Юрий Луценко: «В отдельных случаях мы сталкиваемся с физическим сопротивлением подчиненных»

25 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

В эксклюзивном интервью «ЗН» Юрий Луценко рассказал о назначениях в системе МВД, планах по реформированию системы и объективных трудностях, с которыми в изобилии сталкивается «гражданский» министр внутренних дел...

 

В эксклюзивном интервью «ЗН» Юрий Луценко рассказал о назначениях в системе МВД, планах по реформированию системы и объективных трудностях, с которыми в изобилии сталкивается «гражданский» министр внутренних дел.

— Юрий Витальевич, насколько вы свободны в кадровых назначениях?

— Безусловно, любые кадровые назначения проходят согласования в Совете национальной безопасности и обороны, в Государственном секретариате и в некоторых случаях — в Кабинете министров Украины.

— Президентом В.Ющенко вам был дан карт-бланш на внесение кадровых предложений. Каково процентное соотношение предлагавшихся вами и назначенных кандидатур?

— На данный момент у меня есть только два отказа из Государственного секретариата. Это не касается кандидатур, предложенных мною на должность начальника управления или моих замов. Тут, как я уже отмечал, есть скорее моя проблема, которая заключается в том, что я лично знал только трех милиционеров, причем один из них мой участковый инспектор. Поэтому, конечно, прежде чем принимать кадровые решения, я советуюсь и в аппарате министерства, и в аппарате СНБО, и в аппарате Государственного секретариата. Советуюсь со своими знакомыми из соответствующих регионов. Однако решающими здесь являются не все вышеперечисленные мною факторы, а служебные записки Департамента внутренней безопасности. Во многих случаях именно они останавливали или подтверждали ту или иную кандидатуру.

— Есть среди уже назначенных кандидатур жестко навязанные вам?

— Скажем так, есть жестко рекомендованные.

Так вот, мой приказ номер один по министерству касался создания Департамента внутренней безопасности, которому я подчинил инспекцию по личному составу и бывший отдел внутренней безопасности, передал ему спецподразделение «Сокол» УБОПа.

— Кстати, очень спорный вопрос.

— Я объясню свою логику. В руках министра в этот переходный период чистки кадров (чистки не с точки зрения лояльности к министру, а с точки зрения лояльности к закону) должны находиться контрразведка — это и есть указанный департамент — и «карающий меч» — «Сокол». Это временное явление. Впоследствии «Сокол» вернется на свое место и будет бороться с внешней преступностью. Пока он чистит кадры милиции.

— Все равно непонятно, зачем аналог СБУшной «Альфы», антитеррористическое спецподразделение, созданное для захвата особо опасных преступников, освобождения заложников, в состав которого входят снайперы, подрывники и гранатометчики, нужны внутренней безопасности, задача которой — собирать информацию и передавать наверх?

— Я приведу лишь один пример. Начальник Управления МВД в Сумской области генерал Плеханов отказывался признавать назначение исполняющим обязанности полковника Гапинчука, в том числе передавать ему дела, кабинет и т.д. Поэтому спецподразделение «Сокол» освободило Управление внутренних дел и обеспечило выполнение приказа министерства, а затем и согласованное с Президентом назначение полковника Гапинчука уже не как и.о., а в качестве руководителя.

Да, «Сокол» создан для другого, и он будет выполнять свои прямые функции. Нынешняя его задача — временное явление, и я сделаю все для того, чтобы оно не перешло в разряд постоянных. Но сейчас на это подразделение возлагается функция радикальной очистки милицейских рядов от коррупционеров.

—То есть нынешняя функция «Сокола» — следствие того, что вы сталкиваетесь с реальным физическим сопротивлением подчиненных, отказывающихся выполнять приказы?

— Да, в отдельных случаях мы сталкиваемся с сопротивлением такого рода, в ряде иных случаев мы ощущаем скрытое сопротивление.

«Сокол» в силу своего статуса не был замешан в противозаконных действиях, связанных с коррупцией. Спецподразделение всегда было внутренней структурой, никогда не выходившей напрямую на начальника управления или замминистра. Потому именно этому подразделению будет гораздо легче бороться с теми, у кого очень большие звезды на погонах.

— Назначение ваших замов разочаровало многих. Ожидали свежих веяний, да и премьер-министр Юлия Тимошенко говорила о предпочтительности назначений в силовые структуры сотрудников, «обиженных властью». В то же время ваших замов к такой категории никак не причислишь. Это люди, десятки лет проработавшие в системе, с прекрасно складывавшейся карьерой…

— Меня часто упрекают, мол, какие могут быть реформы, если ты взял такие старые кадры. Мой ответ очень прост. У наших оппонентов может возникнуть соблазн, условно говоря, класть каждую неделю по трупу на улице Банковой, чтобы заявить, мол, новый министр внутренних дел в порыве революционных реформ загубил профессиональное ядро МВД. Так вот, в две структуры, представляющие собой становой хребет милиции, я назначил людей, профессионализм которых не вызывает сомнений. Это П.Коляда и Г.Москаль.

Откровенно говоря, по поводу назначения генерала Г.Москаля у меня возник конфликт со многими политическими кругами. И есть замечания политиков, которые считают себя жертвами следствия генерала П. Коляды. Однако и первые, и вторые признают, что эти генералы — профи. Никто не может возразить мне, когда я говорю, что Москаль «прошелся бульдозером» по преступности Крыма, Закарпатья и Днепропетровска. И если мне говорят о его антиукраинских настроениях, то для работы тут, в министерстве, этот фактор не является определяющим. Потому что я брал его на работу как специалиста по оперработе. То же самое касается и П.Коляды. Можно говорить что угодно — что он немолодой, что не реформатор. Но он профи. Его признают следователи. Эти два человека должны сохранить систему, профессиональное ядро. Остальное — общественная безопасность, тылы — будет под моим патронатом.

— Кто возглавит Управление по борьбе с организованной преступностью?

— Исполняющий обязанности — полковник С. Корнич.

— Занимавшийся в последнее время обеспечением безопасности банка Тигипко?

— Этого я не знаю.

— Вы не интересуетесь такими вопросами?

— Нет, конечно, внутренняя безопасность обо всем мне докладывает. Я прислушиваюсь к ее выводам, но никаких доказательных негативов в его биографии нет. Кроме того, у меня есть данные о том, что рядовой состав УБОП не просто считает его профессионалом, Корнич — один из их героев. Для меня это очень важно.

У меня также есть информация о том, что Корнич мог быть одним из участников неблаговидных деяний УБОПа 90-х годов. Но никаких доказательств мне не представлено.

— Это не связано с деятельностью соседа С.Корнича по кабинету, ныне покойного И.Гончарова, обвиняемого в создании банды оборотней?

— Об этом мне известно, но в отношении Корнича нет доказанного негатива. Корнич — одна из ключевых фигур, и в дальнейшем я буду руководствоваться старым проверенным правилом: «Практика — критерий истины». Практическая деятельность УБОП и будет тем критерием, который подтвердит или нет целесообразность этого назначения.

— Тогда почему он и.о.?

— Я выполняю требования законодательства и этики общения с народными депутатами и должен согласовать кандидатуру с комитетом В.Стретовича.

— Отозванный из Москвы Евдокимов назначен на криминальный блок?

— Сначала его назначили на криминальный блок, фактически правой рукой моего заместителя Москаля. Но на днях я подал в СНБО предложение назначить Евдокимова на должность руководителя Днепропетровской милиции. Днепропетровск, как и Запорожье, — зона повышенного моего внимания в силу ярко выраженных тенденций по переделу собственности в этих областях.

— Как вы реагируете на комментарии по поводу ваших назначений?

— Я первый министр, который поставил компьютер у себя на рабочем столе. Изучаю сайты, печатные СМИ. И я обратил внимание на то, что все мои назначения начинают критиковаться, как только увольняется предшественник. Я сам был журналистом, знаю, как это делается. И отношусь к этому спокойно.

Правда, меня крайне удивила, например, позиция ривненского губернатора. Я позвонил ему и сказал, что к нему на представление придет начальник УВД. Возражений не последовало. Но потом он обвинил меня в назначении на должность человека, имеющего общие коммерческие интересы с моим братом. Но дело в том, что бизнес моего брата закончился в 1999 году, через три дня после начала акции «Украина без Кучмы».

Кстати, сегодня я совершенно искренне говорю всем товарищам генералам, что если они хотят заниматься бизнесом — пожалуйста. Но из тех, кто будет заниматься бизнесом, в структуре не останется никто. Да, зарплаты маленькие, работа трудная. Моя задача — защитить ваш тыл, закрыть вам спину, не допустить давления посредством телефонного права, но вы знали, куда шли, вы приняли присягу, служите в тех условиях, которые есть, а мы постараемся сделать их лучше.

Я буду делать все, чтобы рядовой опер, следователь, инспектор, их руководители получали достойную зарплату, насколько это может дать сегодня государство. Но я никогда не смирюсь с тем, что, ссылаясь на отсутствие денег в ГАИ, берут взятки у проезжих.

У меня сегодня поток отставок. Есть такое настроение, мол, пусть покажут, на что они способны без нас. Существует соблазн получить большую пенсию, а потом вернуться, когда неминуемо падет «режим красного Луценко».

И еще по поводу кадровой политики. Я инициировал служебное расследование незаконных многократных внеочередных присвоений званий за последний год.

Вот, например, 23-летний сын бывшего черкасского губернатора имеет чин подполковника. Учитывая его уникальные способности, подтвержденные таким высоким званием, ему предложено возглавить милицию в Тячевском районе Закарпатской области. Пусть покажет себя в деле.

— Если говорить о возрождении доверия к милиции, краеугольной является проблема регистрации, вернее, нерегистрации заявлений граждан о совершенных в их отношении преступлениях. Эта проблема неразрывно связана с проблемой милицейской статистики. Что вы собираетесь предпринимать в этом направлении?

— Милиция отправляет наверх 84 формы отчетности. Я дал команду сократить этот объем максимум до полутора десятков.

Своим приказом я ввел институт своих представителей при УВД — их 27. Надеюсь, что это явление будет временным. Они возьмут на себя анализ переаттестации личного состава. В первую очередь будет изучаться вопрос, не были ли замешаны работники милиции в фальсификации выборов. Не занимались ли укрывательством и кумовством. Прежде всего рассматривать все жалобы граждан станут именно эти люди. Затем выводы будет делать департамент внутренней безопасности. После того как месячная переаттестация закончится, главной задачей этих людей будет, в частности, наносить визиты в дежурные части, в том числе после двух часов ночи, и смотреть, принимают ли там заявления от людей или уже разливают. Они будут отслеживать, как принимаются заявления, что происходит в дежурных частях, в «обезьянниках». Думаю, институт представителей просуществует как минимум полгода.

Я и сам буду совершать такие рейды, но, к сожалению, милиция каким-то образом молниеносно узнает о моем появлении где бы то ни было. Например, я собирался ехать в редакцию газеты. Так оцепили территорию за три часа до приезда, не пропускали никого, даже машину главного редактора. Кстати, я туда так и не поехал, и целый день пытаюсь разобраться, кто же отдал такую команду. Так что, думаю, мои визиты на места не будут иметь надлежащего эффекта, если о них будут узнавать заблаговременно.

— Как вы собираетесь бороться с пытками, широко применяемыми сотрудниками правоохранительных органов?

— В борьбе с пытками, как и с вымогательствами, укрывательством преступлений, есть лишь один путь. Это публичные сигналы о том, что для нас не существует ложно понимаемой чести мундира.

Очень важно, чтобы в каждой области понес наказание работник милиции высокого ранга, причастный к бандитизму, пыткам, коррупции. Мы будем стараться проверить все заявления граждан. Наверное, мы не сможем покарать всех без исключения, причастных к таким преступлениям. Но мы должны дать четкий сигнал тем, кто остается в структуре, что в дальнейшем это будет недопустимо.

— Вы решили избавиться от ряда несвойственных милиции функций, вероятно, не зная, о какой цене вопроса идет речь?

— Не избавиться — реаттестовать. По-человечески говоря, мы просто снимаем погоны с тыла. Это один из моих ключевых тезисов. Тыл должен обслуживать милицию, а не наоборот. Потому что те деньги и должности, которые «крутятся» в тылу, унижают обычного следователя, опера и постового. Тыл должен быть тылом — и не более того.

Да и, честно говоря, я бы с удовольствием расстался с большим количеством для кого-то аппетитных, а мне совершенно не нужных объектов, служб, имущества, передав все это туда, где они будут эффективно использоваться.

— Сокращение штатов будет колоссальным?

— Нет. Но у нас в милиции более 200 тысяч. Патрульных на улицах — 15 тысяч с дефицитом три тысячи. Сотрудников ГАИ — 20 тысяч, ОВИРа — восемь, ОМОНА — четыре. Огромный УБОП (не имею право называть количество) раскрывает два с лишним процента от общего количества преступлений. Хозяйство огромное, но, по-моему, сформированное под кого-то. Самая большая проблема — умудриться как-то так их переформатировать, чтобы их было меньше, но чтобы они больше получали за свою работу.

У нас всего 14 тысяч участковых. Но половина из них и поголовно все участковые в сельской местности не обеспечены транспортом. В то же время наш доблестный тыл закупил тысячи машин. В том числе 70 таких «крайне необходимых» для милиции автомобилей, как «джипы». Можете себе представить участкового, который ездит на такой машине?

Кроме того, я объехал наше хозяйство вокруг, обнаружил 90 гектаров леса с пятиэтажным мавзолеем посредине, который не успел достроить Билоконь. Придется, как и указанные автомобили, выставлять этот дом на аукцион, если найдутся желающие в нем жить. Все лишнее будет реализовано. И на эти деньги милиция будет жить весь этот тяжелый год, пока бюджет еще не увеличен.

Кстати, я очень признателен министру финансов Пинзенику за понимание того, что можно очень жестко требовать с подчиненных бороться с коррупцией, но необходимо обеспечить им тыл. Фактически он предоставил нам карт-бланш на любую необходимую помощь.

— Очередная замена автомобильных номеров будет?

— Замена номеров — это сложный вопрос. Она влечет за собой замену всех документов. Да и законодательной возможности изымать номера у меня нет. Мой кандидат на пост руководителя департамента ГАИ предложил оригинальный ход. Провести открытые аукционы с тем, чтобы абсолютно дискредитировать все «блатные» номера. То есть мы продадим, например, 100 тысяч номеров администрации президента… Другого способа отучить от «блатных» номеров не существует. Заберу я эти, появятся другие.

– Ну, вообще-то до вас это уже сделали, и продали, и дискредитировали в значительной мере, правда, не на открытых аукционах. Кстати, насчет доходов, у вас самого теперь какая зарплата?

—Очень большая — пять тысяч гривен. В парламенте было две тысячи.

У моей семьи есть и квартира, и машина. Дачей мы не отягощены, да и служебная мне не нужна. Кроме охраны для моих детей, за которую я плачу сам, мне больше ничего не нужно. Только бы пройти этот год живым.

— Как следует из сообщений информагентств, вы заявляли, что МВД и СБУ — одна команда. Это что-то новенькое.

— На самом деле я сказал, что я и Турчинов (глава СБУ.—«ЗН»)— одна команда. И мы действительно можем позвонить друг другу по любому поводу и, вопреки естественному желанию скрыть прошлое наших сотрудников, действовать в интересах дела. Например, он передал мне дело о незаконной прослушке. Наши тут же стали тянуть время, чтобы уничтожить эти записи.

То же самое касается прокуратуры. Они пришли изымать материалы по слежке за Гонгадзе, я тут же вызвал всех подчиненных, кто был необходим для осуществления этого процесса, с ними лично обошел все кабинеты. Опечатал соответствующие сейфы. В этом отношении мы — действительно одна команда, которая имеет одну цель — очистить правоохранительные органы, довести главные наши дела до конца.

Кстати, что касается расследований. Сегодня мы довольно близки к завершению дела об инциденте возле ЦИК. Мы уже знаем, кто из милицейских чинов давал команду нападать на людей, народных депутатов, кандидата в президенты В.Ющенко. Нам известны многие ключевые лица в этом деле и те, кто исполнял указания. Так вот генерал Т.Подашевская (руководитель департамента общественных связей МВД. — «ЗН») за два часа до инцидента дала подчиненным указание установить видеокамеры напротив того места, где развивались события. Действия Подашевской — четкое доказательство того, что инцидент был запланирован. Никто не собирается сваливать всю вину на нее, но она должна ответить на вопрос, кто приказал ей установить камеры.

Вообще считаю одним из самых важных моментов своей работы не только открытость перед всем обществом, но прежде всего — перед сотрудниками правоохранительных органов. Я представляю нового руководителя в Полтаве и говорю о том, что всем известно, — что, несмотря на смену начальника управления в Полтаве, деньги всегда шли в Киев. И я знаю, сколько их приготовлено сейчас для назначения очередного руководителя — три миллиона. Я сказал: больше этого не будет, отдайте эти деньги детям или ветеранам. Они просто шокированы, что то, о чем знают все, произносится вслух.

Я приезжаю в Закарпатье и говорю о том, что футболисты больше не будут руководить милицией. Речь идет не о киевском «Динамо», а об их местном футбольном клубе.

Представляя руководство киевской милиции, я сказал, что знаю о том, что генеральские погоны стоили от 20 до 50 тысяч. Должность начальника РОВД в Киевской области стоила 50 тысяч в год. Этого тоже больше не будет.

— Вы уверены, что сейчас должности действительно не продаются?

— Я не могу быть уверенным в этом, но у меня нет такого чувства, что меня подставляют такими назначениями.

Я очень четко помню о том, что ни один министр внутренних дел после отставки не оставался в украинской политике. Мне 41 год. И я либо сделаю то, о чем говорю с трибуны, либо мне не будет места в политике. Я закончу свою политическую карьеру.

Кстати:

На состоявшемся в четверг брифинге министр внутренних дел Юрий Луценко поручил провести с 1 марта досрочную переаттестацию всех сотрудников органов внутренних дел. Министр отметил, что во время проведения переаттестации граждане, у которых есть претензии к работе тех или иных сотрудников милиции, могут обращаться с соответствующими заявлениями.

Относительно реформирования органов внутренних дел Ю.Луценко сообщил, что собирается максимально разаттестовать сотрудников паспортных столов, медицинских учреждений и пресс-служб органов внутренних дел. Запланировано также реформирование Государственной автомобильной инспекции. Сотрудники ГАИ будут заниматься охраной правопорядка вместе с патрульно-постовой службой.

Ю. Луценко отметил, что намерен добиться того, чтобы сотрудники ГАИ получили право изымать водительские удостоверения в двух случаях: когда водитель пьян или причастен к дорожно-транспортному происшествию со смертельным исходом.

Министр также сказал, что практически закончил назначение руководителей в региональные управления органов внутренних дел, и отметил, что назначенные руководители должны в течение двух месяцев показать результаты работы по четырем направлениям. Среди главных направлений Луценко назвал расследование уголовных дел по фальсификациям на выборах президента, а также борьбу со взяточничеством и коррупцией в органах внутренних дел на всех уровнях.

Ю.Луценко также призвал депутата Верховной Рады Нестора Шуфрича от фракции Социал-демократической партии (объединенной) переоформить права собственности на принадлежащее ему имущество, которое зарегистрировано на мать. «Господин Шуфрич... должен поступить по-мужски и перерегистрировать на себя все фирмы, которые он юридически оформил на свою мать», — сказал Луценко. Сам министр из средств массовой информации узнал о том, что Шуфрич обвиняет милицию в аморальности в связи с вызовом на допросы его матери. Луценко отметил, что на Марию Шуфрич юридически оформлено очень много собственности. Он процитировал документ, подготовленный сотрудниками Закарпатского управления по борьбе с организованной преступностью. Из документа следует, что сотрудники милиции задокументировали противоправную деятельность участников организованной преступной группы с коррумпированными связями из числа должностных лиц Ужгородского гослесхоза управления лесного хозяйства Закарпатской области, которые путем злоупотреблений завладели объектами недвижимости стоимостью 269 тыс. гривен. Граждане Костив, Коваль, Головчак, Дорошенко и Мария Петровна Шуфрич проходят по этому делу.

В ходе расследования установлено, что Головчак и Костив по инициативе Дорошенко создали компанию «Охотничий клуб «Креминка» с уставным фондом 20,5 тыс. гривен, целью которого является содержание охотничьих угодий и улучшение флоры и фауны. По информации министра внутренних дел, лесничество с использованием поддельных документов было передано на подставном аукционе по заниженной цене в собственность «Креминке».

Двое из учредителей клуба в конце 2004-го — начале 2005 года передали свои доли бесплатно матери Шуфрича, и именно поэтому она вызывается в милицию в качестве свидетеля. Многие свидетели дают показания по этому делу, и многие из тех, на кого они указывают, находятся в офисе Шуфрича.

«Я даю неделю Нестору Ивановичу Шуфричу для того чтобы он ее права оформил на себя... и отстоял справедливость этих действий лично, а не перекладывал ответственность на мать и не прятался за ее старыми плечами», — сказал Ю.Луценко.

Относительно другого конфликта, связанного с народным депутатом, Министерство внутренних дел признало правомерными действия сотрудников департамента Государственной автомобильной инспекции МВД в конфликте с депутатом Верховной Рады Сергеем Головатым. Об этом сообщило агентство «Українські новини» со ссылкой на пресс-службу департамента ГАИ МВД.

Конфликт произошел ночью 20 февраля. Наряд дорожно-патрульной службы отдела ГАИ Шевченковского райуправления милиции на улице Большой Васильковской обратил внимание на автомобиль Volkswagen Touareg серого цвета, аналогичный которому разыскивался с 16 февраля как угнанный.

По данным пресс-службы, водитель Volkswagen проигнорировал требование сотрудников ГАИ остановиться, увеличил скорость и продолжил движение.

Автомобиль остановился на улице Жилянской, однако водитель отказался по просьбе сотрудников ГАИ показать документы на управление автомобилем, а вместо этого предъявил удостоверение помощника депутата Рады.

Свидетели этого инцидента подтвердили нетактичное поведение водителя, оскорбления в адрес сотрудников ГАИ, а также то, что по внешним признакам водитель был в состоянии алкогольного опьянения. По данным пресс-службы, за рулем автомобиля находился гражданин Виктор Кононенко, а пассажиром был Головатый.

Пресс-служба сообщила, что для документирования правонарушений водитель был приглашен в Голосеевское райуправление милиции, однако медицинское освидетельствование на предмет употребления им спиртных напитков провести не удалось.

В свою очередь, в интервью газете «Сегодня» Головатый заявил, что сотрудники ГАИ отказались показать свои удостоверения и получили по рации команду задержать водителя. С.Головатый сказал, что когда милиционеры посадили его водителя в другой автомобиль, он попытался поехать вместе с ним, однако его не пустили и сбили с ног.

«Когда меня сбили с ног, то рукой гаишник меня держал за кадык, мне и сейчас несколько больно глотать. Ногой же страж порядка бил меня по ребрам», — сказал депутат. По словам Головатого, после этого на место происшествия приехали заместитель председателя Службы безопасности Украины Василий Крутов и четыре сотрудника аппарата МВД.

В результате расследования МВД признало правомерными действия инспекторов роты дорожно-патрульной службы отдела ГАИ Шевченковского райуправления милиции прапорщика Сергея Низенко и старшины Сергея Мысика. В то же время МВД привлекло к дисциплинарной ответственности начальника управления ГАИ Главного управления МВД в Киеве Олега Трохименко и помощника дежурной части ГУ МВД в Киеве Николая Зосименко.

МВД прибегло к этой мере взыскания за ненадлежащую организацию сбора информации о происшествии и документировании обстоятельств правонарушения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно