ПЫТАТЬ — НАУЧИЛИСЬ. ОТВЕЧАТЬ ЗА ПЫТКИ…

16 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 16 июня-23 июня

Полтора года назад «ЗН» была первой газетой, которая рассказала о том, как сотрудники правоохрани...

Полтора года назад «ЗН» была первой газетой, которая рассказала о том, как сотрудники правоохранительных органов Луганской области «выбивали» показания из подозреваемого, применяя методы испанской инквизиции и опыт работников концлагеря. За это время истязателей судили, но до сих пор нельзя сказать, что закон восторжествовал.

Из материалов уголовного дела: «С 26 по 29 ноября в ИВС ЛГУ УМВД в Луганской области по подозрению в убийстве содержался гражданин Ж., после чего был освобожден из-за недоказанности его причастности к убийству.

27 ноября, превышая предоставленные им права и полномочия, заместитель начальника ИВС Ущеповский Р.Р., старший оперуполномоченный Сербин О.В. и оперуполномоченный Кияницкий К.В. взяли Ж. из камеры № 7, привели в кабинет следователя, где пытались добиться от него признательных показаний о причастности к убийству.

Не получив нужных показаний, Ущеповский и Сербин стали избивать потерпевшего палкой, пластмассовой бутылкой с водой, руками и ногами по различным частям тела. Кияницкий участия в избиении не принимал, только подавал воду и валерьянку. После избиения потерпевшего отвели в камеру.

28 ноября около 12 часов Кияницкий привел Ж. в кабинет следователя, куда пришли Ущеповский и Сербин. Не получив признательных показаний, Ущеповский и Сербин стали избивать его, при этом Сербин нанес множество ударов кулаками в грудь, живот, голову Ж., хватал его за уши и бил головой о стенку, а также бил ногами по ногам, а Ущеповский нанес потерпевшему множество ударов кулаками по голове, груди, животу, а также пластмассовой бутылкой с водой — по голове и разным частям тела. Когда же потерпевший упал, Ущеповский и Сербин продолжали избивать его ногами по туловищу и бедрам.

Когда в процессе избиения Ж. терял сознание, Кияницкий приводил его в чувство, давая воду и валерьянку, а затем также стал избивать потерпевшего, нанеся множество ударов по различным частям тела. Затем он принес в кабинет противогаз, ремень, металлический стержень и совместно с Сербиным с применением физической силы положили Ж. на стол лицом вниз.

Затем Ущеповский, сняв с потерпевшего нижнюю одежду и белье, нанес несколько ударов палкой по голове и оголенному телу. После этого все трое попытались связать ремнем руки Ж., но последний оказал активное сопротивление. Тогда Ущеповский надел потерпевшему на руки сзади наручники и в таком положении стали за руки поднимать Ж. вверх, причиняя ему мучительную боль. Затем надели на потерпевшего противогаз и стали избивать его руками и ногами, оскорбляя при этом. Когда Ж. потерял сознание, его привели в чувство и отвели в камеру.

По просьбе потерпевшего к нему несколько раз вызывали в ИВС «скорую помощь». Врач видел на его теле следы побоев. При возвращении в камеру после допросов Ж. говорил сокамерникам, что его избивали работники милиции.

29 ноября он был освобожден из ИВС, дома ему вызвали «скорую помощь», а на следующий день он был госпитализирован в больницу, где находился на лечении длительное время.

Преступными действиями Ж. были причинены средней тяжести телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга, закрытой травмы груди, закрытого перелома шестого ребра справа, ушиба легких, ушиба шейного и поясничного отделов позвоночника, ушиба крестцовой области, ушиба и сотрясения почек, трещины анального канала, гематомы промежности, множественных кровоподтеков туловища, нижних конечностей, правой кисти, левой ушной раковины, языка, ссадины лица».

Своим решением суд приговорил Ущеповского Р.Р. и Сербина О.В. к трем годам шести месяцам лишения свободы в ИТК усиленного режима с лишением права работать в органах милиции в течение пяти лет.

Кияницкий К.В. осужден к трем годам лишения свободы с лишением права работать в органах милиции сроком на пять лет. Осуждение к лишению свободы определено условным с испытательным сроком на два года. Кроме того, со всех троих в пользу Ж. были взысканы средства в качестве компенсации за моральный ущерб. Справедливость восторжествовала? Как бы не так!

Луганский общественный комитет конституционных прав и свобод граждан сообщил, что судебный приговор был вынесен еще 14 января 2000 года: «Судья Кравченко после вынесения приговора предписывает меру пресечения — подписка о невыезде. При этом сами милиционеры- преступники продолжали работать в милиции, получать зарплату и тянуть волынку в кассационном процессе, трижды по очереди не являясь на заседания судебной коллегии по уголовным делам. Наконец, 21 марта, после трехкратных откладываний, судебная коллегия оставила приговор суда в силе, а 30 марта районный суд направил распоряжение об исполнении приговора, вступившего в законную силу, в районные отделения милиции. Однако и по сей день, через два месяца, Ущеповский и Сербин не арестованы и не отбывают срок в соответствии с приговором суда.

Пострадавший Ж. попытался было обратиться по этому поводу в областную прокуратуру — так ему сказали: «Не по адресу обращаешься». В областном управлении МВД развели руками.

Этот случай красноречиво говорит о том, что в наших правоохранительных органах в последнее время все более проявляется тенденция внутренней криминализации, угрожающая безопасности общества. Эта угроза уже поселила страх и социальную апатию в обществе, она подрывает доверие к государственной власти и лишает страну главного ресурса развития — социальной активности граждан».

Именно этот аспект и послужил отправной точкой для беседы с начальником УМВД Украины в Луганской области Григорием Епуром:

— Данный случай — крайне неприятный инцидент в деятельности луганской милиции. Позиция всего руководства УМВД в Луганской области и моя личная однозначна — мы работаем на поднятие авторитета органов внутренних дел. Только за этот год за различные нарушения было наказано 1499 человек. Двенадцать сотрудников уволено за злоупотребление служебным положением. Мы с пониманием относимся к деятельности правозащитных организаций и готовы сотрудничать с ними по выявлению фактов нарушения законности. Что касается данного конкретного случая, то приговор суда вступил в законную силу. Но осужденные «ушли» в бега, аргументировав свое исчезновение тем обстоятельством, что они совершат суицид, но в тюрьму не пойдут. Поскольку хорошо представляют, как к ним там будут относиться те, кого они не так давно «допрашивали»… Они объявлены в розыск, и это дело взято мной на личный контроль. В том числе и в отношении тех руководителей, которые не исполнили решения суда.

— Мне кажется, происшедшее говорит о том, что отбор кадров для работы в органах МВД еще не настолько хорош, как должен быть. Ведь в свое время они не рассмотрели в кандидатах потенциальных садистов и преступников, которые, нарушив закон, пытаются теперь скрыться от правосудия. Где гарантия того, что такие «слуги» закона будут своевременно изолированы от работы в МВД?

— Этот случай заставил нас еще больше внимания обратить на подготовку личного состава. Стопроцентной гарантии я давать не буду, но делается все, чтобы подобных инцидентов в истории луганской милиции больше не было.

— Целый год, до решения суда, трое подозреваемых работников МВД продолжали ходить на работу и выполнять свои функциональные обязанности по охране законности и правопорядка. Это — нормальная ситуация?

— Отстранить от занимаемой должности их мог следователь, который вел это дело. А уволить мы имели право только после вступления приговора в законную силу. Информация к размышлению. В судах области в настоящее время рассматриваются 12 дел по восстановлению на работе сотрудников МВД, которые в свое время были уволены как не достойные работать в правоохранительных органах. Очень часто судьи восстанавливают на работе таких «потерпевших» и мы должны выплачивать им компенсацию. Это — нормально?..

— Вы могли бы прокомментировать решение суда от 14 января, которое оставило преступников на свободе?

— Для нас было бы гораздо проще, если бы тех, кого приговорили к реальным срокам лишения свободы, взяли под стражу прямо в здании суда…

— Ваша оценка криминогенной ситуации в Луганской области.

— У нас уменьшилось количество тяжелых преступлений по линии уголовного розыска, количество грабежей, краж личного имущества, угона автотранспортных средств. Одновременно поднят процент раскрываемости. В суды отправлены 22 дела по организованным преступным группировкам, 9 из которых действовали в сфере экономики. Государству возвращены 11,5 млн. грн. Мы делаем все, чтобы ситуация в области была под нашим контролем. Никто сейчас не рискнет заявить, что он — «авторитет».

— Внесите ясность по поводу отставки Валерия Малахова, начальника Луганского городского УМВД. Официальная версия — ухудшение состояния здоровья. Неофициальная — городские власти могли себя чувствовать спокойно, пока он был на этой должности, и данная ситуация перестала устраивать очень многих людей как в городе, так и в области.

— Эта отставка — правильное решение, которое будет способствовать оздоровлению обстановки. Думаю, что в ближайшие два-три месяца жители областного центра узнают о многих интересных вещах… Проясним ситуацию, связанную с рынками, чтобы рассказать, кто реально зарабатывает деньги, забывая порой о городском бюджете. Перед законом все должны быть равны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно