Как нам критиковать судебную власть?

12 декабря, 2008, 16:44 Распечатать Выпуск №47, 12 декабря-19 декабря

В Верховной Раде Украины появились проекты реформирования судебной системы, а по сути ее дальнейшего уничтожения.

В Верховной Раде Украины появились проекты реформирования судебной системы, а по сути ее дальнейшего уничтожения. В соответствии с этими проектам Верховный суд Украины превращается в чиновничье учреждение в качестве приложения к нескольким судебным системам, действующим независимо друг от друга. Все это сочетается с сокрушительной критикой судей и неслыханным административным давлением на суды. Бьют все рейтинги телепередачи, где преимущественно одни и те же лица огульно обвиняют суды во всех смертных грехах. И кто в первых рядах? Народные депутаты. То есть те, кто больше всего провинился перед судебной системой, кто развалил наше правосудие непродуманными реформами, кто так и не смог ввести суд присяжных и упрямо не допускает представителей народа к участию в судопроизводстве.

Именно они, народные депутаты, утвердили такие процессуальные кодексы, по которым решение, например, киевской администрации или указ президента могут быть обжалованы одновременно в далекой Турке Львовской области, в городе Луганске или в любом другом городе, где проживает потенциальный жалобщик. Именно народные депутаты приняли процессуальные законы, по которым один и тот же вопрос может решаться на выбор в окружном или соответствующем районном суде.

До сих пор бывают случаи, когда Высший хозяйственный суд Украины и Высший административный суд Украины имеют разные точки зрения на вопрос, кому подсуден тот или иной спор из-за запутанности процессуальных норм. Спрашивается, чем провинился молодой судья в какой-то там Тмутаракани, который, согласно Процессуальному кодексу, должен решать административный иск против президента или министра юстиции? Почему не было предусмотрено, что споры против высших должностных лиц решают, например, Верховный суд Украины или один определенный суд в городе Киеве? Тем более что в хозяйственном процессе такой случай предусмотрен. Никакой судебной реформой не исправить недостатки процессуальных кодексов, из-за которых Верховный суд Украины утратил возможность контролировать судебную практику на надлежащем уровне.

Что требовалось от законодателей, когда они брались реформировать судебную систему? Совсем немного. Не уничтожать имеющуюся систему, а только нацелить ее на защиту интересов человека и государства Украина. Нужно было ввести на местах должность мирового судьи, которого бы избирало население. Чтобы он взял на себя большинство мелких, но важных для людей дел и решал их соответственно максимально упрощенной процедуре. И только в случае, если решение мирового судьи не удовлетворяло бы какую-либо из сторон, она обращалась бы в районные суды с их сложным и громоздким процессом. Мировые судьи действуют в США, мировые судьи решают дела в России. Почему бы не воспользоваться чужим опытом?

Нужно было также вернуть в суд народных заседателей. Они должны были бы стать тем глазом народа, который следил, чтобы отдельные судьи не обозначали, не вникая в суть дела, своему помощнику галочкой, в пользу какой стороны тот должен писать проект решения (пусть простят мне уважаемые судьи, я знаю, о чем пишу). Нужно было предусмотреть суд присяжных, то есть людей непредубежденных и ответственных только перед своей совестью, а не полагаться лишь на судей — служащих, зависящих не только от своей совести. И, конечно, предусмотреть такую систему ответственности судей, по которой они сами могли бы очищать свои ряды от случайных людей, своим поведением позорящих суд.

Может ли существовать в демократическом обществе суд вне критики? Бытует точка зрения, что Верховный суд нельзя подвергать критике, ведь он — последняя инстанция, его решения обжалованию не подлежат. Этот стереотип поддерживают сами судьи и юристы-ученые. Позволю себе с этим не согласиться. Конституция Украины в статье 8 провозгласила, что в Украине признается и действует принцип верховенства права, то есть основы справедливости, разумности и добросовестности. Критика с точки зрения справедливости и обеспечения прав человека нужна для правосудия как воздух. Исчерпав национальные способы защиты и не соглашаясь с решением Верховного суда Украины, можно обратиться еще и в Европейский суд. Следовательно, Верховный суд Украины по сути не является последней инстанцией.

Раньше существовал жанр беллетристики — судебный очерк, а на речи известных адвокатов бомонд собирался, как в театр. Такие речи и такие очерки имели существенный общественный резонанс. Все это в прошлом. Но требование справедливости осталось. Приведу несколько проблемных позиций наших судов в простейших житейских делах.

Пример первый. Жена гр. Т. родила двух мальчиков-близнецов. Но, как это бывает в жизни, у него появилась значительно более молодая женщина. Он решил уйти из семьи к ней. Банальная ситуация. У Т. есть более полусотни земельных участков в престижном районе под Киевом, он владеет усадьбой в Киеве общей площадью свыше тысячи квадратных метров, шестью или семью легковыми автомобилями. Имеет паспорт гражданина Болгарии, а потому в любое время может выехать за границу. Это то, что на поверхности. Типичный украинский миллионер, который может нанять не одного, а нескольких известных адвокатов. С адвокатами или без них Т. разработал план, с помощью которого просто-таки насмехается над судебной системой.

Вот что случилось. Т. уговорил свою жену выступить поручителем взятых им в банке кредитов. Одного — на сумму 300 тыс. долл., второго — на 46 тыс. долл. Конечно, из этих денег жена не увидела ни копейки. После этого Т. с помощью фиктивных доверенностей, выданных как будто от лица жены, продал все совмест-
но нажитое имущество женщине, к которой ушел жить от жены («ЗН» писало об этом случае). Дальше все было весьма обыденно. Уголовное дело против Т. возбудили и тут же закрыли. Это неудивительно. Но женщина подала иск о взыскании алиментов на двух детей. Будто в ответ банк предъявил женщине иск в размере 270 тыс. долл., поскольку Т. прекратил платежи по кредитам. Общее имущество Т. «продал», кредит потратил, а женщина с двумя детьми, которую Т. с подконтрольного ему предприятия сразу уволил, оказалась один на один с банком, правовые позиции которого в этом споре безупречны.

Оказавшись в такой ситуации, мать двоих детей питала надежду, что ей удастся взыскать хотя бы алименты с коварного отца. Согласно статье 182 Семейного кодекса Украины суд, определяя размер алиментов, учитывает материальное положение ребенка и материальное положение плательщика алиментов. С детьми понятно. Мать потеряла работу и над ней «навис» кредит банка в
300 тыс. долл.

Представитель Т. в суде заявил, что у того нет доходов. Были истребованы документы из банка, на основании которых Т. получил кредит. Из банка прислали справку, что зарплата Т. составляет 700 грн.
Можно только удивиться руководству банка, которое выдает кредиты на сумму свыше 300 тыс. долл. лицу с зарплатой 700 грн. Запросы в налоговую службу ничего не дали. Владелец десятков земельных участков, автомашин и недвижимости, по данным налоговой службы, доходов не имеет. Действительно, есть экстравагантные миллионеры, которые устанавливают себе символическую зарплату в одну гривню. Наш герой живет на 700 грн. А то, что у него имущества на десятки миллионов долларов, суд не заинтересовало, хотя соответствующие доказательства были предоставлены. Среди них и документ, из которого следовало, что, имея зарплату 700 грн., Т. уплачивает один из кредитов в размере тысячи долларов в месяц. Несмотря на это, суд исходил только из зарплаты 700 грн., а потому присудил такие алименты, что Т. на двоих детей должен был бы платить 300 грн. в месяц. Минуло полтора года, но до сих пор Т. не заплатил ни одной копейки.

Бедная женщина обратилась в апелляционный суд. Там учли требования статьи 182 Семейного кодекса и назначили алименты в твердой сумме — несколько тысяч гривен ежемесячно. Ответ Верховного суда Украины был молниеносным, что уже странно, если учитывать загруженность высшей судебной инстанции. Исполнение решения было приостановлено, а потом и само решение апелляционного суда упразднено. Сейчас мать двух детей ожидает, когда наконец с бомжа-миллионера исполнительная служба взыщет хотя бы те 300 грн. в месяц.

С таким игнорированием статьи 182 Семейного кодекса становится очевидно, что любой миллионер, владелец фабрик, заводов и пароходов может установить себе зарплату в одну или тысячу гривен и насмехаться над намерениями судей назначить алименты на его же детей. Следовательно, это проблема не одного конкретного дела, это проблема существования в Украине явления, которое законодатель хотя и предусмотрел, но суды его применяют только в том случае, если нет документа о доходах или заработной плате. Такая позиция судов заслуживает критики. Если бы это дело решали с участием народных заседателей, судье было бы очень трудно обосновать в совещательной комнате правильность своей позиции, противоречащей здравому смыслу.

Второй пример. Миллионы акционеров, которых называют «миноритарными», годами ждут выплаты дивидендов. Наше законодательство требует, чтобы такая выплата осуществлялась ежегодно. И суд должен защищать их право.

Успешное предприятие С. имеет двух акционеров: общество «Сен-Мар» — 80% акций и общество «Штерн» — 20%. Ежегодно предприятие С. получает прибыль 10—15 млн. гривен. Предприятие «Сен-Мар», пользуясь тем, что ему принадлежит контрольный пакет акций, в течение семи лет отказывало в выплате дивидендов. Хозяйственные суды первой и второй инстанции отказывали в удовлетворении иска, поскольку, дескать, решение принято большинством голосов. Высший хозяйственный суд отменил решение, указав:

«В соответствии с пунктом 2 статьи 116 Гражданского кодекса Украины участники хозяйственного общества имеют право на участие в распределении прибыли общества и получать его долю (дивиденды). Материалами дела подтверждается принятие решения Общим собранием учредителей (Протокол №7 от 07.12.2005) такого содержания: «Не распределять прибыль Общества, полученную в 2004 году, между акционерами, выплату дивидендов не проводить» (а.с. 38). Кроме того, в соответствии с указанным протоколом истцу отказано во включении в повестку дня собрания акционеров вопроса о распределении прибыли за 1998—2003 гг. и выплату дивидендов за этот период (а.с. 36). Указанным протоколом подтверждается получение ответчиком чистой прибыли 14млн. 336,3 тыс. грн. в 2004 году.

Системный анализ норм права позволяет сделать вывод о том, что право акционеров на получение доли прибыли общества (дивидендов) корреспондируется с обязанностью акционерного общества выплачивать ее акционерам, и такие выплаты в любом случае должны происходить один раз в год по итогам календарного года».

Решения были отменены. Но в дальнейшем в удовлетворении требований повторно отказано. Во время нового пересмотра дел Высший хозяйственный суд проигнорировал свое же требование о том, что дивиденды должны выплачиваться один раз в год, и оставил решения об отказе в выплате дивидендов без изменений. Верховный суд Украины не нашел оснований для принятия дела на проверку. Следовательно, право на дивиденды есть, но защитить его невозможно в связи с существующей судебной практикой. Так чего же стоит право, которое нельзя защитить в суде?! Конечно, судьи могут сослаться на несовершенство законодательства. Но ведь принцип верховенства права в том и состоит, чтобы защитить интерес, если он является правом лица, — даже при несовершенстве закона. Таким образом миллионы акционеров утратили возможность введения судебной практики, которая бы защищала их интересы. Снова имеем типичное дело, решение которого для общества является чрезвычайно важным.

Третий пример. Предприятие «Квест» заключило договор о продаже трех домов на берегу моря за 10 тыс. грн. Даже палатка на этом месте стоит в сезон значительно больше. Особенность этой сделки в том, что предприятие «Квест» не было владельцем этих домов. Поскольку инвентарбюро отказало в регистрации домов, покупатель подал в суд иск о признании права собственности на них. Настоящий владелец ни сном ни духом не ведал, что его имущество продают. Суд первой инстанции отказал в иске, апелляционный суд удовлетворил требования и признал право собственности за продавцом, купившим дома от лица, которое их владельцем не было. Конечно, такие деяния несут в себе признаки уголовного действия. Несмотря на это, Высший хозяйственный суд оставил решение в силе с ссылкой на то, что истец является добросовестным покупателем. Напомню статью 658 Гражданского кодекса, по которой право продажи принадлежит владельцу. Если продавец товара не является его владельцем, покупатель приобретает право собственности только в том случае, если владелец не имеет права его вытребовать. Статья 388 Гражданского кодекса утверждает, что владелец может вытребовать имущество, если оно вышло из его владения помимо его воли, как было в указанном случае.

Между тем решение о признании права собственности оставили в силе. Верховный суд не нашел оснований для передачи дела на решение его коллегией судей. По такой схеме немало наших граждан остались без квартиры или без дома или же без земельного участка. А суд должен был лишь проверить, был ли продавец владельцем и имел ли право продавать квартиру. Следовательно, дело типичное, аналогичные схемы используются в рейдерских атаках. В данном случае Верховный суд Украины занимает правильную позицию и отменяет решение, если в нем не учтены требования ст. 388 и ст. 658 Гражданского кодекса о том, что добросовестный покупатель может стать владельцем только в случае, если продажа состоялась не помимо воли настоящего владельца.

Проблема — в нагрузке на судей, не успевающих рассматривать множество жалоб, поступающих в Верховный суд. Из-за этого возникают ошибки — остаются в силе решения, противоречащие правильной позиции самого Верховного суда. Три дела из практики одного адвоката. Но за ними проблемы, представляющие публичный интерес, а потому они заслуживают внимания общества. Конечно, подобных примеров можно было бы привести значительно больше. Следовательно, нужна не критика судей, а критика правовых позиций судов. А она требует соответствующего уровня знаний. Нужна критика организации судебной системы и законодательства, которые регулируют судебный процесс и затрудняют работу судей, мешают судам вершить правосудие. И если где-то и встречаются случаи ошибочных действий со стороны отдельных судей, то недопустимо огульно распространять такие факты на всю судебную систему.

В той судебной системе, которой уже нет, публикация в прессе могла быть основанием для вытребования дела председателем Верховного суда или его заместителями и внесение протеста на незаконное решение. Этого права председателя Верховного суда и его заместителей лишили и вместе с тем завалили суд десятками тысяч дел, которые эта инстанция просто физически не в состоянии проверить. С одной стороны, власть хочет, чтобы судьи Верховного суда четко выдерживали единство судебной практики, а с другой — создают параллельные судебные системы, действующие независимо друг от друга и отбирающие у Верховного суда полномочия контролировать деятельность этих судебных систем. Такая у нас судебная реформа. Но реформаторский зуд не уменьшился, и сейчас на очереди еще более абсурдные изменения, заслуживающие отдельного разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно