Исламская Республика Египет?

7 декабря, 2012, 17:07 Распечатать Выпуск №45, 7 декабря-21 декабря

Мурси через референдум протаскивает исламистскую архитектуру власти

© nachrichten168.eu

Референдум в Египте относительно новой конституции, назначенный на 15 декабря, ярко высвечивает проблемы, накопившиеся в стране за время пребывания у власти президента-исламиста Мохаммеда Мурси. В то время как Мурси твердит о стабильности, первые восемь месяцев его президентства фактически только разделили страну: попытки «Братьев-мусульман», ставленником которых является президент, как можно быстрее ввести в Египте законы шариата, отнюдь не способствуют консолидации общества. 

Проведение референдума — очевидный признак того, что, с одной стороны, Мохаммед Мурси хочет показать своим приверженцам, что он не прогнулся под давлением оппозиции и не уступил ей, а с другой — что должен прилагать большие усилия, чтобы не привести своими действиями Египет к гражданской войне. 

Хотя уже и сейчас результаты референдума можно поставить под вопрос: ведь, пытаясь ввести в Египте законы шариата, Мурси и «Братья-мусульмане» не желают считаться с тем, что более десяти процентов египтян являются христианами, так что шариатская активность исламистов не может не вызвать у них закономерного отторжения. 

Думали ли египтяне, которые во время революции боролись за демократические изменения в стране, что вместо демократии им будут пытаться подсунуть законы шариата? Ведь демократия и законы шариата  — взаимоисключающие понятия. Хотя, возможно, сам Мурси и «Братья-мусульмане» искренне считают, что шариат вместе с джихадом — это и есть демократия. 

По мнению египетского эксперта Тарика Миди, «Мурси начал повторять все ошибки Мубарака. Игнорируя интересы молодежи, которая была движущей силой революции 25 января, он не учитывает свою зависимость от этой социальной группы. Возможно, президента убедили в том, что египетский народ не будет выступать против его власти, но результатом потери доверия нерелигиозных партий к исламистским стала невозможность их союза с политическим исламом. Мурси «удалось» объединить против себя молодежь и политические элиты, что, конечно, не обещает ему ничего хорошего. Президент забыл, что революции вызвало игнорирование предыдущим режимом требования изменений в обществе. Но кровь мучеников революции требует не допустить каких-либо попыток воссоздать старую систему — во главе хоть с Мурси, хоть с военной хунтой». 

А тем временем в Египте чувствуется огромное напряжение. Заголовки тамошних газет предупреждают о вероятности гражданской войны, если политическое разделение страны и дальше будет углубляться. Как это произошло после того, как президент Мурси недавно обратился к своим исламистским приверженцам «Братьям-мусульманам» прямо перед президентским дворцом, проигнорировав традицию телевизионных обращений с важными заявлениями ко всей нации. 

Уже то, что демонстранты на площади Тахрир снова начали скандировать лозунг времен революции «Народ хочет падения режима!», должно было бы насторожить президента. Ведь оппоненты Мурси считают, что его правление является не чем иным, как продолжением правления Хосни Мубарака, и что он продал завоевание революции, начав служить интересам исламистов. 

Навязывание египетскому обществу, большинство которого хочет светского и демократического будущего, исламского права, нарушает права христиан и тех просвещенных египтян, которые не желают жить по законам шариата. 

Приведем наиболее спорные статьи предлагаемой на референдум египетской конституции. 

Статья 2. Ислам является государственной религией, и принципы исламского шариата — основной источник законодательства. 

Статья 11. Государство имеет право издавать законы, регулирующие общественную мораль, дисциплину и порядок. 

Статья 150. Президент может назначать обязательный референдум по важным вопросам, связанным с первостепенными интересами государства. 

Статья 198. Военные суды могут судить гражданских лиц за преступления, которые наносят ущерб вооруженным силам. 

Таким образом, создается почва для переведения жизни всех египтян на законы шариата. А тем временем многие юристы считают, что в ряде статей, посвященных роли шариата, исламского закона, полномочий президента и законодательной власти, характера судебной и избирательной систем, а также созданию регулирующих и надзорных органов и ведомств, есть много разногласий. 

Фактически каждый раздел новой конституции меняет светское правление в Египте на исламское. «Братья-мусульмане» чувствуют, что со стороны египетского народа правлению их ставленника Мохаммеда Мурси может угрожать опасность. И чтобы не потерять власть, Братство способно подтолкнуть Мурси к силовым методам с привлечением армии.

Сейчас среди египтян начали распространяться настроения, о которых еще летом  2012 года даже и не думали. Сравнивая нынешнюю ситуацию с правлением Хосни Мубарака, люди говорят: «Лучше уж ад военного правления, чем небеса Братства». 

Сегодня Египет на распутье. Или страна пойдет демократическим путем (новая конституция, избрание сильного парламента, где не будут доминировать исламисты), или же Мурси, поняв, что укротить народные массы не удастся, решит: единственное средство сохранить свою власть — насилие. 

Похоже на то, что время мирной борьбы между конкурирующими политическими игроками подходит к концу, нарастает волна насилия. От такого развития событий никто не выигрывает, тем более что границы страны открыты для контрабанды оружия. Все это может направить ситуацию в конфронтационное русло, что поставит под огромную угрозу именно будущее египетского государства, которому во время революции 2011 года удалось избежать того, что случилось в Ливии. 

Котел конфликта может нагреться еще больше из-за того, что на данный момент в Египте нет конкретной политической силы, которая могла бы возглавить новую антиисламистскую революцию. И хотя последние манипуляции Мурси с предоставлением самому себе диктаторских полномочий и игры с конституцией объединили против него разные оппозиционные силы, этого мало, чтобы сформировать действенную общую политическую позицию. 

Но угроза демократическим преобразованиям появляется тогда, когда мирный этап политической борьбы перерастает в насилие, когда политические силы не только размахивают оружием, но и начинают применять его, как это имело место с начала революции против режима Муамара Каддафи в Ливии. 

Опасность такой борьбы заключается в том, что она опирается на силу в прямом значении. Ведь тогда баланс сил между политическими игроками зависит уже не от поддержки народных масс, а от того, кто выставит как свой «аргумент» огневую мощь и кто первый отважится пролить кровь своего политического противника. 

Очерченная ситуация является фундаментальной угрозой революции любого народа, поскольку ни одна из сторон конфликта не способна выиграть сразу. Это может заставить вмешаться в противостояние организованную государственную структуру, которая, согласно законам и конституции, имеет средства для того, чтобы прекратить борьбу ради выживания государства Египет. Такой альтернативной силой является египетская армия. 

Не исключено, что некоторые политики, как можно судить из их призывов к силовому противоборству и насилию, хотят именно такого развития событий. Так что военные снова вынуждены будут вмешаться, чтобы поддержать закон и порядок. А Египет вернется к исходной точке, когда нет ни избранного президента, ни законодательной, ни даже судебной власти. 

Таким образом, нельзя исключать того, что армии удастся разорвать порочный круг насилия, что на руку лишь тем, кто не хочет, чтобы Египет восстановил свое могущество и доминирующую роль среди стран арабского мира. Вместе с тем результатом такого хода событий может стать реабилитация Хосни Мубарака. А со временем может появиться вопрос и о возврате к власти кого-то из ближайшего окружения бывшего президента. 

К этому нужно добавить, что всесильные службы безопасности времен Мубарака никуда не делись. Восстановить контроль над Египтом армии и спецслужбам будет не так уж и сложно, особенно когда большинство населения поймет, что каждый месяц правления исламистов лишь приумножает их бедность, несет нестабильность и новые испытания. 

Таким образом, стоит вопрос: не приведет ли конфронтация между бывшими участниками революционных событий 2011 года к реставрации в том или ином виде бывшего режима Хосни Мубарака? Ситуация в Египте доведена до критического состояния, так что когда перед египтянами появится дилемма — продолжение правления исламистов или возврат к военной диктатуре (и при этом совсем не будет видно возможности продвижения к демократии), то сделать выбор будет очень непросто. 

Впрочем, кажется, лучше всего определил состояние дел в Египте относительно возможной реставрации режима Мубарака известный египетский писатель и интеллектуал Алаа Аль-Асвани: «Революция против господства «Братьев-мусульман» возможна, но, несмотря на все несчастья, которые несет Братство, я не приму повторного возвращения в новом формате режима Мубарака. Власть в руках Ахмеда Шафика — это презрение к семьям и памяти мучеников революции, которые отдали свою жизнь за нашу страну». 

Чтобы защитить достижения революции в Египте, должна была бы сформироваться третья мощная политическая сила. Которая не только смогла бы составить конкуренцию на равных исламистам «Братьям-мусульманам» и приверженцам реставрации режима Мубарака, но и предложить реальные пути перехода к демократии и проведению политических, экономических и социальных реформ. К сожалению, объединенная оппозиция пока что на нее не тянет. И здесь свое весомое слово должна сказать египетская молодежь. Ведь именно ей жить в этой обновленной древней стране. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно