Смешанный процесс

19 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 19 ноября-26 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

Украина пожинает плоды своеобразного противостояния, связанного с принятием Гражданского и Хозяйственного кодексов...

Украина пожинает плоды своеобразного противостояния, связанного с принятием Гражданского и Хозяйственного кодексов. На содержании хозяйственного процесса отражаются не только результаты политического соперничества, но и отсутствие четкой концепции у рабочей группы. Единой точки зрения касательно того, что является предметом внимания Хозяйственного кодекса, а что относится к ведению гражданского законодательства нет, терминология не согласована. В результате имеем сочетание кодексов, которые объединяют взаимоисключающие идеи. Хозяйственный кодекс вторгся на территорию Гражданского кодекса, а ГК регулирует отношения, которые логично было бы оставить за хозяйственным законодательством (коль скоро отказаться от него оказалось невозможно).

Для решения проблемы хозяйственного процесса необходимо уяснить, чем же отличается гражданский процесс от хозяйственного.

Принятый в первом чтении Хозяйственный процессуальный кодекс не удовлетворяет ни практиков, ни специалистов. Такую ситуацию можно объяснить тем, что рабочая группа по подготовке кодекса не достигла согласия относительно его концепции. Подготовка столь важного документа должна начинаться с согласования и разработки общей концепции нормативного акта и его основных принципов. В частности, необходимо определиться с основными концептуальными подходами хозяйственного процесса. В частности, кто является вершиной судебной власти? Заслуживает ли внимания досудебное урегулирование споров? Допускаются ли в процесс показания свидетелей как источник доказательств? В каких формах осуществляется судебный процесс (исковое производство, рассмотрение жалоб в административном порядке (отдельное производство), приказное производство)? Предусматривается ли участие в процессе присяжных и народных заседателей?

Рассмотрим некоторые из указанных аспектов. Определяющими для системы хозяйственного судопроизводства являются нормы Конституции Украины. В соответствии со статьей 125 Конституции Украины, высшим судебным органом в системе судов общей юрисдикции является Верховный суд Украины. Копируя некоторые западные стандарты (Франция), авторы кодекса предусмотрели ограничения компетенции Верховного суда Украины, хотя опыт других стран, чье законодательство ближе украинскому праву (Германия, Австрия), не учтен. Ограничив полномочия ВС, вместе с тем переложили на него обязанности по проверке в кассационном порядке решений всех судов Украины. Охватить такой объем работы Верховный суд не в силах. Вместе с тем апелляционные суды не выполняют той роли, которую выполняли областные до проведения судебной реформы.

Примером такого ошибочного подхода, является разрешение дел в Судебной палате по гражданским делам Верховного суда Украины. Работа палаты по существу парализована. На ознакомление и подготовку дел расписана очередь на несколько месяцев вперед. Чтобы хоть как-то выйти из прорыва и уменьшить нагрузку на судей, предусмотрен особый порядок предварительного ознакомления и вместе с тем окончательного решения кассационных жалоб без участия сторон.

Вследствие этого основная масса жалоб рассматривается вопреки требованиям статьи 129 Конституции Украины. Стороны лишены возможности выступать перед судом и обосновывать убедительность своих доказательств, не действует принцип гласности, процесс не фиксируется техническими средствами.

Упрощенная процедура рассмотрения дел, отсутствие свидетельских показаний и «документированностъ» процесса выгодно отличают хозяйственный процесс от гражданского. Это позволяет судам более эффективно разрешать дела, укладываясь в краткие сроки, что очень важно и для хозяйственного оборота, и для государства в целом. В этом преимущество хозяйственного процесса в сравнении с чрезмерно регламентированным и медлительным гражданским. «Документированностъ» процесса и рассмотрение дел без свидетельских показаний определяет еще одну его особенность, которая почему-то ускользает от внимания исследователей.

В хозяйственном процессе суды всех инстанций имеют возможность не только изучить все доказательства при подготовке дела к слушанию, но и на любом уровне воспринимать эти доказательства непосредственно. Слушание дел, как в суде первой инстанции, так и в апелляционном или Высшем хозяйственном суде не содержат существенных различий. Суды первой инстанции заслушивают объяснения сторон и в отдельных случаях предоставляют сторонам возможность задать вопросы друг другу. Суд учитывает их объяснения, но решения выносит в зависимости от наличия или отсутствия письменных и вещественных доказательств. В отличие от гражданского или уголовного процесса, суд, как правило, не оглашает доказательств и не изучает их в самом заседании.

Такой порядок рассмотрения дела существенно не отличается от его рассмотрения в суде апелляционной или кассационной инстанции. Более того, как в суде первой инстанции, так и в суде второй инстанции и в Высшем хозяйственном суде судьи могут непосредственно воспринимать доказательства и давать им оценку. Вопросы достоверности и допустимости доказательств в хозяйственном процессе вследствие «документированности» решаются гораздо проще, нежели в гражданском и, особенно, в уголовном.

В соответствии со ст. 74 ГПК Украины порядок слушания дела определяется судом. И далеко не всегда судья устанавливает порядок исследования доказательств и их осмотра в суде. Что касается гражданского процесса, то здесь показания свидетелей (которых нет в хозяйственном процессе) непосредственно воспринимает только суд первой инстанции и, при определенных обстоятельствах, апелляционный. Поскольку кассационная инстанция в суде гражданской юрисдикции показания свидетелей не воспринимает непосредственно, на этом базируется позиция, что суд кассационной инстанции не может давать доказательствам собственную оценку. Однако в хозяйственном процессе свидетельских показаний нет, и суд любого уровня может огласить имеющиеся в деле доказательства и дать им свою непосредственную оценку. Поэтому допуск в хозяйственный процесс свидетелей превращает его в процесс гражданский.

Таким образом, преимущества хозяйственного процесса (в целом далеко не совершенного) сложились в процессе исторического развития Украины. Страны Западной Европы и США при рассмотрении хозяйственных споров пошли иным, более традиционным путем. Для них является естественным, если рассмотрение хозяйственного спора исчисляется годами. Однако это не означает, что Украина обязана слепо следовать только западным стандартам. Опыт, даже чужой, следует воспринимать критически. Необходимо учитывать положительный опыт и специфику собственной страны, с ее особенностями экономического и политического развития. «А это означает, что неправомерно в общем отбрасывать опыт прошлого развития правового регулирования хозяйственной деятельности в Украине только по той причине, что это регулирование имело место в составе СССР», — утверждает академик В.Мамутов. В определенной степени с этим утверждением можно согласиться.

В отличие от государств Западной Европы, в Украине остается нерешенной проблема независимости судов и недопущения реального влияния на них со стороны исполнительной и законодательной власти, а также предпринимательских структур. Это «наследие прошлого» требует специфических приемов, которые излишни в странах западных демократий, где эта проблема в основном решена.

Разрешать эту проблему можно с помощью нескольких способов. Одним из них является введение в судебный процесс народных заседателей либо присяжных как представителей народа при отправлении правосудия, что предусмотрено статьей 124 Конституции Украины. Именно таким путем пошли в странах западной демократии. В Украине допускают подобную возможность только в уголовном процессе. Однако независимость судов нужна не только в уголовном процессе. Если дело слушает суд присяжных, считается, что оказывать давление на судью бесполезно, ибо не он решает главный вопрос иска. В Украине большинство специалистов и судебных деятелей к вопросу о допуске присяжных либо народных заседателей в процесс относится негативно.

Иной путь — наделение контрольными функциями Верховный суд Украины и предоставление ему права изъять из любого суда дело, рассмотреть его по правилам апелляционной либо кассационной инстанции и принять при этом окончательное решение. Верховный суд является вершиной судебной власти судов общей юрисдикции, а потому нет необходимости наделять его полномочиями. Эти права органично вытекают из статей 124, 125 Конституции Украины.

Впрочем, и задача обеспечения единства судебной практики должна включаться в сферу приоритетов Верховного суда. Но это только одно из направлений его многогранной деятельности, к тому же предполагающее, чтобы ВС направлял судебную практику в едином, общем для всех юрисдикций русле. Для этого Верховному суду необходимы полномочия по коррекции судебной практики и Высшего хозяйственного суда, если он допускает непоследовательность при применении законодательства по аналогичным делам, либо делает взаимоисключающие выводы при оценке одних и тех же фактов, норм материального права. Примеров тому достаточно. Не должно быть так, чтобы окончательное решение по делу принимал суд более низкого уровня, чем Верховный суд Украины.

Неразборчивая беспечность законодателя, согласившегося на скороспелую и недостаточно продуманную судебную реформу и «автономизацию» специализированных судов, привело судебную систему в состояние, близкое к коллапсу. Произошло это при почти полном попустительстве юридической общественности. Между тем реализация идей, заложенных в принятый в первом чтении Хозяйственный процессуальный кодекс, может привести к серьезным и непредсказуемым последствиям в экономике, стабильность которой напрямую связана с состоянием хозяйственного судопроизводства.

В специфических условиях Украины, когда необходимо отстаивать независимость суда и выдерживать внешние влияния, Верховный суд Украины должен решать как вопросы права, так и вопросы факта в любом из рассматриваемых в Украине дел (за исключением третейских судов). И в наибольшей мере это необходимо прежде всего в хозяйственных правоотношениях в связи с наличием в Украине нескольких экономических групп, имеющих значительное влияние на политику государства.

Таким образом, разрабатывая концепцию хозяйственного процесса, необходимо учитывать, что Верховный суд Украины является не только наивысшим судом в системе судов общей юрисдикции, но и гарантом законности и права справедливости при принятии судебных решений. Пока что суды не могут отстоять свою независимость, как это было в известном деле «Совтрансавто-Холдинг», где влиянию со стороны поддался и Высший хозяйственный суд Украины.

Поэтому Верховному суду Украины следует предоставить право истребовать любое дело, рассмотреть его по правилам апелляционной либо кассационной инстанции и принять по нему окончательное решение. Учитывая требования европейской интеграции и гармонизации законодательства, такое право должно быть ограничено определенным сроком (например, не более одного года с момента принятия решения судом первой инстанции). Принимая в таких случаях окончательное решение, Верховный суд способствовал бы сокращению сроков рассмотрения дел. Не секрет, что при действующей практике, когда решение суда неоднократно отменяется Высшим хозяйственным судом, рассмотрение дел затягивается на длительные сроки, что критиковалось и Европейским судом.

Более того, признание за Высшим хозяйственным судом права на окончательное решение ведет к ситуации, когда любые решения Верховного суда могут признаваться Европейским судом такими, что противоречат статье 6 §1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Брумареску против Румынии» §61). В деле «Совтрансавто-Холдинг» против Украины суд указал, что «возможность неоднократной отмены окончательного судебного решения не отвечает принципу правовой определенности, который является одним из основных элементов верховенства права в смысле статьи 6 §1 Конвенции» 13. Таким образом, создается ситуация, когда ревизуются положения Конституции Украины относительно того, что Верховный суд является наивысшим судом судов общей юрисдикции. Ибо рассмотрение Верховным судом дела после принятия «окончательного» решения Высшим хозяйственным судом может быть признано Европейским судом как нарушающее статью 6 § 1 Конвенции. Недопустимо в этом смысле действовать без учета решений Верховного суда Украины, что по существу предлагают те, кто отстаивает позицию, согласно которой высший специализированный суд является окончательной инстанцией судов хозяйственной юрисдикции. Такой подход противоречит статьям 124, 125 Конституции Украины.

Чтобы реализовать эти намерения, предусматривается, что решение в кассационной инстанции Высший хозяйственный суд будет принимать всем составом суда. При такой ситуации, как заявили некоторые члены рабочей группы, отпадает потребность в таком большом количестве судей в Верховном суде Украины. Такая себе революция в перераспределении судебной власти. Верховный суд не сможет пересматривать решения Высшего хозяйственного суда даже в случае допущенной им грубой ошибки (а таких ошибок и сейчас более чем достаточно), либо в случае неправильного применения кассационной инстанцией норм материального права.

При этом возлагаются надежды на то, что в случае, если решения будут приниматься всем составом Высшего хозяйственного суда, то это исключит ошибки при их принятии. Между тем вопросы истины не решаются большинством голосов. Наоборот, такой подход невероятно усложнит работу кассационной инстанции и приведет к ситуации, когда Высший хозяйственный суд будет перегружен делами и не сможет эффективно работать.

Подобную ситуацию цугцванга (если использовать шахматную терминологию) мы уже имеем в Судебной палате по гражданским делам Верховного суда Украины. Чтобы снизить нагрузку, придется в нарушение статьи 129 Конституции Украины рассматривать кассационные жалобы и выносить «окончательные» решения по ним без участия сторон. По существу такой подход, это не кассация, а ухудшенный вариант проверки решений в порядке надзора.

При таком рассмотрении дел только судья-докладчик будет изучать дело. Именно его позиция будет решающей. Остальные несколько десятков судей по существу будут только статистами. Уберечь судью-докладчика от ошибки они не смогут. Надо очень не уважать сложнейшую работу судей, чтобы считать, что они могут без глубокого анализа и изучения материалов дела принять единственно правильное решение за какие-то 5—10 минут, восприняв на слух объяснения сторон и мнение судьи-докладчика.

В первом полугодии 2004 года в Высший хозяйственный суд поступило 13 тысяч жалоб. Это почти 100 дел на каждый рабочий день. Возможно ли рассмотреть такое количество дел всем составом Высшего хозяйственного суда? Конечно же нет. Придется по большинству этих дел принимать решения об отказе в удовлетворении жалобы без серьезного анализа и с нарушением требований ст. 129 Конституции, то есть без участия сторон, без фиксирования процесса и обеспечения состязательности сторон.

Кодекс предусматривает, что предварительное слушание дела проводит помощник судьи (конечно, надо как-то снижать нагрузку на судей). Но поскольку на предварительном слушании принимаются процессуальные решения, то предварительное слушание должен проводить судья, а не его помощник, не обладающий правами судьи.

Жизнь требует, чтобы истцу, которому неизвестно место жительства ответчика, было предоставлено право указать в исковом заявлении место работы. На практике эта проблема возникает постоянно. В кодексе эта проблема не решена.

Весьма спорным является допущение в процесс показаний свидетелей. Как известно, это была принципиальная особенность, определяющая основное различие хозяйственного процесса от гражданского. Теперь это отличие устраняется, и хозяйственный процесс превращается в гражданский по существу и форме, и даже по субъектному составу, поскольку туда допускаются физические лица, не являющиеся предпринимателями.

Спорным является и намерение рабочей группы снять верхнюю границу с предельного размера государственной пошлины в сумме 1700 грн. и переименовать пошлину в судебный сбор. Предусматривается также, что кроме расходов на информационно-техническое обслуживание судебного процесса и судебный сбор, сторонами будут выплачиваться и судебные расходы, связанные с рассмотрением дела, размер которых будет определять суд. То есть доступ к правосудию усложняется.

В кодексе не урегулирован вопрос о досудебном рассмотрении споров. Его следовало бы предусмотреть. Хотя он может быть и факультативным (необязательным), но урегулировать его следовало бы.

Неудачно выписан в кодексе и порядок приказного производства заимствованный из Гражданского процессуального кодекса.

Жалобы юридических лиц и предпринимателей на действия (бездействие) должностных лиц отнесено к юрисдикции хозяйственных судов. Такие споры — не что иное, как споры административного характера, и их следовало бы отнести к юрисдикции административных судов.

Вышеизложенное свидетельствует, что Хозяйственный процессуальный кодекс Украины ошибочен с точки зрения концепции и присущей хозяйственным отношениям процессуальной процедуры и содержит ошибки и неточности, которые требуют серьезной и профессиональной доработки. Все эти моменты следует исправить в процессе доработки кодекса. Тревожит то, что проект с такими ошибками (а их перечень далеко не исчерпан) все же был принят в первом чтении.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК