Путевые заметки о влиянии реформ на судью

4 ноября, 2011, 16:32 Распечатать

В качестве примера круговой поруки и правового нигилизма расскажу об обычном гражданском деле, начавшемся в маленьком Углежарском городском суде Донецкой области.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Крайне сложно поверить в то, что наши суды реформируются в лучшую сторону. Особый скепсис одолевает тех, кто на себе прочувствовал результаты деятельности украинской Фемиды. Общеизвестно, что на этом ответст­венном участке в той или иной пропорции буйным цветом проросли коррупция, разгильдяйство, хамство и невежест­во. Убеждая саму себя в правильности избранного пути, Высшая квалификационная комиссия судей взялась «перетряхивать» лишь низовой судебный корпус. В связи с этим возникают закономерные вопросы. Почему последним редутом, способным хотя бы на будущее придержать коммерческую прыть зарвавшихся судей первой инс­танции, является не апелляционная и кассационная инс­танции, а высокая комиссия, предназначенная для рассмотрения дел о привлечении представителей Фемиды к дисциплинарной ответственности за процедурные нарушения? Почему ошибки, однажды допущенные судом, не выявляются при просеивании судебных решений, когда они пересматриваются в установленном законом порядке? Куда, кроме Европейского суда по правам человека, жаловаться украинцам, если в судах грубейшим образом нарушается не процессуальное, а материальное право? Как поступать с теми, кто сквозь пальцы смотрит на степень юридической чистоты правоприменительных судебных ак­тов, когда при их пересмотре меняются столь редкие правильные решения на неправильные? В принципе, сами судьи, которых привлекли к тому либо иному виду дисциплинарной ответственности, в свое оправдание могут высказать тезис о том, что если бы их работу вовремя подправили, они, чувствуя над собой контроль, не опустились столь низко.

В качестве примера круговой поруки и правового нигилизма расскажу об обычном гражданском деле, начавшемся в маленьком Углежарском городском суде Донецкой области (название городка, как и фамилии главных действующих лиц, изменены автором) и на сегодняшний день практически беспрепятственно миновавшем все судебные инстанции. А уж типичное ли это производство для нашей судебной системы либо нет, судить читателю.

История началась в начале марта 2010 года. Предприниматель Кожарев решил продать гражданину Буровину, не являющемуся СПД, партию досок, предназначающихся для обшивки бильярдной. Эти партнеры неоднократно состояли в деловых отношениях, и в принципе были довольны степенью ответственности друг друга. Как и рекомендуется в случаях, когда момент заключения сделки и момент выполнения обязательства не совпадают, продавец и покупатель заключили очередное письменное соглашение. Далее приводятся условия сделки, которые в сопоставлении с материальным и процессуальным правом следовало учитывать судом, когда обязательство действительно было нарушено Кожаревым, своевременно не передавшим товар Буровину.

Как указывалось, стороны оформили отношения соглашением купли-продажи, что соответствовало сути и характеру договоренностей. Стоимость древесных изделий составила 8 500 грн., и продавцу следовало передать их тогда, когда покупатель заплатит 5 900 грн. В разделе «предмет договора» Кожарев и Буровин пришли к обоюдному согласию, что товар, подлежащий поставке, будет использоваться сугубо в предпринимательских целях. И далее в содержании договора безусловно соблюдался принцип нераспространения на отношения потребительского законодательства, на что Кожарев и Буровин имели полное право.

Определяя виды имущественной ответственности за неисполнение договорных обязательств, продавец и покупатель сослались на действующее законодательство, что означает возможность взыскания убытков, включая и инф­ляционную составляющую. Сам Буровин проживает и зарегистрирован в селе Павловка Марьинского района Донецкой области, там же расположена и его бильярдная. Кожарь же живет в областном центре — Донецке. Ну вот, пожалуй, и все, что касается основных параметров соглашения.

Далее гражданин Буровин делает предоплату в счет исполнения договора в размере пяти тысяч девятисот гривен. Предприниматель Кожарев не выполняет условий договора купли-продажи в части передачи обшивки для бильярдной, и покупатель принимает мудрое решение защитить свои права в суде.

Учитывая исходную фактуру, очевидным является то, что, опираясь на неисполненный договор как главное основание иска, Буровину следовало направлять процессуальный документ в донецкий суд по месту жительства и регистрации ответчика — предпринимателя Кожарева. Такое строгое правило определения подсудности установлено Гражданским процессуальным кодексом. При этом покупатель мог выдвинуть следующие комбинации требований в их различных сочетаниях: о понуждении передачи предмета договора; взыскании убытков (если таковые имеются); возврата предоплаты в размере пяти тысяч девятисот гривен. Именно такие виды имущественной ответственности предусмотрены в соответствующих статьях Гражданского кодекса.

Однако нашему Буровину иск разработал настоящий профи. Не ставя под сомнение ни одно из условий договора купли-продажи, а также способ его заключения, Буровин одевает маску гражданина-потребителя и к требованиям о возложении на продавца обязанности передать обшивку для бильярдной добавляется еще и дополнительная санкция в форме пени за каждый день неисполнения обязательства со ссылкой на ч. 5 ст. 10 Закона «О защите прав потребителей». Причем размер пени более чем в три раза превышает цену договора. Тут же у разработчиков хитроумного иска появилась дополнительная процессуальная возможность применить правило альтернативной подсудности, предусмотренное для граждан-потребителей, и передать спор на разрешение в местный суд, распространяющий свою юрисдикцию на местожительст­ва истца, т.е. Буровина.

Однако покровитель, взявшийся за протекционное рассмотрение столь закрученного сюжета, вершил правосудие не в Калининском районном суде города Донецка, как это действительно должно быть, не в Марьинском районном суде, где проживает мнимый потребитель, а именно в Углежарском горсуде. Поэтому Буравин берет в жеке справку о якобы своем постоянном пребывании в Уг­лежарске. В результате всех этих манипуляций процессуальный документ, минуя автоматизированную систему распределения дел, попадает к нужному судье Пылине. Естественно, этот судья, действуя по заранее согласованному плану, в нарушение правила подсудности, не ставя ни на йоту под сомнение легитимность условий договора купли-продажи, удовлетворяет все, что начислил Буровин. Более того, внимательное ознакомление с содержанием иска и судебным решением Углежарского суда (а именно: со шрифтом, формой и стилем изложения мыслей, одолевающих сначала истца, а затем и судью) не оставляет сом­нения, что названные документы готовил один и тот же человек на одном и том же печатном электронном устройстве.

Это означает, что представителем Буравина в процессе был судья Пылина и, следовательно, исход спора был предрешен. Причем Пылина вовсе не готовил своего «подзащитного» к процессу, и Буравин, будучи по характеру прямолинейной личностью, в заседании откровенно выложил, каким образом и через кого из близких ведет семейный бизнес, не будучи зарегистрированным как предприниматель. Все эти пояснения истца записаны на техническом средстве.

За гражданское дело в апелляционной инстанции Донецкой области отвечал судья Лесной. Решение, подготовленное тройкой под его руководством, поразительно по своему содержанию. Этот судебный акт состоит из набора бессвязных цитат, переписанных из закона, где вообще отсутствуют ответы на вопросы, поставленные Кожа­ревым для разрешения их в апелляционном юрисдиционном органе…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно