М.БРОДСКИЙ СНОВА В СТРОЮ

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 22 марта-29 марта

Верховный суд в лице судьи Николая Балюка обязал ЦИК немедленно отменить решение о снятии лидера партии «Яблуко» Михаила Бродского с регистрации кандидатом в народные депутаты по списку партии...

Верховный суд в лице судьи Николая Балюка обязал ЦИК немедленно отменить решение о снятии лидера партии «Яблуко» Михаила Бродского с регистрации кандидатом в народные депутаты по списку партии. Это решение окончательное и обжалованию не подлежит. Суд согласился с аргументами истца, отметив, что «в постановлении ЦИК вообще отсутствует обоснование вины М.Бродского, не доказана его вина и в судебном заседании».

По мнению суда, М. Бродский и не обязан был вносить в декларацию сумму (187 тысяч гривен), «инкриминируемую» ему Центральной избирательной комиссией. Причем по нескольким причинам: и по срокам — декларация должна составляться за предыдущий год, и по сути — взнос в уставный фонд обществ, предприятий является их собственностью, а не принадлежит участнику. То есть выходит, ЦИК в данном случае кругом не права.

Пожалуй, излишне говорить, что решения ЦИК — судьбоносны, причем не только для каждого отдельно взятого кандидата и даже партии. Только по списку партии «Яблуко» были сняты с регистрации восемь человек, в том числе первый и второй номера. Тем не менее, в судебном заседании так и не удалось выяснить, из чего исходит ЦИК, определяя существенность недостоверности предоставленных кандидатом сведений, что является основанием для его «отставки». То ли у них там какое-то особое чутье выработано, то ли существуют совсекретные инструкции — представители ЦИК так и не признались. Правда, вырвалась у одной из них фраза, позволяющая предположить, что есть все-таки критерии для определения существенности. Поведав, пользуясь случаем, о приобретенном М.Бродским «Шевроле» 2000 года выпуска, впрочем, к делу не относящемся, представительница ответчика отметила, говоря о сумме, которую, по мнению ЦИК, он обязан был указать: «Не знаю, насколько это несущественно для Бродского, но мне, чтоб заработать такую сумму, нужно работать лет десять». И хотя суд не придавал значения подобным проявлениям классовой неприязни, эта реплика, очевидно, имеет непосредственное отношение к вопросу о критериях существенности.

О том, насколько унифицированы, а значит — справедливы подходы и требования членов ЦИК к кандидатам свидетельствует и такой забавный пример. Судья поинтересовался у ответчиков, читали ли они комментарий к закону о выборах Михаила Рябца (председателя ЦИК), в котором один из затронутых в заседании спорных вопросов трактовался иначе, чем это делали представители ЦИК. «Мы этим комментарием не пользуемся», — был ответ одной из представительниц ЦИК. Такой вот у нас есть, оказывается, оазис демократии, когда подчиненные игнорируют научные изыскания руководителя. Правда, тогда неясно, зачем и для кого господин Рябец все это писал, если даже его сотрудникам не интересно.

Очевидно, одним из результатов подобного плюрализма стал такой факт. Как заявил в судебном заседании представитель партии «Яблуко» в ЦИК Владимир Гуцул-Биденко, абсолютно идентичные сведения, определенные налоговой администрацией как недостоверные, в одном случае были признаны ЦИК существенными и кандидата лишили возможности реализовать свое избирательное право, в другом — определены как несущественные.

Представитель истца адвокат Николай Полуденный: «Центральная избирательная комиссия воспринимает свои полномочия относительно предоставления возможности осуществить пассивное избирательное право человеку или лишения такого права как дискреционные (букв. зависящие от собственного усмотрения), причем в очень широком смысле. То есть ее «собственное усмотрение» в этом вопросе достигает безграничных высот. Вместе с тем, дискреционность не означает волюнтаризма и пренебрежения законом. Тем не менее ЦИК вообще не изучала вопрос о том, из чего исходить, определяя существенность недостоверных сведений. Значит, как я понимаю, существенность определяется в зависимости от того, с какой ноги встал докладчик Центральной избирательной комиссии по конкретному вопросу.

Такая ситуация свидетельствует об одной из двух вещей. Либо члены ЦИК халатно относятся к реализации своих полномочий, не читая закон, Конституцию, где четко определено, что никто не может быть ограничен в правах, изложенных в главе второй иначе чем на основаниях, предусмотренных самим Основным Законом. Либо ЦИК проводит политику двойных стандартов, то есть подходит к кандидатам избирательно. Фактически ЦИК вышла за пределы своих полномочий, взяв на себя в вопросе определения существенности функции суда».

Позиция представителя истца по этому вопросу такова. Критерием признания предоставленных недостоверных сведений нарушением избирательного законодательства является существенность этой недостоверности. Существенность — это оценочное понятие, а не юридический факт. Но ни одним законом не предусмотрено право ЦИК на установление юридических фактов, порождающих правовые последствия. Это — прерогатива суда.

В то же время, исчерпывающий перечень ограничений пассивного избирательного права следует из статьи 76 Конституции Украины. А значит, «существенно недостоверными» могут быть исключительно сведения, касающиеся гражданства, возраста, дееспособности, проживания в Украине на протяжении последних пяти лет и наличия не погашенной и не снятой судимости. Основным Законом не предусмотрено ограничение конституционного права быть избранным вследствие установления неточности данных об имуществе и доходах кандидата в депутаты и членов его семьи.

Впрочем, что там говорить о высоких материях. Два дня в судебном заседании пытались выяснить — за какой период следует декларировать доходы. И даже столь простой, казалось бы, вопрос, оказывается, составляет проблему. В частности, по причине трудолюбия Минфина, который обильно издает методические рекомендации, противоречащие друг другу. Причем если первую из этих рекомендаций ЦИК в официальном порядке довела до сведения истца, то со второй — дело темное. Во всяком случае, как утверждал представитель партии «Яблуко» в ЦИК, официально им второй вариант так никто и не передал.

Таковы приемы игры, ведущейся по правилам, которые допускают разночтения и меняются по ходу дела. Где инструкции перевешивают законы, а законы — Конституцию, сужая круг задекларированных ею гражданских прав, а чиновник берется толковать любой закон. Таковы законы игры, где цель преобладает не только над законом, но и над здравым смыслом. Ведь даже у человека, совершенно не питающего симпатий к г-ну Бродскому, возникает резонный вопрос: зачем ему пытаться утаить суммы, о которых известно не только компетентным органам, но и общественности? В особенности ни к чему это такой, прямо скажем, постоянно раздражающей власть личности, как М. Бродский. Что реально дало бы ему сокрытие этих злосчастных 187 тысяч гривен? В любом случае он слишком мало похож на бедную церковную мышь.

Понятие «существенно» относительно неправдивой информации является субъективным, поскольку ЦИК и суд могут по-разному оценивать, являются ли неправдивые сведения в декларации существенными или нет, — считает председатель Верховного суда Виталий Бойко. В интервью агентству УНИАН, отвечая на вопросы о правильном или неправильном заполнении кандидатами в депутаты деклараций о доходах, В.Бойко заметил, что, по его мнению, необходимо с учетом закона оценивать, «насколько неверные данные, указанные человеком, идущим в народные депутаты, можно расценить как аморальность».

Говоря о роли судей в делах, касающихся избирательной гонки, В.Бойко добавил, что в данном случае от одного судьи может зависеть «чрезвычайно много — вплоть до определения, если хотите, политического курса государства, а количество дел, рассматриваемое сейчас судами, заставляет меня лично думать, что необходимо создать механизм проверки судебных решений судами высшего уровня». Он, кроме того, отметил, что «не очень хорошо», когда один судья, например местного суда, который согласно законодательству не может влиять на решение ЦИК, вместо этого может принять решение «по тем конфликтам, которые могут иметь воздействие на решение ЦИК с точки зрения исключения участника избирательной гонки из этого процесса». «И необходимо подумать, каким образом такое решение можно быстро обжаловать, потому что возможен вариант, когда завтра — голосование, а сегодня будет принято решение о снятии кандидата с регистрации». В зависимости от степени важности нарушений правил избирательной гонки, считает В.Бойко, должен решаться вопрос, будет ли принимать судья решения единолично, или если речь идет, например, о снятии кого-то с выборов, то решение должно приниматься коллегиально 3—5 судьями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно