумак предъявил иск к Луганскому городскому совету, в котором объяснял свое обращение в суд. В 1993 году он стал победителем открытого конкурса на лучший эскизный проект памятника Тарасу Шевченко. В 1997-м работал над памятником в Киевском художественно-производственном комбинате «Художник». Договор в свое время не был подписан «в связи со сменой руководства в Луганском горисполкоме». Комиссия при Министерстве культуры начислила ему гонорар 35 тысяч гривен, «руководство обещало выплатить, но до сих пор сдвигов нет».

Надо сказать, что это самое «руководство» уже несколько лет как перестало оспаривать требования скульптора, а 19 марта иск художника полностью признало и даже не планировало подавать апелляцию. В горсовете объясняют, что выплатить деньги хотели давно, и даже уговаривали Чумака подать в суд — ведь для выплаты гонорара им были нужны юридические основания, так как иначе бюджетные деньги не могут быть легально израсходованы. Решение суда и стало этим самым юридическим основанием. Хотя и с опозданием, но справедливость восстановлена. Однако особой радости по этому поводу почему-то не испытываешь. Как рассказывает Ирина Осиповна, днем 19 марта она вернулась домой из суда, обрадовала мужа, а вечером, в половине шестого, он умер.

Памятник Тарасу Шевченко в Луганске стал последней большой работой Ивана Михайловича Чумака. Но, как еще год назад говорил скульптор, никто палец о палец не ударил, чтобы довести его до ума — поставить фигуру Шевченко на высокий постамент, как и задумывалось по проекту. Жена Ивана Михайловича говорит, что надо обязательно найти деньги на новый камень и поднять памятник хотя бы на метр — высокие деревья просто накрывают Шевченко сверху, и кажется, будто он сидит. По ее словам, несколько лет назад председатель областного совета обещал Чумаку, что «обязательно займется этим вопросом». Напомню, год назад и глава Луганской облгосадминистрации уверял корреспондента «ЗН», что уже в 2004 году памятник будет стоять на новом постаменте. Хочется верить, что ничто не помешает ему выполнить свое обещание, и в сквере у здания облсовета луганчане увидят Шевченко на новом постаменте. Как задумывал народный художник Иван Чумак.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно