Самый гуманный в мире суд

18 февраля, 2011, 15:43 Распечатать

Когда-то так в пропагандистском порыве говорили о судах советского времени. Конечно, никакими самыми гуманными они не были, принимали решения, нужные системе.

© fotki.yandex.ru/users/iac4x42009

Когда-то так в пропагандистском порыве говорили о судах советского времени. Конечно, никакими самыми гуманными они не были, принимали решения, нужные системе. Об украинских судах, их бедах и проблемах написано много. Но иногда не перестаешь удивляться парадоксальности некоторых судебных решений: то за какую-то мальчишескую затею молодому человеку могут впаять несколько лет тюрьмы, то за откровенный разбой наказывают условно...

Накануне нового года Гайворонский районный суд вынес решение по так называемому делу савранских охотников. Речь о том, что охотничьи угодья, переданные в марте 2008 года в пользование печальноизвестному нардепу на 15 лет (а это 26,4 тыс. гектаров земли, на которых действовало ООО «Охотничье хозяйство Головановское»), последний контролировал особенно ретиво. Право охотиться здесь имели только «хозяин» и его гости. Местные крестьяне, зная крутой нрав нардепа, даже за грибами в лес ходить остерегались. Но об этом не знали (а если и знали, то не очень верили) двое жителей поселка Саврань Одесской области, которые в ноябре 2008 года приехали поохотиться в Головановские леса.

Оставив авто на окраине села Разношенское Ульяновского района, охотники подались в лес. Председатель сельского совета счел своим долгом сообщить в охотничье хозяйство о визите неизвестных. Вооруженный егерь Олег Мирошниченко, заручившись поддержкой трех коллег, двинулся наперерез незнакомцам. По дороге к ним присоединился бывший начальник сектора уголовного розыска капитан Головановского райотдела милиции Вадим Нищенко. По мнению следствия, они были намерены показать заезжим «наглецам», кто в доме хозяин, как это делали до этого не один раз.

Когда охотники из Саврани вернулись к автомобилю, их ожидал «теплый» прием. Никто не обратил внимание, в том числе и капитан милиции, что охотники имели разрешительные документы на отстрел пернатой дичи и зарегистрированное надлежащим образом оружие. К тому же они так ничего и не подстрелили, фактически только побродив по лесу. Но головановские «охранники природы» были настроены решительно. Применив рукоприкладство, заставили жителя Саврани (один из охотников убежал, испугавшись выстрела в воздух) залезть в багажник собственного автомобиля, после чего отвезли его в гараж охотничьего хозяйства, где закрыли.

На следующий день уже обоих охотников отправили в изолятор временного содержания Головановского райотдела милиции, где в следственном кабинете «принципиальный» егерь и капитан милиции поставили любителям дичи жесткое условие: заплатить выкуп — по 20 тыс. долл. с каждого. У жителей Саврани таких денег не было, о чем они и заявили, но «правоохранители» побоями и угрозами убить настойчиво «убеждали» их заплатить. Поняв, что таких денег с пленников все равно не выбить, согласились на натуроплату — 10—14 тонн зерна. Савранцам позволили связаться с родственниками, которые должны были доставить зерно по указанному адресу в Головановске.

Со временем прокурор Головановского района, нынче известный всей Украине Евгений Горбенко, вынес протест на содержание охотников из Саврани под стражей (было и решение суда об административном аресте как браконьеров!). Арестантов освободили. Да не просто так. Экс-капитан милиции (в последнее время работал руководителем охраны агрофирмы) потребовал от охотников расписки с обязательством привезти в Головановск еще по одной машине зерна, а иначе, дескать, тюрьмы им не избежать. Жители Саврани, на собственном опыте убедившись, как ревностно соблюдают законность в Головановском районе, передали вымогателям зерна на общую сумму 23 тыс. 450 гривен.

Прокурор требовал в суде наказать бывшего работника милиции восемью годами заключения с конфискацией имущества и лишением звания капитана милиции, а егеря — семью с половиной годами тюрьмы, поскольку им инкриминировали целый ряд обвинений: вымогательство, осуществленное группой лиц, по предыдущему сговору; злоупотребление властью и служебным положением; незаконное лишение свободы или похищение человека; незаконное овладение транспортным средством. Многие считают: если бы дело Лозинского не приобрело такую широкую огласку, то и о савранских охотниках вряд ли кто-нибудь вспомнил, и их дело просто не дошло бы до суда.

Гайворонский районный суд, рассматривающий это дело в первой инстанции, признав, что вина подсудимых доказана по большинству обвинений, повел себя действительно как самый гуманный суд в мире. Решением судьи Руслана Слипенко экс-капитана милиции лишили свободы сроком на пять лет с конфискацией имущества с испытательным сроком три года. Егерь получил такое же наказание, только с испытательным сроком один год. То есть правонарушители остались на свободе, а следовательно, фактически не наказаны, потому что имущества у них может и не оказаться — оформить нужные документы не так уж и сложно.

Прокуратура подала апелляцию. Коллегия судей судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда Кировоградской области постановила: решение суда первой инстанции отменить, дело передать на новое рассмотрение в другом составе суда. Того же — Гайворонского.

Несколько месяцев назад этот же суд (судья Панасюк) вынес еще одно архигуманное решение. Предприниматель Константин Радишевский получил оригинальное наказание — 200 часов общественных работ. Хотя речь шла об убийстве человека.

…Павла Космина хорошо знали в городе, в районе да и в области. Художник, музыкант, общественный деятель, автор герба Гайворонского района, романтик, современный украинский интеллигент. Друзья и знакомые говорят о нем как о человеке мягком, корректном, неконфликтном. Но есть вещи, относительно которых люди, подобные П.Космину, проявляют непоколебимую твердость и принципиальность, — украинские национальные ценности, человеческое достоинство, справедливость.

В солнечное августовское утро П.Космин, идя по местному базару, услышал, как один из торговцев разговаривал с покупателями на русском языке. Очевидно, речь показалась ему слишком контрастной на фоне провинциального торгового люда, прибывающего преимущественно из сел, потому что он спросил у торговца, почему тот разговаривает на русском языке и не приехал ли он в Гайворон из России. Эти вопросы предприниматель воспринял как агрессивные, разговор перешел на повышенные тона и, как утверждал сам подсудимый, он оттолкнул пенсионера (Космину было 62). Тот якобы набросился на него с кулаками.

Даже зная принципиальность Космина, трудно поверить, что он поднял руку на мужчину вдвое младше себя — слишком культурным человеком был, чтобы позволить себе такое. Также не верится, что П.Космин был в тот день пьяный, — хотя бы потому, что вообще не употреблял спиртного.

Константин Радишевский признает, что, якобы защищаясь, нанес несколько ударов пенсионеру, тот, отступая, упал и ударился головой об асфальт, изо рта у него пошла кровь. Почти полтора месяцев пролежав в коме, он умер.

Предприниматель сначала из города скрылся, его даже объявили в розыск. Когда же появился, к нему была применена мера пресечения — подписка о невыезде. Возможно, здесь были и просчеты следствия, но суд не стал в это вникать, признав, что гибель Павла Космина не является прямым следствием травм, причиненных ему в августе на рынке (в соответствии с медицинским заключением, он умер от сердечной недостаточности). А затем вынес упомянутый выше приговор, правда, обязав предпринимателя выплатить дочке погибшего несколько тысяч гривен, которые та потратила на безуспешное лечение отца.

Этот приговор даже не был обжалован, потому что, как объясняют родные погибшего, он настолько их ошеломил, что они упустили сроки апелляции...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно