ЗА ЧТО УБИВАЮТ ДИРЕКТОРОВ?

8 декабря, 1995, 00:00 Распечатать

Часть 3 «...100 000 долларов будут нашими» В двух предыдущих статьях («ЗН» №34 и №38 за 1995 год) уже расска...

Часть 3

«...100 000 долларов будут нашими»

В двух предыдущих статьях («ЗН» №34 и №38 за 1995 год) уже рассказывалось о том, как развивались события на Алчевском металлургическом комбинате до убийства его генерального директора Николая Скорохода. Прошло уже почти полгода после совершения этого преступления, но вопросы: «Кто был заказчиком и исполнителем? Каковы причины, приведшие к столь трагическому исходу?» - так и остаются вопросами. И ответы на них сейчас можно получить только в Управлении МВД Луганской области, где собрана воедино вся информация по этому делу. Заместитель начальника управления Юрий Черкасов был сколь любезен, согласившись на интервью, столь и дипломатичен в те моменты, когда разговор касался тем под грифом «Тайна следствия».

- Расследование дела об убийстве директора Алчевского металлургического комбината Николая Скорохода предусматривает проведение целого ряда мероприятий, направленных не просто на выявление непосредственных исполнителей этого преступления. Я не делаю таких утвердительных заявлений, как в подобных случаях представители Генеральной прокуратуры России, но подчеркиваю, что скорее всего исполнителей мы поймаем. Хотя на этом наш «интерес» не заканчивается, главная цель - установление непосредственных заказчиков этого убийства.

В соответствии с этой задачей и построена деятельность подразделений внутренних дел Луганской области. Начальником управления внутренних дел издан специальный приказ, согласно которому на территории Алчевска, Первомайска и Стаханова организована и действует оперативно-следственная группа. Работа осуществляется в нескольких направлениях. В частности, службы по борьбе с экономической преступностью выявляют нарушения, которые имели место на комбинате, и прорабатывая их, стремятся выйти на непосредственных заказчиков убийства. Проверяются возможные связи и контакты бывшего генерального директора с экономическим криминалитетом.

Говорить о достижении какого-либо положительного результата пока что рано. Хотя определенных успехов мы уже достигли. Задержали целый ряд преступных формирований, которые действовали на территории Алчевска, Первомайска с выходом на Донецкую область. У них было изьято значительное количество огнестрельного оружия. Только при проведении операции по задержанию одной из банд было изъято 10 автоматов. Об опасности этой группировки говорит тот факт, что у нее на «вооружении» находился секретный ручной противотанковый гранатомет российской армии.

- Однако вернемся к положению дел на Алчевском металлургическом комбинате. Не могли бы вы назвать, какие фирмы оказались замешанными в экономических преступлениях?

- Пока идет следствие, никаких конкретных названий я, естественно, назвать не могу. Скажу только, что работали с АМК фирмы абсолютно разного калибра - и крупные, и мелкие. Мелкие «отщипывали» металл грузовиками, а крупные брали вагонными поставками. Если же говорить об их территориальной принадлежности, то в основном это фирмы Луганской области - около 70%. 10 - 12% - фирмы различных регионов стран СНГ (приоритет здесь за Россией). И оставшиеся 18% - западные фирмы. По восьми фирмам мы «отработали»: их деятельность приостановлена и возбуждены уголовные дела. Статьи самые различные - начиная от сокрытия доходов от налогообложения и заканчивая хищениями в крупных и особо крупных размерах. Однако надо сразу оговориться, что с АМК работали не только проходимцы и мафиози, о которых мы ведем разговор, но и крупные порядочные фирмы.

- Как осуществлялся незаконный вывоз металла?

- У каждого был свой способ. Самый простой - загрузка вагона или машины c помощью машиниста крана. Более сложные махинации заключались либо в сдаче несданного металлолома, т.е. происходил простой переброс различного рода учетных документов и получение за бумажный металлолом настоящего металла, либо металл, предназначенный для одной фирмы, направлялся другой, и следы его безвозвратно терялись и т.д. Нами привлечены к ответственности некоторые начальники цехов, инженерный персонал. На основании данного дела я могу смело утверждать, что переход к рынку оставил наши крупные заводы без должного прикрытия. Алчевский металлургический комбинат занимает большую площадь и обеспечить 100-процентную защиту от нежеланных гостей был практически не в состоянии. И то, что сейчас на многих крупных предприятиях стали создаваться службы внутренней безопасности, считаю абсолютно правильным. Такие фирмы, как АМК, должны сами выявить на своей территории расхитителей и недобросовестных работников. Ущерб от их противозаконных действий гораздо больший, чем стоимость содержания службы внутренней безопасности.

- Но прежде чем начать «работу» на заводе, всем этим преступным элементам надо было заручиться поддержкой руководителей предприятия... Или я не прав?

- Было и такое, но сказать сейчас определенно, что вот этот руководитель виновен, а этот нет, я не могу. Проводятся следственные мероприятия. Мы располагаем определенными данными, и уже возбуждены уголовные дела по фактам принуждения к заключению тех или иных договоров. Умалчивать об этом тоже нельзя.

- Алчевский металлургический комбинат контролировался мафиозными структурами?

- Говорить о серьезном мафиозном контроле я не могу. Хотя нам сейчас известны фамилии и уголовные клички четырех серьезных авторитетов, которые пытались включить АМК в сферу своего влияния.

- Проведенные вами мероприятия дают основания утверждать, что руководство завода не шло на контакт с этими авторитетами или все-таки какие-то отношения существовали?

- Этот вопрос я пока оставлю без комментариев.

- Хорошо. Поставим вопрос по-другому. Преступные группировки на заводе работали сами по себе или их прикрывали? Возможно ли будет узнать тех, кто прикрывал?

- Это сложно, но в конечном счете возможно. Хотя...

- Вам позволят это сделать?

- Я не могу сейчас ничего ни утверждать, ни опровергать. Существует определенная градация проведения расследования, и мы проводим мероприятия на областном уровне. Но в группе, которая расследует это убийство, работают специалисты МВД Украины, расследование находится под личным контролем министра внутренних дел. Проблемы государственного уровня будут рассматриваться там.

- После убийства Николая Скорохода в Луганской области прошла целая серия криминальных разборок. Связаны ли они с алчевским делом?

- Думаю, что нет. Там совсем другие мотивы. Мы над ними работаем и думаем, что большинство из них нам удастся раскрыть.

- И все-таки, на какой стадии находится дело об убийстве Николая Скорохода?

- Если сравнить данное расследование с дорогой, то можно сказать, что мы уже прошли половину пути. Эта дорога идет не по равнине, а поднимается все время вверх. Только говоря «вверх», я не имею в виду ни определенных людей, ни министерства, ни фирмы. Идти по этой дороге с каждым днем становится все труднее и труднее. Напряжение людей, занятых раскрытием преступления, не снижается, а усталость накапливается. Но мы постараемся дойти до конца. Те 100000 долларов, которые обещаны металлургическими комбинатами и министерством за раскрытие убийства Николая Скорохода, мы постараемся заработать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно