НА ОСТРИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА

12 февраля, 1999, 00:00 Распечатать

Так случилось, что ровно год назад, в ту же неделю февраля, тот же автор опубликовал в «ЗН» заметку «Высший пилотаж под названием арбитраж»...

Так случилось, что ровно год назад, в ту же неделю февраля, тот же автор опубликовал в «ЗН» заметку «Высший пилотаж под названием арбитраж». И когда я ее просмотрел и сравнил с записями, сделанными на последнем пленуме Высшего арбитражного суда, посвященном итогам деятельности арбитражных судов Украины в 1998 году, то немедленно обнаружил, что придумывать-то ничего и не надо. Достаточно вставить другие миллионы и проценты, а также названия облсудов, которые трудились по разным позициям то хорошо, то плохо и... новый опус готов.

Что ни говорите, а культура партийно-хозяйственных активов настолько прочно закрепилась в нашем менталитете, что изменить содержание пленумов, коллегий и прочих отчетных процедур органов власти практически невозможно. Поэтому я прошу извинения у уважаемых наших арбитров, но, возможно, очень дорогую им годовую статистику я приводить буду в минимальном количестве. Остановлюсь же на тех качественных факторах, которые как бы красной нитью пронизывали речи выступавших на пленуме.

Прежде всего должен с грустью констатировать, что хотели того ораторы или нет, но одна из таких нитей - низкая квалификация многих судей. Соответствующие примеры приводили почти все выступавшие, да и пресса буквально забита претензиями к тем или иным решениям арбитражных судов. Конечно, множество публикаций дают сугубо одностороннюю информацию, но дыма без огня, как известно, не бывает. Уже сам факт того, что, по данным зампредседателя ВАС Анатолия Осетинского, каждое 15-е дело проверялось надзорными инстанциями по заявлению сторон, протестам прокурора или по собственной инициативе, должно насторожить руководство данной ветви судебной власти. Если тот или иной арбитр не может квалифицировать, относится иск к его компетенции или подлежит рассмотрению в гражданском суде, о какой юридической подготовке можно вести речь?

Одну любопытную закономерность отметил председатель комитета Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности и борьбы с организованной преступностью и коррупцией Юрий Кармазин. Оказывается, ради достижения правовой неприкосновенности бизнесмены двинулись не только в депутаты, но и в арбитры. Какого высокого качества законы принимает парламент, граждане уже убедились. Так что им будет очень легко представить себе качество судебных решений бизнес-арбитров. Возможно, именно с этим обстоятельством связано замечание зампредседателя Государственной налоговой администрации Владимира Копылова о том, что арбитры часто не обращают никакого внимания на факт заключения договоров купли-продажи в устной форме. «Ты - мне, я - тебе» - таков был, есть и в ближайшее время будет неписаный закон деяний бывших советских людей, даже если их принарядили в черную мантию. Именно с ним, по-видимому, связано и отмеченное г-ном Кармазиным такое грубое нарушение Конституции, как отсутствие во время судебных процессов их записи. И если ее не ведут истцы за собственный кошт, этим пользуются, по мнению парламентария, неквалифицированные или же недобросовестные арбитры.

Безусловно, не все зависит от профессиональных и моральных качеств судей. Нынешнее украинское законодательство представляет собой хорошо знакомую стройплощадку советских времен, где отсутствуют многие необходимые материалы и наблюдается огромный избыток других. Разобраться в тех постоянных изменениях хозяйственных актов, которые плодит Верховная Рада, Президент, Кабмин и прочие ведомства под силу разве что крупному правовому НИИ. И уж страна, которая на восьмом году существования не имеет пусть и несовершенных, но собственных Гражданского, Хозяйственного и Налогового кодексов (о ХК до сих пор идут споры, нужен ли он вообще), не может даже претендовать на статус правового государства. Так что за работу в условиях, где сочетаются одновременно правовой вакуум и ненужный хлам, наши арбитры вполне заслуживают награждения орденом Фемиды пятой степени (почему пятой, см. выше).

Следующая красная нить: судебная система у нас, господа, что «лебедь, рак и щука». Хотя в ежегодный отчетный доклад непременно включают раздел «О координации работы с правоохранительными органами по выявлению и профилактике преступлений в сфере экономики», к его бодрым выводам о тесной взаимной привязанности следует подходить с известной осторожностью. Даже сами арбитры признают: рассмотрев в прошлом году около 175 тысяч дел, в правоохранительные органы они отправили аж 390 сообщений о выявлении фактов криминально наказуемых действий. Думаю, адекватных выводов было сделано еще на порядок меньше. Поэтому понятен призыв зампредседателя ВР Виктора Медведчука резко интенсифицировать сотрудничество субъектов судебной власти. Но пока... пока Конституционный суд должен выяснить, прав ли Верховный суд, восстановив право на налоговые льготы для СП, который отменила Верховная Рада. Арбитражные суды ранее ориентировались как раз на сию «дисквалификацию», но теперь, в ожидании решения КС, все дела подобного рода законсервировали.

Впрочем, это - не единственное противостояние с системой гражданских судов. По данным руководителей регионального арбитража, гражданские судьи сплошь и рядом отменяют их решения. Далее начинается «футбол в письмах» между высшими инстанциями ветвей судебной власти, который во времена Аркадия Райкина назывался «заслать дурочку». Ситуация, по мнению г-на Медведчука, четко прочитывается в составе президиума пленума: там нет руководителей Верховного суда.

Еще одним фиаско «взаимопонимания» стало несогласие с проектом закона о финансировании арбитража. Если, скажем, Государственная налоговая администрация отчисляет в свою пользу 30% штрафных санкций, то арбитражным судам не позволяют изъять себе даже 10%. Оттого-то налоговики ходят в форме «почти от Версаче», а у арбитров одна мантия на весь областной суд.

Последняя красная нить, которую удалось засечь автору, - страна вступила в эпоху массовых банкротств (количество таких дел увеличилось на 28%). Замспикера полагает, что банкротство становится одной из главных реалий нашей жизни потому, что вызывает не только имущественные, но и социальные конфликты: ведь, помимо всего прочего, на балансе многих предприятий-банкротов находится множество соцобъектов. В правовом порядке все эти вопросы отработаны слабо, поскольку закон о банкротстве, принятый семь лет назад, явно устарел (год назад речь была о том же). Не менее острая проблема - большой дефицит специалистов по этой категории дел. Но поскольку с проблемы качества арбитров мы начинали, на этом факте, видимо, и стоит закончить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно