ПОЛИТИЧЕСАЯ ТОЧКА В КЛАДБИЩЕНСКОМ ВОПРОСЕ

8 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 8 сентября-15 сентября

История с Лычаковским кладбищем, ставшим известным всему миру после того, как бойцы УНА-УНСО 22 окт...

История с Лычаковским кладбищем, ставшим известным всему миру после того, как бойцы УНА-УНСО 22 октября 1998 года молотками и зубилами принялись «стирать» надпись на мемориальной плите пяти неизвестным польским воинам, погибшим в украинско-польской войне 1918—1919 годов, могла завершиться 3 августа нынешнего года. В этот летний день в Варшаве заместителем министра иностранных дел Украины Петром Сардачуком и генеральным секретарем Совета охраны памяти борьбы и мученичества Анджеем Пшевозником был подписан «Протокол украинско-польских переговоров относительно завершения приведения в порядок польских военных захоронений 1918—1919 годов на Лычаковском кладбище в г. Львов и приведения в порядок новых могил на украинском военном кладбище в Пикуличах».

В украинско-польскую бочку с медом бросили ложку дегтя представители львовской общины в нашей делегации. Диссиденты высказали свое решительное несогласие с рядом мест в подписанном документе. Приехав домой, львовяне 8 августа провели заседание комиссии по делам военных захоронений в городе Львов, на котором решили, что положения варшавского протокола не соответствуют действующему законодательству Украины и могут исполняться только после их позитивного рассмотрения сессией Львовского городского совета. А Львовский горсовет на этот случай имел свое решение, принятое еще первого октября 1998 года.

Решением почти двухгодичной давности, принятым под давлением львовской общественности, ограничивались попытки польских строителей восстановить военные захоронения в том виде, который они имели на момент завершения в 1939 году. В таком виде данные захоронения воспринимаются западными украинцами как «помпезный Пантеон польской славы в честь победы над ЗУНР на «восточных кресах». Одним словом, августовское заседание комиссии по делам военных захоронений в городе Львов сочло, что для изменения решения от 01.10.1998 года нет оснований.

Реакция вольного города Львова, унаследовавшего гены Магдебургского права и обретшего закон «О местном самоуправлении», не на шутку встревожила столицу. Киеву львовский гонор – как пятое колесо в телеге, которая вроде бы собирается заехать в Европу.

В прошлый четверг на Львов «бросили» чрезвычайного и полномочного посла Украины в Республике Польша Дмитра Павлычко. Чрезвычайный и полномочный вдохновенно склонял городскую раду «к компромиссу». Но атмосфера в сессионном зале была далекой от той, которая обычно царит на вечерах поэзии. За честное исполнение не своих функциональных обязанностей посол Украины в Польше даже заслужил от одного из граждан Львова звание посла Польши в Украине. Первый приступ удалось отбить.

В этот понедельник на львовскую ратушу «высадился» целый отряд киевских чиновников, укомплектованный вице-премьером Мыколой Жулинским, главой Государственного комитета по информационной политике Иваном Драчом и… охапкой народных депутатов. Киевляне на сей раз не стали вести лобовой атаки. Прежде чем занять позиции в президиуме, они совершили маневр — пригласили «на совещание» глав депутатских комиссий, фракций и политических партий. Применялись ли в отношении «приглашенных» какие-то особенные средства переубеждения, неизвестно.

Главным несекретным оружием, с которым десантовавшиеся вышли на «рядовых гордепов», было письмо-обращение премьер-министра Украины к местным депутатам. Из послания Виктора Андреевича присутствовавшие узнали, что «последовательно воплощается в жизнь провозглашенный Президентом Украины… курс на проевропейскую ориентацию Украины» и что «важным составляющим подготовки Украины для интеграции с ЕС является урегулирование всех спорных вопросов между Украиной и ее соседями». Премьер-министр от имени возглавляемого им правительства попросил депутатский корпус Львова проникнуться национальными интересами и экономической безопасностью и положить протокол украинско-польских переговоров «в основу решения Львовской городской рады относительно приведения в порядок польских военных захоронений на Лычаковском кладбище…»

Панове Жулинский и Драч популярно развивали идею премьера. Высокие киевские бюрократы с гуманитарным покроем сознания упор делали на экономические и геополитические моменты. Мол, пора оторваться от единого энергетического источника и вообще избежать нового попадания в неволю к северо-восточному соседу. Много добрых слов было сказано в адрес Президента Польши, который «заверил, что газопровод никогда не будет построен в обход Украины». И все это — «ради стратегического партнерства с нами», «несмотря на финансовые потери польской стороны».

Доводы непримиримых львовян о возможно больших потерях Польши в случае, если Украина начнет защищать своего товаропроизводителя, не возымели результата. Не было учтено и сообщение депутата польского сейма Дариуша Вуйцика, который посетил Львов на прошлой неделе: отказ Москве в значительной степени предопределен интересами не столько Польши, сколько Евросоюза. Городские депутаты, как и выражал уверенность премьер, на этот раз оказались людьми «державно мудрыми и взвешенными».

Они смирились с положением протокола, которое требует сохранения надписей на пилонах. Первоначально эти надписи свидетельствовали о местах победоносных боев польской армии. В соответствии с последней редакцией решения горсовета, они (надписи) теперь будут указывать на места «гибели воинов, захороненных на территории польских военных захоронений». Каким-то утешением для львовских депутатов может служить и то, что им удалось добиться внесения правки, позволяющей названия данных населенных пунктов исполнить не только на польском языке, но и на украинском.

Приняли представители общины Львова положение, предполагающее «завершить реконструкцию катакомб с монтажом скульптур крылатых голов, фигурами ангелов, ограждениями в форме балюстрад, ступеньками». Эти архитектурные элементы сообщают захоронениям признаки Пантеона, столь раздражающего украинских патриотов.

Наиболее дискуссионным, как и следовало ожидать, стал пункт о размещении в центральной части кладбища плиты, посвященной пяти неизвестным польским воинам. Той самой, которую почти два года назад «редактировали» унсовцы. Тогда на плите по-польски было написано: «Неизвестным героям польским, павшим в обороне Львова и земель юго-восточных». Протокол, подписанный в августе, предусматривал, что на граните будет надпись с фрагментом «…павшим за независимость Республики Польша» с изображением креста и датами 1918—1920 гг.» Последним голосованием принят текст со словами «…павшим за Польшу в 1918—1920 гг.»

И даже такой компромисс не устроил принципиальных украинских патриотов. Они настаивают, что последний вариант также содержит в себе указание на территориальные претензии Польши к Западной Украине.

Сроком открытия польских военных захоронений сессия определила «до 1 октября». Сделано это по настойчивой рекомендации Леонида Даниловича. В своем поручении от 26 июля 2000 года он лично вычеркнул «4 квартал» и вписал «сентябрь 2000 года». Такая поспешность дала «недоброжелателям» повод утверждать, что Леониду Кучме хочется сделать приятный подарок своему крепкому другу Александру Квасьневскому в канун президентских выборов в Польше, назначенных на 8 октября. Впрочем, чего тут искать «недоброжелателей». О необходимости «поддержать Александра Квасьневского на президентских выборах» львовским депутатам и общественности говорил сам Павлычко.

И хотя, по предварительным соцопросам, А. Квасьневский спокойно возьмет свои 60 процентов электората, рисковать в его команде из-за «львовского недоразумения» не желают. Нынешнему польскому лидеру не нужна слава политика, не способного решить «простенький» вопрос с увековечением памяти «защитников отчизны». Для представителя тамошней элиты, как и для любого другого тамошнего гражданина, нормально прежде всего считать себя поляком, а уже потом сторонником той или иной политической ориентации. Там чтут и развивают идею патриотизма, усматривая в этом залог государственной безопасности. Там не комплексуют из-за того, что Фрейд квалифицировал национальную консолидацию как разновидность нарциссизма.

Это наш лидер может сказать, что в Украине национальная идея не сработала. Впрочем, судя по тем новостям, которые привез во Львов М. Жулинский в качестве предмета для торга с львовскими смутьянами, можно думать, что наш Гарант будет покровительствовать патриотизации общественной жизни. Со слов Мыколы Григорьевича: Президент Украины вскоре может решить вопрос с ОУН-УПА, дал поручение объявить конкурс на создание в Киеве Пантеона национальной славы, «…есть поручение о создании в Киеве мемориала памяти жертв голодомора и политических репрессий», «в этом году мы по поручению Президента имеем намерение провести международную конференцию, посвященную этноциду украинского народа с тем, чтобы можно было апеллировать к международной общественности, как это делают евреи, инициируя постоянно дела холокоста»…

Конечно, «свідомий українець» возрадуется подобной благой вести. Однако кто может дать гарантии, что все это не будет сделано с корыстными политическими целями?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно